Спецпроект «Моногорода»:  Сатпаев. Горное дело
Очерк из Сатпаева невозможно было бы считать законченным без главных героев города – шахтеров и без рассказа о предпринимателях. Ставку на последних делают власти в условиях «оптимизации» деятельности главного предприятия в регионе – корпорации «Казахмыс». Vласть выслушала все три стороны, чтобы выяснить, есть ли решение у скопившихся проблем и возможно ли оно в предложенном формате.

 

 

Дмитрий Мазоренко, Vласть,

Фото Данияра Мусирова

 

Очерк из Сатпаева невозможно было бы считать законченным без главных героев города – шахтеров и без рассказа о предпринимателях.  Ставку на последних  делают власти в условиях «оптимизации» деятельности главного предприятия в регионе – корпорации «Казахмыс». Vласть выслушала все три стороны, чтобы выяснить, есть ли решение у скопившихся проблем и возможно ли оно в предложенном формате.

 

Куда острее на  фоне бытовых проблем жителей Сатпаева выглядят проблемы шахтеров и предпринимателей. Особенно шахтеров. Практически каждая попытка поговорить с ними и узнать о проблемах, была обречена на провал. В лучшем случае эти  понурые, изможденные работой люди одаривали нас широкой улыбкой и, уходя, небрежно  бросали: «Проблем много». Канатбек Мурзатов, председатель независимого профсоюза шахтеров «Достойный труд» объяснил, что люди боятся говорить из-за страха потерять работу:

 

«Эта оптимизация, которую сейчас придумали, не должна была вызвать сокращений. Каждый день рабочие едут на работу и боятся,  что их уволят. Положение в корпорации какое-то непонятное  ввели -   «политика техники безопасности». Выявляются нарушения – мелкие, средние и из-за них увольняются люди. Буквально 20 мая был на совете, там были члены нашего профсоюза, 4 человека – 1 горный мастер и 3 рабочих. Горного мастера нашего уволили за то, что он якобы не снял заколы».

 

По информации Мурзатова, на данный момент общее число сокращенных шахтеров составляет 1800 человек, в будущем будет сокращено еще 1200 человек. Кайрат Керенкулов, в прошлом шахтер, отработавший в Казахмысе 20 лет, а ныне  предприниматель, рассказал, что очень многие люди стали уезжать из Сатпаева. Немало людей покидают город из-за сокращений.

 

«Раньше новые рудники открывали каждые 5 лет. А мы последний рудник открыли в 2005 году. И все, с тех пор ничего не открывалось. Хотя запасы имеются. Можно было бы обязать корпорацию, чтобы каждые 5 лет открывалась шахта или рудник. Самое страшное, если завтра добыча закончится, и людям из Жезказгана и Сатпаева некуда будет пойти работать», - делится Керенкулов.

 

Мурзатов рассказал, что в августе 2012 года независимый профсоюз посылал письмо в Казахмыс, где просил представить документы, разъясняющие, что такое оптимизация и что такое антикризисная программа корпорации Казахмыс. По сей день ответа не получили. Причем, корпорация часто организует  круглые столы, где собираются представители всех профсоюзов. На них независимый профсоюз напоминает сотрудникам корпорации о запросах, те в свою очередь говорят, что вскоре обязательно ответят, но ответа не следует.

 

В Казахмысе же говорят иначе, например, о том, что корпорация - одна из немногих казахстанских горнорудных компаний, осуществляет капиталоемкую программу геологоразведочных работ из собственных средств.

 

«Так, в 2012 г. компания осуществила геологоразведочных работ на сумму порядка 8 млрд 550 млн тенге, пробурила более 285000 п.м. скважин. В текущем году планируется пробурить 85000 п.м. скважин. Основные задачи геологоразведочных работ: разведка флангов и глубоких горизонтов эксплуатируемых месторождений; доразведка и перевод разведанных запасов эксплуатируемых месторождений в более высокие промышленные категории; поиск и разведка новых месторождений с применением инновационных технологий. Также утверждена программа переоценки запасов более чем на 20 месторождениях.

 

В 2013 году группа Казахмыс планирует инвестировать около 1 млрд. тенге в геологоразведочные работы в Жезкзаганском регионе. Поисковые работы планируются в центральной части Жезказганской впадины с охватом флангов Жезказганской и Жиландинской групп месторождений. Ведутся горные работы на месторождении Итауыз, в планах - вторая очередь отработки на руднике Жомарт, ведется разработка ТЭО для месторождений Кипшакпай и  Карашошак. Балансовые запасы Жезказганского месторождения  составляют около 371 млн. тонн руды при содержании металла 0,63%. Имеющиеся активные запасы позволяют вести добычу, как минимум, 15 лет. Развитие рудной базы, чем компания уже занимается, потребует существенных финансовых вложений, но позволит продлить срок деятельности существующих горнорудных предприятий», - говорят в компании.


Правда все-таки отмечают, что,  несмотря на хорошие перспективы по запасам, их качество снижается, условия добычи более сложные. В связи с этим с января 2013 года создана группа по разработке технико-экономического обоснования. Проводится оценка и готовится опытная добыча с применением новых технологий и методов.

 

И, наверное, главное, о чем хотели все это время услышать шахтеры. Как рассказали Vласти в компании, Казахмыс не закрывал рудники в жезказганском регионе.

 

«У компании нет планов по закрытию рудников, но есть планы по оптимизации расходов и повышению рентабельности, в том числе за счет применения новых методов добычи», - говорят в корпорации.

 

Мурзатов же делится: местные СМИ (газеты «Подробности»  и «Шарайна»), отказываются говорить о проблемах горняков. К примеру, люди получают травмы и это скрывается: «С прошлого года, с 13 декабря мы не можем доказать вину работодателя.   Молодой человек, 1984 года рождения, получил травму, сломал 3 ребра и проткнул легкое, и до сих пор мы отстаиваем его позицию. В корпорации говорят, что все условия труда у шахтеров есть. Но на рудниках нет вентиляции, плохая видимость, загазованность, запыленность. Кислорода мало. Это, конечно же, приводит к травмам. Но корпорация говорит, что у них все есть, все хорошо. Откуда тогда эти травмы? Хорошо сейчас «лист отказа» появился. Раньше гонка за планом была, но сейчас, если работник видит, что его жизни что-то угрожает, он может подписать «лист отказа» и не работать. И эту смену ему оплатят».

 

Наш собеседник уверен, что евростандарта добычи на наших шахтах нет: «Я был в Германии, и видел, какие там стандарты и условия труда. Нельзя сравнить с тем, что творится здесь. Они должны пересмотреть политику ТБ. Я был не согласен с листом о 5 шагах, который подписывают шахтеры перед работой. Один пункт меня очень сильно возмущает, он выглядит так: «Я знаю, что трасса, на которой я должен работать – безопасна». Но никто не может этого гарантировать. Через эти 5 пунктов работодатель снимает с себя всю ответственность».

 

По его словам, шахтеров часто дискриминируют, говоря, что если они  уйдут из профсоюзов, которыми управляет корпорация, то потеряют  льготы: «Сейчас начинается сезон пионерских лагерей, и детям работников, которые состоят в моем профсоюзе, путевки в лагеря не дают».

 

В общем и целом, утверждает Муртазов, отношения между шахтерами и властями города и администрацией корпорации совсем непростые. Но вот заместитель акима города Сатпаев Александр Ким утверждает, что отдел внутренней политики постоянно отслеживает социальную обстановку, и в случае конфликтов или сложных ситуаций, организовывает трехсторонние переговоры. По словам  Кима, 90% несчастных случаев происходят не из-за того, что нарушаются права шахтеров или не соблюдается техника безопасности. Он утверждает, что шахтерам ничто человеческое не чуждо – нарушают, дескать, спортивный режим. А молодежь, так вообще, легкомысленно относится к технике безопасности.

 

Если аким Сатпаева в интервью Vласти утверждал, что сокращений шахтеров не было, то Ким признает, что сокращения были: «Они оптимизировали и объединили Аннинский и Восточно-Жезказганский рудники. У них было сокращено некоторое количество инженерно-технических работников, но рабочие остались те же самые. Мы тесно вели с ними переговоры о том, кто и как будет сокращен. Тогда, конкретно до человека они расписали, что будут уволены люди предпенсионного возраста, определенное количество человек переведены на вахтовый метод работы, другое количество будет перепрофилировано и переведено на другие работы».

 

В Казахмысе же утверждают, что «корпорация  не сокращает численность персонала, а оптимизирует штатное расписание, речь не идет об увольнении работников, занимавших высвобождаемые штатные единицы. Оптимизация персонала является крайней мерой программы оптимизации общих операционных расходов, принятой Группой в отношении своего медедобывающего и перерабатывающего подразделения с целью сохранения конкурентоспособности и рентабельности его деятельности».

 

В Казахмысле избегают слов «увольнения», используя более корректное «высвобождение» или «отптимизация»:

 

 -  С начала года компания, в первую очередь, осуществляет оптимизацию операционного бюджета за счет экономии административных расходов, снижения расхода материалов, в ряде случаев - приостановления проектов по модернизации производства. Программа основана на результатах нормирования труда, с учетом объемов производства и условий труда, и затронет примерно 5% от общей численности персонала всех категорий от управленческо-административного персонала до рабочих со сдельно-премиальной и повременно-премиальной формами оплаты труда предприятий Казахмыс. В частности, в Жезказганском регионе программа оптимизации предусматривает высвобождение 1 497 штатных единиц за планируемый период. На сегодняшний день по результатам нормирования численности персонала высвобождение персонала составило 727 штатных единиц, из которых 146 за счет сокращения вакансий, неукомплектованных в течение длительного периода времени, 45 за счет естественной текучести персонала, 243 было трудоустроено в других структурных подразделениях Группы, фактически высвобождению подлежат 293 работника, - рассказывают в компании.

 

И в корпорации же утверждают, что всем «высвобождаемым» работникам предлагаются существующие вакансии, новые рабочие места на вводимых производствах, а также совместно с областными акиматом и министерством труда и социальной защиты населения «оказывается содействие в трудоустройстве за пределами компании». По этой же версии, отказывающимся от предлагаемых вакансий внутри компании и выбравшим увольнение по собственному желанию работникам  выплачивается компенсация в размере средней месячной заработной платы в полном соответствии с требованиями Трудового Кодекса Республики Казахстан.

 

В компании утверждают, что доводы шахтеров о дополнительной нагрузке на рабочий персонал  «безосновательны».

 

-  Программа нормирования, в частности, призвана определить оптимальное соотношение ресурсов на выполнение определенного объема работ в рамках конкретного предприятия – в полном соответствии с требованиями трудового законодательства и в соответствии с нормами техники безопасности. 

 

Более того, в Казахмысе утверждают, что в компании инициирован комплексный долгосрочный проект по улучшению безопасности производства, в основном направленный на стандартизацию  рабочих мест.

 

Не все так однозначно и в предпринимательской среде Сатпаева. Как известно, предпринимательству в моногородах должно уделяться повышенное внимание, поскольку для таких городов это один из самых важных инструментов диверсификации экономики. По логике вещей, для подъема предпринимательской образованности и уровня в целом, без государственной поддержки не обойтись, особенно финансовой. В Сатпаеве есть разный опыт взаимодействия с государственными структурами по вопросу развития бизнеса.

 

К примеру, предприниматель Лариса Гелисханова, владелица цеха по выпуску конвейерных роликов, фланцев и других вещей рассказала, что ее проблемы связанны в основном с производственным планом, но не с акиматом и взаимодействием с ним: «На сегодняшний день для производства существуют отличные условия, да и для предпринимательства в целом. Если у людей что-то не выходит, на акимат они жаловаться не должны, потому что акимат всегда идет на встречу в развитии бизнеса. Все зависит от собственной мотивации. Члены ассоциации предпринимателей города Сатпаев часто говорят, что их вопросы не решаются. А я их каждый раз спрашиваю: «Что вы сделали для того, чтобы проблемы решались?». Чаще всего они просто озвучивают их перед акиматом или ассоциацией и уходят». К слову, проект Гелисхановой – один из якорных и удачных по диверсификации экономики города. В первый год производства Гелисханова поставила план на 30 млн. тенге выручки, но результат превзошел ожидания – в конце года выручка составила 300 млн. тенге.

 

Как рассказали Vласти в Казахмысе, на финансирование ИП «Гелисханова» корпорацией  был выделен транш в размере 30 млн. тенге на развитие бизнеса. Данному предприятию предоставлен в аутсорсинг цех изготовления роликов литейно-механического завода в Жезказгане. Проект по производству высоко востребованных роликов и роликовых опор для конвейерных лент вошел в региональную карту индустриализации, а благодаря поддержке со стороны корпорации данным производителем создано более 30 новых рабочих мест.

 

Но есть и диаметрально противоположные случаи. Тепличное производство овощей Кайрата Керенкулова, которое также было заявлено акиматом как якорный проект по диверсификации экономики, такой удачи не снискало.

 

«В плане отчетности они (работники акимата - V) молодцы, ничего не упускают. Но с реальной помощью сложно. Программ по развитию предпринимательства сейчас немало. Но не всегда они работают должным образом. Как мне рассказывали, по программе Дорожная карта 2020 есть государственное субсидирование – выдается кредит под 14%, 7% из которых плачу я, а 7% - государство. Но банк отказал в выдаче такого кредита, и мне пришлось брать кредит в 7 млн. тенге под 19%. Теперь по кредиту я выплачиваю 300 тыс. ежемесячно. На восстановление 4 теплиц у меня ушло 24 млн. тенге. Также у меня работает 24 человека, которых нужно кормить и выплачивать им зарплаты. Этой зимой подорожало отопление, за него мне пришлось платить по 300 тыс., и еще за электроэнергию 100 тыс. ежемесячно. Еще 70 тыс. я плачу за аренду земли. А вкладывать все эти расходы в себестоимость продукции неразумно - тогда ее никто не купит. Когда мое производство выйдет на доходный уровень - не знаю. Сейчас в месяц у меня выходит по 50-60 килограммов огурцов и помидоров», - рассказывает Кайран Керенкулов.

 

По его словам, в город поставляют овощи с юга, и это большие продовольственные объемы. Потеснить их можно, только увеличив объемы собственного производства. Если работать при нынешних условиях, то содержание теплиц обходится во много раз дороже, чем финальная выручка с продажи овощей. «Изначально я делал эти теплицы под цветы, потому что выращивать овощи в них не очень выгодно. А цветы – это сезонный продукт и это выгодно. У меня была договоренность с акиматом, что я буду специально для них, для облагораживания города выращивать цветы, но, после смены акима, они у меня не покупают, везут с Джамбула. С акиматом мы разговаривали по поводу увеличения количества теплиц, они поддержали, но сказали, чтобы я делал это за свой счет», - пояснил Керенкулов.

 

По мнению Керенкулова, в Сатпаеве вообще рискованно заниматься предпринимательством: «У меня друг открыл здесь бумажный цех, полгода поработал, оказалось невыгодным - нет рынка сбыта. Он перевез производство в Астану, чтобы продавать на месте. Я, в свою очередь, собирался производить шлакоблоки. Уже даже стал собирать шлак в котельных. Потом начал изучать рынок и понял, что тоже невыгодно, потому что никто ничего сейчас не строит». Также Керенкулов считает, что заниматься предпринимательством практически некому: «Население у нас пассивное. Они привыкли работать только в Казахмысе. А заниматься чем-то еще не хотят».

 

Киясбек Адилбаев, предприниматель и заместитель председателя ассоциации предпринимателей Сатпаева считает, что в городе много чем можно заниматься: «К примеру, у нас не освоено сельское хозяйство: переработка мяса, шкур, шерсти. Сейчас для развития бизнеса дают льготы и действуют хорошие программы. Акимат, проводит разъяснительные работы по программам, призывает предпринимателей в них участвовать. Но ими мало кто пользуется».

 

Одна из немногих серьезных проблем, по его мнению, - получение кредитов под залог, поскольку процедура сильно усложнилась. «Раньше я брал кредиты даже во время кризиса, и сейчас беру и все отдаю. Раньше достаточно было показать бизнес-план, свою кредитную историю и через 10 дней ты получал деньги. А сейчас, чтобы взять простой кредит под залог, нужно ходить два месяца. Очень большие требования, до мелочей, на каждую запятую смотрят. Связано это с тем, что раньше банки раздавали много кредитов, и в итоге было немало непогашенных. А в то, что можно получить льготный кредит, я не верю».

 

На взгляд Адилбаева, есть ещё одна проблема:

 

-  Это еще ладно, но нам сказали, чтобы мы за электроэнергию платили за два месяца вперед. И если не будем платить, ее отключат. От лица ассоциации, совместно с председателем мы ходили к акиму и просили о встрече с Энергосбытом и предпринимателями. Мы договорились с ними о 30% предоплате, вместо 200%. Но в первый раз мы заплатили 200% и 170% нам так и не вернули. Мы отправили письмо в Энергосбыт от лица ассоциации и ждем ответа уже 2 недели, хотя ответ должны были получить в течение 10 дней. Вообще, в прошлом году официальным законом отменили предоплату и сейчас не то чтобы 200%, ни 1% предоплаты быть не может».

 

К слову, проблем и с шахтерами, и с предпринимателями выявляется немало. Случись что с шахтерами, пострадает весь город. Случись что с предпринимателями, пострадают планы по диверсификации экономики.

 

Хотя в том же Казахмысе оперируют весьма внушительными цифрами  - в  2012 году Казахмыс перечислил в бюджет города Сатпаева порядка 811 млн тенге, из которых 301,6 млн тенге составило финансирование социально-значимых мероприятий в рамках комплексного плана социального сотрудничества между Казахмысом и акиматом Карагандинской области, и порядка 510 млн тенге – прямые налоги и прочие платежи. Запланированные платежи в бюджет города на реализацию социальных мероприятий, а также налоги и прочие платежи на 2013 год составляют порядка 782 млн тенге (216 млн тенге и 566  млн тенге соответственно). Кроме того, отмечают в компании, для объективной картины необходимо также учесть налоговые отчисления в республиканский бюджет (компания не может влиять на распределение бюджетных средств для регионов, тем не менее следует отметить, что Сатпаев входит в число моногородов, включенных в государственную программу развития): по одному только контракту на недропользование на Жезказганском месторождении сумма налоговых отчислений компании составляет 18, 36 млрд тенге,  а общая сумма ежегодных налоговых платежей в Казахстане в целом по Группе Казахмыс в прошлом году составила около 110 млрд тенге.    
 

Конечно, проблемы с шахтерами, в случае разработки новых шахт и рудников, будут отсрочены на время действия этих месторождений. Но отсрочка совершенно не означает их решения.

Свежее из этой рубрики
Loading...