8740
4 апреля 2023
Фотографии Данияра Мусирова

«У нас появился стимул дальше бороться»

Независимые кандидаты в депутаты не признают поражения на выборах и не намерены сдаваться

«У нас появился стимул дальше бороться»

Акбота Узбекбай, Бейимбет Молдагали, Назерке Курмангазинова, Юна Коростелева, Ольга Логинова, Дмитрий Мазоренко, Светлана Ромашкина

Перед выборами Власть поговорила с самовыдвиженцами, баллотировавшимися в мажилис и маслихаты по всей стране. Никто из них, согласно официальным результатам, не смог победить. Власть связалась с ними снова спустя короткое время после выборов, чтобы спросить о том, с чем они столкнулись в день выборов, каким был подсчет голосов и о том, что дало им участие в выборах.

«Я думаю, что рано или поздно всё равно стану депутатом»

Блогерка и активистка из Усть-Каменогорска Александра Осипова участвовала в выборах в качестве самовыдвиженки в маслихат Восточно-Казахстанской области по избирательному округу №3. Своему оппоненту Сергею Бежецкому, председателю правления Ульбинского металлургического завода, который выдвигался от партии Amanat, она, по официальным данным, проиграла 33 голоса. При этом, согласно подсчетам наблюдателей Осиповой, кандидатка набрала 2150 голосов, а Бежецкий — 2 083 голоса.

Команда Осиповой получила протоколы со всех 15 избирательных участков, большинство заверены подписью секретарей избирательных комиссий и синей печатью. Наблюдатели также сняли на видео процесс подсчета голосов, и эти видео подтверждают цифры в протоколах.

Фотография Жанары Каримовой

«Самое главное нарушение было в том, что не был вывешен итоговый протокол по всем участкам. Мы приезжали через сутки после начала выборов, никакого протокола не было. С нами разговаривали через закрытые двери. А после появились данные, противоречащие тем протоколам, которые у меня на руках. Они ссылаются на то, что был пересчет и были найдены лишние 100 голосов у моего оппонента», — говорит Осипова.

Первые нарушения на участках команда самовыдвиженки начала фиксировать уже в 7:30 утра, когда наблюдатели стали замечать одних и тех же людей, голосующих на нескольких участках.

«Мы поняли, что в городе орудуют карусели. Это машины, в которых по 3-4 человека, и их возили по разным избирательным участкам. Эти люди заходили туда и голосовали. Мои доверенные лица это фиксировали», — вспоминает женщина. В день выборов это видео из Усть-Каменогорска облетело все соцсети.

На участках были и другие нарушения — в кабины для голосования заходили несколько человек, а избирательные комиссии ограничивали права наблюдателей и доверенных лиц, не давая подходить близко к урне и проводить видеосъемку.

Фотография Жанары Каримовой

«Члены избирательной комиссии не знают закон и не подписывали акты о нарушениях. Мы все равно боролись с нарушениями достаточно успешно, и когда мы посмотрели опыт других наблюдателей, то поняли, что мы, благодаря нашим знаниям и компетенции, действительно смогли поставить систему. И к моменту подсчета голосов с нами никто не спорил. Ни одного из моих наблюдателей из двух смен не выгнали с избирательного участка», — рассказывает кандидатка.

Несмотря на проигрыш, Осипова считает, что получила огромный опыт, она планирует заниматься просвещением граждан Казахстана и открывать общественный фонд, который будет заниматься подготовкой независимых наблюдателей.

«Я никогда раньше не участвовала в таких серьезных предвыборных кампаниях. От начала подачи заявления и сдачи налоговых деклараций до дня голосования — каждый день давал мне знания, контакты, и, самое главное, ощущение того, что общественная сфера — это именно то, чем я должна заниматься. Сейчас я вижу проделанную работу, поддержку людей, поэтому, конечно же, я буду продолжать двигаться дальше в политическом поле, — говорит Осипова. — Я думаю, что нам нужно создавать собственную методику по наблюдению, потому что наш опыт очень ценен и сейчас мы будем думать о регистрации общественного фонда, который будет заниматься подготовкой наблюдателей на выборы акимов городов».

Тяжелее всего после выборов переносилось осознание, что люди не пришли на выборы. Явка на участках кандидатки, по ее словам, была очень низкой, и данные с ее избирательных участков сильно разнятся с данными других участков. Из 28 тысяч избирателей на участки самовыдвиженки пришли только около 5 тысяч человек.

«В эту стену все равно нужно упираться»

Журналист Лукпан Ахмедьяров участвовал в выборах в мажилис как кандидат-самовыдвиженец от Западно-Казахстанской области. По официальным данным, он набрал 46,5 тысяч голосов и занял второе место. Его наблюдателям удалось присутствовать практически на всех участках в городе Уральске и на около 25% участках области.

«На участках в городе практически нигде нарушений не было, – говорит Ахмедьяров. – И было зафиксировано, что больше всего голосов отдано за меня».

Фотография Ольги Логиновой

По его словам, там, где наблюдателей не оказалось, либо их удалили, в итоговых протоколах за него было 1-2 голоса, а за главного оппонента - Абзала Куспана – 500-600 голосов. По данным протоколов, собранных штабом Ахмедьярова, он занял на выборах первое место, Куспан – второе, а на третьем месте графа «против всех».

После объявления результатов Ахмедьяров решил провести эксперимент и съездил в поселок Канай, где по официальным результатам набрал 8 голосов. Вместе с напарником они прошли по всем домам поселка и спросили у жителей, за кого они голосовали на выборах. Опрос показал, что за Ахмедьярова проголосовало 159 человек. Сам журналист не считает эти данные репрезентативными, но «это показывает тенденцию, что количество людей, которые проголосовали за меня (в этом поселке – В.), в любом случае больше восьми».

Ахмедьяров обратился в суд, чтобы обжаловать результаты выборов. В своем иске он указал ответчиками членов избирательной комиссии одного из участков в городе Аксай, где наблюдателями на видео был зафиксирован предположительный массовый вброс бюллетеней, а также главу Центризбиркома. По этой причине суд отказался рассматривать его иск, посчитав, что в таком случае дело должен рассматривать Верховный суд. В него Ахмедьяров не успел обратиться, но он планирует обжаловать отказ административного суда. «У меня же цель дальше довести это дело до комитета по правам человека ООН», – говорит он. Ахмедьяров также подавал уведомление о проведении митинга против результатов выборов, но получил отказ.

Для того, чтобы внести избирательный взнос — а это больше миллиона тенге, Ахмедьяров брал кредит в банке. После выборов он выставил в соцсетях свое удостоверение кандидата на аукцион, чтобы собрать деньги для закрытия кредита. Собрать средства и закрыть кредит в итоге удалось за один день.

«Покупать (удостоверение – В.) никто, естественно, не захотел. Во всяком случае, никто не написал «пришли мне это кусок картона», он до сих пор у меня лежит», – смеется Ахмедьяров.

Он также говорит, что на этих выборах его команда научилась противодействовать различным тактикам избирательных комиссий, которые использовались, чтобы отвлечь или удалить наблюдателя.

Фотография Ольги Логиновой

«Мы также увидели, что, оказывается, члены избирательных комиссий тоже пользуются своими лайфхаками — это прикрученные лишние полочки к столам, где можно прятать бюллетени», – рассказывает Ахмедьяров. Кроме того его команда обнаружила, что в поселках, где много вахтовиков, есть очень большой потенциал для манипуляций. Так, вахтовики должны были голосовать только по партийным спискам, однако наблюдатели зафиксировали, что им по большей части вручали пять бюллетеней, и они голосовали и по одномандатным округам.

Несмотря на результаты, говорит Ахмедьяров, выборы показали большой запрос на политические изменения, особенно в регионах.

«Но самый главный урок, который мы извлекли – что все-таки нужно объединяться, – также говорит журналист. – Без объединения, без консолидации усилий количество независимых наблюдателей будет не таким большим, и это будет не самая эффективная работа. Нужно уметь консолидироваться разным общественным группам и уметь помогать друг другу. В том числе и кандидатам. На этих выборах три штаба кандидатов в ночь голосования были на постоянной связи друг с другом: это я, кандидат (в мажилис – В.) Алпамыс Камалов, и снятый кандидат (в мажилис – В.) Нурлан Карин, у него все равно люди работали в штабе, и мы обменивались информацией».

Несмотря на поствыборную апатию, в долгосрочной перспективе, считает Ахмедьяров, прошедшие выборы способствуют тому, чтобы в обществе росли горизонтальные связи. «Сеть наблюдателей и те люди, которые присоединились к наблюдению в этот раз в поселках – это всё может создать хорошую сеть активизма, который станет основой для полноценного местного самоуправления», – считает он.

Ахмедьяров говорит, что на следующих выборах снова воспользовался бы шансом и стал бы участвовать:

«Я понимаю, что это стена. Если говорить про политический режим, он себя позиционирует как некую непоколебимую стену. Но в эту стену все равно нужно упираться плечом и двигать, и чем чаще мы будем это делать, тем лучше».

«Власти не ожидали таких результатов»

Инга Иманбаева шла в депутаты мажилиса по третьему округу в Алматы. В день выборов в бюллетенях в этом округе были фамилии 30 кандидатов. Было объявлено о победе журналиста Ермурата Бапи, набравшего 23 690 голосов. На втором месте «против всех» — 14 тысяч голосами. На третьем — Иманбаева, за нее проголосовали 6 798 избирателей.

Штаб Инги Иманбаевой получил только половину всех протоколов — с 74 участков из 193. «Когда первые 20 протоколов оказались у нас, победа была на моей стороне. Затем избиркомы перестали отдавать их, а к моим доверенным лицам и наблюдателям вызвали полицию и прогоняли силой. На днях депутаты-марионетки приступили к работе, а мы все еще не можем получить оставшиеся протоколы, чтобы сравнить их с теми данными, что у нас есть».

По словам Инги, она не жалеет, что приняла участие в этих выборах: «Несмотря на то, что весь административный ресурс работал против меня, и в пользу одного кандидата, народ голосовал за меня. Мы победили. Они видели, что мы выигрываем, поэтому перешли к вынужденной репрессии. Если они на самом деле были в выигрыше, не стали бы так портить имидж этих выборов».

Иманбаева отмечает, что после этих выборов появился стимул и дальше бороться — чувствовалась огромная поддержка народа и соратников Демпартии.

«Власти обычно распространяют мифы о том, что якобы Жанболат Мамай и другие оппозиционеры являются диванными критиками и что народ на самом деле не на их стороне. Однако, несмотря на то, что мой супруг Жанболат под домашним арестом, его электорат проголосовал за меня. Независимо от репрессий государственной машины, народ избрал нас. Это было огромным опытом. Очень большой организованной работой. У нас появился стимул дальше бороться. Это не только моя победа, а также заслуга Жанболата, его соратников, которые несмотря ни на что верят в нас, в нашу победу. Это победа Демпартии», — говорит Инга.

Фотография Алмаса Кайсара

Иманбаева неустанно повторяет: власть сама заставила её участвовать в политике. По её мнению, власти не ожидали таких результатов, иначе не допустили бы ее к выборам. Она улыбается и говорит: «Теперь я понимаю, что потенциал-то у меня есть».

На вопрос о том, продолжит ли она дальше участвовать в выборах, Иманбаева отвечает, что то, в какой форме продолжится её борьба, зависит от ситуации вокруг ее мужа: «Для меня свобода Жанболата и его возвращение к любимому своему делу важнее».

После выборов группа из независимых кандидатов заявила о создании народного парламента. В их числе есть и Иманбаева. «Почему я состою в этой группе? Потому что большинство кандидатов заняло второе место, они доказали свой электоральный потенциал. В авторитарной стране получившего второе место можно считать за победившего. Первое место занимает тот, кого выбрала власть. Народ не доверяет властям. После этих выборов разрыв будет еще больше. В государствах, развивающихся эволюционным путем, возможно влияние на власть через выборы. А наш народ в очередной раз убедился, что путем голосования невозможно повлиять на власти».

«Это опыт, которого в нашем поколении не было»

Равкат Мухтаров участвовал в качестве самовыдвиженца на выборах в маслихат Алматы в округе №7. По официальным данным, там победила тесно связанная с властями общественница Алтынай Кобеева, выдвинутая правящей партией и получившая 2 494 голосов избирателей. На втором месте кандидат «против всех» с результатом в 2 105. Затем идет Альбина Бахтияркызы с 935 голосами, а уже после - Равкат Мухтаров, набравший 923 голосов. Всего же в этом округе выдвигалось девять человек.

Команда Мухтарова получила протоколы с 24 участков из 28. Он говорит, что по их документам сумма голосов против всех превышает сумму, указанную в итоговом протоколе.

«Как будто бы на этих четырех участках, с которых мы не получили протоколы, отрицательная сумма против всех. Они (избирательные комиссии – прим. В) как-то подбили цифры или какие-то другие протокола посчитали, я не понимаю как это произошло. А по явке у нас плюс-минус сходится, — говорит Равкат. — В одном протоколе неправильно написали явку – 667, по сумме голосов не выходит эта явка. Еще на одном участке у нас была явка 16,5%, у них - 23,4%. Это 130 лишних человек».

Фотография Алмаса Кайсара

Мухтаров отмечает, что практически все его наблюдатели столкнулись на выборах с проблемами. Почти все жаловались на то, что им не разрешали ходить, а активное давление испытали человек восемь. Сам Равкат вечером 19 марта поехал на участок в школе № 153, потому что члены избиркома кричали на его наблюдательниц. «Я поехал их поддержать, в надежде, что, может быть, мое присутствие как-то повлияет на членов комиссии. Марию Коченеву, одну из моих наблюдательниц вывели, угрожали полицией». Самого кандидата на участок не пустили, он наблюдал за происходящим через окно.

Сейчас он намерен обратиться в суд по поводу несоответствия итоговых протоколов с протоколами, которые получили наблюдатели в день выборов: «Это очень хороший показатель того, что произошло на выборах. И второе — то, что они подтасовывают результаты, не дают наблюдателям наблюдать за процессом, оставляет много вопросов, и я хочу поднимать их в суде».

«У меня ни в первый, ни во второй день не было горечи поражения. Единственное, в первые дни после этого было тяжело морально, потому что я видел, с чем людям пришлось столкнуться. Когда мы потихоньку начали смотреть результаты, я просто убедился еще раз в том, что нас обманывают. Эта разница в 146 голосов, которые выставляют Кобееву на первое место, конечно пугающая штука. Есть обида и злость за то, что с нами — с кандидатами и гражданами, так поступают. А так все обиды улеглись. Я собираюсь направить это на стратегическую борьбу. Мы будем подавать заявку на митинг», — говорит Равкат Мухтаров.

Фотография Алмаса Кайсара

Но было на выборах и что-то, дающее надежду. Так Равкат Мухтаров отмечает объединение независимых кандидатов. У него в день выборов был единый штаб с Ингой Иманбаевой, которая выдвигалась в мажилис. До этого он не общался тесно ни с Ингой, ни с ее мужем, Жанболатом Мамаем.

«Наше объединение, то, что мы были на одном округе, тоже своего рода показатель. Появился Альянс независимых кандидатов, который сформировал Альнур Ильяшев. После выборов меня пригласили еще на одну встречу, там собрались Аида Альжанова и другие люди, они пытались обмозговать прошедшие выборы. Это тоже было интересно, потому что я вижу, что люди хотят объединяться на будущих выборах».

Сам Равкат пока не знает, будет ли он участвовать в следующих выборах — он оставляет себе год-два на принятие решения.

Говоря о том, что ему дало участие в этих выборах, он отмечает важность полученного опыта: «Мне понравилось, что мы разговаривали с людьми. Мы привыкли видеть их какими-то пассивными, незаинтересованными, но я заметил две вещи: пассивность все ещё есть, и я понимаю ее причину — люди никому не верят. Кто-то ходил на выборы, потом перестал это делать, потому что чувствуется недоверие к власти. Это в принципе и проявилось в голосах против всех. Вторая штука: есть запрос на изменения, люди все-таки хотят видеть новые лица. Что касается предвыборной компании, то это был очень большой опыт для гражданского движения, для отдельных личностей. Мы уже знаем, как в это играть, знаем процедуру, что работает, что не работает. Это опыт, которого в нашем поколении, к сожалению, не было. Мы всё записали, все сохранили и это большой опыт на будущее. Кто будет баллотироваться — я или другие люди, мы сможем это все использовать. Третье: мы смогли мобилизовать большое количество людей. Люди готовы тратить на это время, деньги. Я вижу, что люди готовы мобилизоваться, чтобы работать на изменения, в конструктивном русле в том числе. И я думаю, что в будущем можно будет победить. Единственное, это будет требовать очень больших ресурсов. Мы еле набрали по одному наблюдателю на участок. Здесь очень важно обеспечить честный подсчет на всех участках, потому что с подсчетом даже на одном участке нас могут обойти. Второе условие: идти и разговаривать с людьми. Становиться известным человеком в определенном округе. При этих двух условиях можно победить».

«Магия при подсчете»

Юрист Жан Шыңғыс боролся за место депутата Алматинского областного маслихата по избирательному округу №4, где было всего четыре кандидата. Мандат депутата достался Нурсултану Орынбасарову, получившему 20 814 голосов избирателей. На втором месте Самат Айтманбет, который набрал 4 158 голосов. Затем идет Жан Шыңғыс с 2 402 голосами.

Округ охватывает 26 участков. Жану Шыңғысу удалось получить протоколы с 25 участков. Он заявляет, что нарушения были как до выборов, так и после них.

Фотография Алмаса Кайсара

«17 февраля мы подавали в акимат заявления людей, у которых нет прописки или хотя бы временной прописки. Поскольку у людей, проживающих на дачных массивах нет документов на жилье. 17 марта вновь пошли в акимат. Оказалось, что там даже не рассмотрели эти заявления. Сотрудники акимата Ащибулакского сельского округа сами признали, что их бездействие было незаконным. Таким образом, более 50 человек не смогли голосовать в этих выборах», — возмущается юрист, который несколько лет занимается правами людей, живущих на дачных участках.

По подсчетам его наблюдателей, явка была не более 15%: «На одном участке я набрал 50 голосов, а выигравший кандидат 500 голосов. Еще на одном участке в Бурундае я набрал 127, а тот кандидат 999 голосов. Но мой наблюдатель утверждает, что на тот участок пришло меньше 150 человек. Как они нарисовали такие цифры? Мой наблюдатель был в шоке от того, как избиркомы сотворили такую магию при подсчете».

Жан отмечает, что участие в этих выборах дало ему большой опыт. Он уверяет, что и дальше будет работать напрямую с народом, помогать простым людям, занимаясь социально-правовым просвещением.

«Я не жалею об участии в этих выборах. Своими глазами увидел, как работает избирательная комиссия. К слову, группа независимых кандидатов собирается сформировать народный парламент, все это предельно правильно. Однако, помимо прочего, я считаю, что люди, не согласные с решениями властей, должны предлагать альтернативные предложения. Я в свою очередь предлагаю просвещать простой народ. Он не лезет в политику, не ходит на выборы, не доверяет властям. Пример тому – низкая явка избирателей. Если люди не откроют глаза, никаких изменений не будет».

Но, по его словам, это будет труднее всего. Поскольку человека, который еле как зарабатывает деньги на хлеб, не интересуют ни политика, ни выборы: «Но мы должны попытаться донести до народа, что у него есть какие-то права. Власти и в этот раз воспользовались тем, что народ не знает законодательную систему».

Шыңғыс собирается выдвинуть свою кандидатуру в мажилис на следующих выборах:

«Политика займется нами, если мы не будем заниматься ею. Как гражданин этой страны, как отец двоих детей, я продолжу свою деятельность. В этот раз не получилось – не буду отчаиваться. Следующая моя цель – мажилис. Как раз наберусь опыта до следующих выборов».

«Я предупреждал акимат, что буду еще активней»

Максат Дуйсебаев баллотировался в маслихат Шымкента по округу №9. По официальным данным, он занял последнее — восьмое место. Депутатский мандат получил Асхат Нурлыбаев, молодой бизнесмен от партии Respublica.

Дуйсебаев смог получить только 5–6 протоколов, тогда как участков было 22. Низкое количество протоколов он объясняет многочисленными нарушениями прав наблюдателей, которых удаляли с участков. Но даже те протоколы, которые есть на руках у кандидата, сильно разнятся с официальными результатами.

«Я ходил на участки 20–22 марта, но никто не впускал, а протоколы так и не вывешены на всеобщее обозрение. Это нарушение закона. Они очевидно рисуют цифры. Избирательные комиссии не ощущали никакой ответственности. Считаю эти выборы нелегитимными. Сколько я наблюдаю за выборами и политикой, такой наглости я еще не видел», – констатирует Дуйсебаев.

Фотография Алмаса Кайсара

Он не будет подавать в суд, потому что не верит в его независимость и честность. «Не хочу тратить время впустую. Буду заставлять акимат и маслихат работать», – говорит Дуйсебаев.

Активист планирует провести митинг, правда, не верит в то, что его согласуют. Он будет требовать уволить и привлечь к уголовной ответственности председателя избирательной комиссии Шымкента Кайыргали Қунанбаева, а также проверить результаты на всех избирательных участках.

Несмотря на результаты выборов, он продолжит свою активную работу по социальным и инфраструктурным вопросам, касающимся города Шымкента. «Я предупреждал акимат, что буду еще активней. У меня нет какой-то жалобы и нытья по этому поводу. До этого я скрывал некоторые недостатки работы акимата и преувеличивал некоторые позитивные моменты по их просьбе, но теперь пусть не обижаются. Всё будет в открытую», – говорит Дуйсебаев.

Сейчас активист занимается проблемами загрязнения окружающей среды из-за работы Шымкентского НПЗ и развитием тренажерных и детских площадок.

«Мы думали, что у нас что-то меняется в стране, но нет»

Кандидатка в депутаты мажилиса в Костанайской области Алмагуль Кайбжанова, выдвигавшаяся от движения женщин за снижение пенсионного возраста до 58 лет, выступила с критикой прошедших выборов еще до оглашения их итогов. «Никакой прозрачности и справедливости на этих выборах не было. [Все заявления] о «Новом Казахстане» − это мифы. Мы, когда становились самовыдвиженцами, думали, что что-то у нас меняется в стране, но нет», − заявила она тогда Власти.

Фотография Жанары Каримовой

К такому выводу она пришла после ознакомления с протоколами, предоставленными избирательными участками. При этом Кайбжанова не выставляла на них своих наблюдателей. Она объяснила это отсутствием смысла: в ее представлении эти выборы могли быть только честными или полностью нечестными. На президентских выборах 2022 года она сама наблюдала и руководила другими наблюдателями из движения HAQ, где познакомилась с разными способами фальсификации результатов. Поэтому сейчас решила проверить, насколько обоснованными будут заявления Токаева о честной конкуренции.

Кайбжанова отслеживала ситуацию с помощью наблюдателей, выставленных другими кандидатами-самовыдвиженцами в депутаты мажилиса и маслихатов. Их усилиями удалось покрыть порядка 50 избирательных участков из 748. На основе их свидетельств кандидатка рассказала о многочисленных нарушениях.

«Наблюдателям неоднократно удавалось зафиксировать, в том числе, и на видео, непосредственный вброс бюллетеней. Было выявлено много фактов, когда у избирательных урн были поломаны ушки и на это никто не обращал внимания. Хотя это указывало на возможность вброса бюллетеней. Избирательная комиссия решила, что это не повлияло на результаты выборов».

Кроме того, наблюдателям не давали возможность толком увидеть вскрытие урн и подсчёт голосов.

«Несколько раз члены УИК вызывали полицию, жалуясь на действия наблюдателей. Полиция приезжала, ничего не находила и никого не удаляла, но это доставляло неудобства наблюдателям».

По итогам выборов Еркин Абель, выдвигавшийся от партии Amanat, набрал более 192 тыс. голосов. Кайбжанова заняла третье место с результатом 18 660 голосов, следуя сразу за кандидатом от партии «Ауыл», набравшим порядка 29 тыс. голосов.

«У меня были протоколы, которые выдали в день выборов. Когда их выдали повторно, они не соответствовали действительности, там были другие цифры. То есть, к примеру, первый протокол показывал, что на участок пришло 411 человек, а второй − более 900 человек. Бывало, что итоги совершенно не бились. Но в УИК сказали, что это нормальное явление».

После окончания выборов группа Кайбжановой вместе с другими независимыми кандидатами обращалась в городской суд Костаная. Один иск был по выборам в мажилис, другой − в маслихат. На городском и областном уровне в их рассмотрении было отказано. В областном отказ также предполагал невозможность дальнейшей подачи иска. Однако кандидаты намерены пройти все оставшиеся судебные инстанции.

Кандидатка убеждена, что ситуация с выборами изменится только в случае упразднения нынешней электоральной системы с ее избирательными комиссиями: из их состава нужно исключить всех госслужащих и бюджетников. Вместо них нужно набирать желающих из числа простых граждан.

Тем не менее, она не считает, что потерпела поражение на прошедших выборах: «Все понимают, что если бы не партия Amanat, то я была бы победителем. Поэтому мне кажется небесполезным что-то делать дальше. Я уволилась с работы, чтобы заниматься общественной деятельностью. Я буду продолжать ее. На этих выборах у меня была программа, в которой я обещала людям, в том числе с инвалидностью, трудоустройство. Люди в меня поверили, и я хочу оправдать их надежды еще до наступления следующих выборов».

«Я буду помогать другим кандидатам»

Экономист Айман Турсынкан на прошедших выборах в мажилис выдвигалась по одномандатному округу №11 Алматинской области, где по официальным итогам победил боец Ардак Назаров, который до этого участвовал в парламентских выборах в составе партии «Адал», позднее влившейся в правящую партию Amanat. Турсынкан заняла пятое место, набрав 8 520 голосов.

Она, как и множество независимых кандидатов, не признает результаты выборов в связи с многочисленными нарушениями.

«В округе №11 было 327 участков, но, к сожалению, несмотря на то, что у нас наготове было 100 человек, нам предоставили только 40 мандатов наблюдателей от зарегистрированной организации «Мукалмас» – они у нас в основном были сконцентрированы в Енбекшиказахском районе, где самое большое количество участков. Дополнительно у нас было еще 37 доверенных лиц. Итого на 77 участках у меня были наблюдатели. Несколько моих доверенных лиц работали в качестве мобильной группы. Но на руки мы получили только 50 протоколов», – рассказывает она.

Турсынкан пыталась запросить протоколы у других кандидатов в депутаты и у организаций по наблюдениям, но многим из них просто не выдали протокола.

«Мои доверенные лица требовали в городе Конаев протокола территориальных избирательных комиссий. В городском протоколе было указано, что в Конаеве проголосовало 10 тысяч человек, а потом в официальном подведении итогов ЦИК сообщил о том, что 22 тысячи жителей Конаева проголосовали за победившего кандидата. Всего пришло голосовать 10 тысяч, а человек получил 22 тысячи голосов», – удивляется Турсынкан.

Сразу после 19 марта Турсынкан подала жалобы в разные уполномоченные органы – и в административный суд области, и в управление полиции, но всё было бесполезно. Недавно она получила отказ от генпрокуратуры: результаты выборов проведены, парламент сформирован, поэтому нужно обращаться в Конституционный суд, но сроки по обжалованию там уже истекли.

Для Айман Турсынкан эти выборы стали первым опытом в качестве кандидата в депутаты. Дальше она намерена помогать людям, которые решат самовыдвигаться на предстоящих выборах акимов городов и районов. «Для себя сделала вывод: чем тащиться в мажилис, лучше ходить по земле и решать вопросы на местах», — говорит экономист. Сейчас ее больше интересует организационная работа по подготовке кандидатов. Она считает, что есть возможность «с учетом института самовыдвижения продвигать реальных людей, которые будут работать действительно на свой регион и там гораздо тяжелее централизованно обеспечивать единую систему абсолютного контроля со стороны центризбиркома».

«В данный момент я, скорее всего, больше пользы принесу, если буду оказывать поддержку другим кандидатам. Во-первых, всем нужна просветительская работа о том, как эти рычаги использовать, во-вторых, мы договорились с нашей Женской лигой солидарности, что мы сделаем краткий всеобуч конкретно для каждого кандидата – как вести кампанию, как обеспечивать штаб юристов, адвокатов и т. д. Мы лучше будем их бэкофисом. Я думаю, так будет гораздо больше пользы и к власти придет не одна какая-то Айман, а к власти придут 2 500 человек».

Турсынкан отмечает, что важно развить опыт объединения во время выборов акимов. «Требуется как минимум 5 человек в центральный штаб и как минимум 50 человек доверенных лиц, потому что на наблюдателей мы больше рассчитывать не можем, то есть все должны забыть о том, что наблюдатели честные», – говорит экономист.