Продолжится ли нынешний приступ экономического роста в ближайшие несколько лет? Отвечает Нуриэль Рубини
  • 3040
Три сценария для мировой экономики
Фото rbc.ru

Нуриэль Рубини, председатель Roubini Macro Associates, почётный профессор Школы бизнеса им. Стерна при Нью-Йоркском университете

Уже несколько лет мировая экономика колеблется между периодами ускорения (когда темпы роста положительны и растут) и периодами замедления (когда темпы роста положительны, но слабеют). Сейчас период ускорения длится уже больше года и возникает вопрос: войдёт ли мир в новый период замедления или же восстановление экономики продолжится?

Нынешний подъём в экономике и на рынках ценных бумаг наблюдается с лета 2016 года. Несмотря на кратковременный сбой сразу после референдума о Брексите, фаза ускорения продолжилась не только после избрания Дональда Трампа президентом США, но и продолжается вопреки нарастанию политической неопределённости и геополитического хаоса, который он создаёт. Отметив эту явную устойчивость роста, Международный валютный фонд, характеризующий развитие глобальной экономики в последние годы как «новую посредственность», недавно пересмотрел свои прогнозы «Перспектив мировой экономики».

Продолжится ли нынешний приступ экономического роста в ближайшие несколько лет? Или же мир, пережив временный циклический подъём, вскоре согнётся под грузом новых вероятных рисков, подобных тем, что провоцировали периоды замедления в последние годы? Достаточно вспомнить лето 2015 года и начало 2016 года, когда страхи инвесторов перед жёсткой посадкой экономики Китая, слишком быстрым сворачиванием политики нулевых процентных ставок ФРС США, замедлением темпов роста ВВП в США, а также низкими ценами на нефть, привели к торможению роста экономики.

Можно представить три вероятных сценария развития мировой экономики на ближайшие, скажем, три года. В оптимистичном, «бычьем» сценарии четыре крупнейшие, системно значимые экономики мира – Китай, еврозона, Япония и США – проведут структурные реформы, которые повысят потенциальный рост и снизят финансовую уязвимость. Обеспечив связь циклического подъёма с повышением потенциальных и реальных темпов роста экономики, такие усилия приведут к уверенному росту ВВП, невысокой, но умеренно растущей инфляции, относительной финансовой стабильности, причём на годы вперёд. Американские и глобальные рынки ценных бумаг достигнут новых высот, что будет оправдываться сильными фундаментальными показателями.

В пессимистическом, «медвежьем» сценарии произойдёт обратное: страны с крупнейшей в мире экономикой не проведут структурных реформ, повышающих потенциальный рост. Китай не воспользуется открывающимся в этом месяце Всекитайским съездом Коммунистической партии как катализатором таких реформ, а вместо этого будет и дальше «катить старую банку по дороге», оставаясь на пути переизбытка кредитной задолженности и мощностей. В еврозоне не усилится интеграция, при этом политические препятствия будут ограничивать возможности национальных властей проводить структурные реформы, повышающие рост. А Япония так и останется на траектории низких темпов роста, поскольку реформы на стороне рыночного предложения и торговая либерализация – это так называемая третья «стрела» в экономической стратегии премьер-министра Синдзо Абэ – выдохнутся.

В США администрация Трампа, согласно этому сценарию, будет и дальше проводить политику, которая вполне может привести к снижению потенциальных темпов роста, в частности, снижать налоги почти исключительно к выгоде богатых, заниматься торговым протекционизмом и ограничивать миграцию. Избыточные бюджетные стимулы приведут к безудержному росту дефицита бюджета и госдолга, что вызовет рост процентных ставок и укрепление доллара, ещё больше ослабляя рост экономики. Агрессивный Трамп может даже дойти до военного конфликта с Северной Кореей (а потом с Ираном), что ещё сильнее сузит экономические перспективы Америки.

В таком сценарии из-за отсутствия реформ в странах с крупнейшей экономикой циклический подъём будет сдерживаться низким трендом роста. А если потенциальные темпы роста будут оставаться низкими, тогда мягкая монетарная и кредитная политика со временем вызовет инфляцию цен на товары и/или активы, что в дальнейшем приведёт к замедлению роста экономики, а возможно, даже к рецессии и финансовому кризису, когда лопнут пузыри на рынках активов или повысится уровень инфляции.

Третий сценарий (на мой взгляд, наиболее вероятный) находится где-то посередине между двумя первыми. Циклический подъём и в экономике, и на рынках ценных бумаг какое-то время будет продолжаться, благодаря сохраняющимся «попутным ветрам». Крупные экономические державы будут заниматься отдельными структурными реформами для повешения потенциального роста, но темпы перемен будут медленными, а их размах умеренным, и этого будет недостаточно для достижения максимального потенциального роста.

Для Китая такой сценарий вялого движения вперёд означает, что будет делаться ровно столько, сколько нужно, чтобы избежать жёсткой посадки, но недостаточно, чтобы обеспечить действительно мягкую посадку. Финансовые риски не будут устранены, поэтому со временем стрессовые ситуации станут совершенно неизбежными. В еврозоне же этот сценарий предполагает лишь номинальный прогресс на пути к усилению интеграции, при этом Германия будет и дальше сопротивляться реальной коллективизации рисков и бюджетному союзу, что ослабит стимулы к проведению жёстких реформ у переживающих трудности стран еврозоны. А в Японии всё более неэффективная администрация Абэ будет проводить минимум реформ, поэтому потенциальный рост застрянет на отметке ниже 1%.

В США президент Трамп будет, как и сейчас, непостоянным и неэффективным, при этом растущее число американцев начнёт понимать, что, несмотря на свою маску популиста, Трамп является всего лишь плутократом, защищающим интересы богатых. В стране растёт уровень неравенства, средний класс стагнирует, зарплаты едва растут, а темпы роста потребления и экономики остаются анемичными, едва приближаясь к 2%.

Однако риски такого вялого движения далеко не ограничиваются посредственными экономическими результатами. Данный сценарий представляет собой не стабильное равновесие, а нестабильное шаткое положение, легко подверженное экономическим, финансовым и геополитическим шокам. Рано или поздно такие шоки случатся, столкнув экономику в состояние замедления или даже рецессии и финансового кризиса, если шок будет достаточно сильным.

Иными словами, если мир будет просто вяло двигаться вперёд, а это представляется очень вероятным, то через три-четыре года его ждут намного более «медвежьи» перспективы. Вывод очевиден: либо политические лидеры продемонстрируют лидерские качества, необходимые для достижения более позитивных результатов в среднесрочной перспективе, либо нежелательные риски вскоре материализуются – и нанесут серьёзный ущерб мировой экономике.

Project Syndicate, 2017

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...