• 692
Может ли Фийон победить Ле Пен?

Хьюго Дрошон, преподаватель политологии в Кембриджском университете, автор книги Великая политика Ницше

На прошедших во Франции в минувшее воскресенье президентских праймериз Республиканской партии Франсуа Фийон уверенно победил считавшегося лидером гонки Алена Жюппе, получив почти 67% голосов.

За две недели до этого вариант сокрушительной победы явного аутсайдера просто не рассматривался. Давно предполагалось, что Жюппе, мэр Бордо, занимавший пост премьер-министра при президенте Жаке Шираке, победит во втором туре праймериз другого фаворита гонки – бывшего президента Франции Николя Саркози. Вместо этого Фийон, работавший премьер-министр при Саркози, закончил первый тур с мощным преимуществом над остальными, завоевав 44% голосов. Подобный результат стал унижением для Саркози, получившего лишь чуть более 20% голосов; его политическая карьера фактически завершена.

Многим наблюдателям это голосование напомнило июньский референдум по вопросу о Брексите и ноябрьскую победу будущего президента США Дональда Трампа. Опросы общественного мнения, согласно которым Фийон находился на третьем месте с большим отставанием, оказались ошибочными. Частично это объясняется тем, что многие избиратели, видимо, приняли окончательное решение лишь за несколько дней до голосования. Ключевую роль – опять – сыграли также социальные сети. Во время последних дебатов накануне голосования Фийону удалось представить себя как достойную альтернативу Жюппе и Саркози.

Учитывая, что у нынешнего президента Франсуа Олланда рейтинг поддержки не достигает и 5% (это самый низкий показатель в истории французских президентов), возникает серьёзный вопрос, а сможет ли Фийон победить лидера ультраправого Национального фронта Марин Ле Пен во втором туре президентских выборов в мае 2017 года. Жюппе рассматривался как достаточно «мягкий» кандидат, способный стать альтернативой Ле Пен в глазах избирателей на левом фланге. Между тем, Фийон намного больше, чем Жюппе, склоняется вправо, поэтому левые избиратели могут не увидеть большой разницы между ним и Ле Пен и потребовать вступления в борьбу третьего, левоцентристского кандидата.

Одним из претендентов является центрист Эммануэль Макрон, который заявляет, что будет участвовать в выборах, но отказывается выставлять свою кандидатуру на праймериз Социалистической партии в январе. Без поддержки крупной партии и опираясь лишь на собственное политическое движение En Marche!, Макрон вряд ли сможет заручиться поддержкой, необходимой, чтобы стать президентом (сейчас его рейтинг равен лишь 14%). А поскольку Макрон – это банкир, ставший реформатором на посту министра экономики при Олланде, он является идеальной мишенью для предвыборной агитации Ле Пен, направленной против элит и Евросоюза.

Если не считать Макрона, у левых имеются серьёзные трудности с выдвижением достойного кандидата. Шансы на переизбрание Олланда минимальны. Лояльный ему премьер-министр Мануэль Вальс, как ожидается, объявит о выдвижении своей кандидатуры на этой неделе, но, по данным опросов, его рейтинг лишь чуть-чуть лучше, чем у Олланда, – 9%. Остаются только крайне левый Жан-Люк Меланшон (13%) и фотогеничный, но слишком болтливый Арно Монтебур, которого сменил на посту министра экономики Макрон.

Если ни один из кандидатов левых сил не пройдёт во второй тур, тогда избиратели левых взглядов могут проголосовать за «республиканское единство», как это случилось в 2002 году, когда они обеспечили Шираку убедительную победу над отцом Марин Ле Пен – Жан-Мари Ле Пеном. Эти левые избиратели предпочли бы Жюппе; и хотя они, может быть, терпимо отнесутся к Фийону, их доля в общем числе участников первого тура республиканских праймериз составила лишь 15%, поэтому они, возможно, не окажут такого же влияния на исход выборов в 2017 году, как у них получилось в 2002-м.

Политическая база Фийона в основном состоит из провинциальных католиков-мужчин на пенсии, который очень активно участвовали в обоих турах праймериз. Сторонников Фийона, похоже, объединяет несогласие с гомосексуальными браками, а среди всех кандидатов у Фийона, твёрдого католика, оказались наиболее консервативные взгляды по социальным вопросам. И хотя Фийон не хочет отменять установленное законом право пар одного пола на брак, он выступает против предоставления им права на усыновление детей.

С точки зрения географии, за исключением бастиона Жюппе в Бордо, Фийон победил почти повсюду, в том числе в южном, средиземноморском регионе Прованс-Альпы-Лазурный берег (PACA), который изначально был главной базой поддержки для Саркози. Однако регион PACA является также опорой и для Национального фронта, а это означает, что Фийону надо будет показать, что он отличается от Ле Пен в роли кандидата правых сил, для того чтобы избиратели не решили предпочесть оригинал его копии.

Есть несколько вопросов, где можно найти отличия между Фийоном и Ле Пен. Прежде всего, Флориан Филиппо, один из заместителей Ле Пен, является открытым геем, а Ле Пен очень осторожно старается не занимать жёсткую позицию по социальным вопросам. Кроме того, Фийон – сторонник экономического либерализма (его часто представляют как Маргарет Тэтчер по-французски), в то время как Ле Пен выступает за протекционизм. И если Фийон хочет сократить число госслужащих на 500 тысяч человек, то Ле Пен выступает за сильное государство.

Наконец, Ле Пен агитирует против членства Франции в Евросоюзе и хочет возврата к франку, а Фийон предпочёл бы вернуть больше полномочий национальным парламентам стран ЕС. По мере развития предвыборной гонки Фийион может решить выступить на проевропейской платформе. Об этом свидетельствуют его высказывания во время дебатов перед вторым туром, когда он заявил, что приветствует создание правительства еврозоны.

В отличие от Трампа и сторонников выхода из ЕС в Великобритании, у Национального фронта уже есть предсказуемая электоральная база, равная примерно четверти электората. Собранная в этот фронт коалиция из старых французский ультраправых сил и недовольных избирателей, принадлежащих к рабочему классу, не может стать новостью или опровергнуть какие-то прогнозы, как это произошло в США и Великобритании.

Со своей стороны, Фийон, наверное, способен заручиться таким же уровнем поддержки, и может даже перетянуть голоса у Ле Пен, если вспомнить, что примерно 8% избирателей на праймериз представились как сторонники Национального фронта. Кроме того, политический католицизм по-прежнему привлекателен для многих французов, причём сама церковь хотела бы переманить католиков из стана Национального фронта обратно в более традиционную консервативную овчарню. Некоторые ультраправые организации поддержали кандидатуру Фийона во время праймериз, поскольку он твёрдо поддержал законы о запрете буркини (прикрывающем всё тело купальнике, который носят мусульманки).

Судя по сложившейся ситуации на политическом поле, Фийон с большой долей вероятности встретится с Ле Пен во втором туре президентских выборов в мае следующего года. Проведённые сразу после победы Фийона опросы показали, чего его рейтинг составляет 26%, при том что Ле Пен поддерживают 24% респондентов. Однако во втором туре, согласно прогнозам, Фийон победит, получив 67% голосов.

У нас такое уже было. Эти прогнозы на второй тур основаны на предположениях о «республиканском единстве», которые могут не оправдаться. Избиратели левых взглядов, недовольные экономическим либерализмом и социальным консерватизмом Фийона, могут остаться дома в день выборов. Учитывая, как сильно в этом году в самых разных странах ошибались в своих прогнозах составители опросов общественного мнения, нельзя рассчитывать на то, что эти избиратели действительно придут, до тех пор пока их голоса не будут реально подсчитаны.

Project Syndicate, 2016

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...