История о том, как человек остался без дома из-за ошибок при легализации имущества
«Однажды он приехал, а его дом уже забрали. Вот и все»

Светлана Ромашкина, Vласть

Аулиеколь, бывшее село Семиозерное находится в 105 километрах от города Костаная. Если в конце 80-х годов здесь проживало примерно 18 тысяч человек, то теперь осталось 11 тысяч, а точнее — 5285 мужчин и 5768 женщин.

Айдарбек Хамитжанович Беисов родился здесь и умер тоже здесь. В 1977 году он с супругой получил от государства дом на ул. Гагарина, который семья приватизировала в 1992 году. В 2014 году, когда мужчине было 63 года, его сердце разорвалось. Единственная дочь Айнагуль начала разбирать бумаги отца и обнаружила, что у него отняли дом во время шествовавшей по всей стране легализации 2006-2007 годов. Отец никогда ей об этом не говорил.

В 1994 году, когда Айнагуль было 17 лет, она вместе с родителями поехала в Алма-Ату – поступать в медицинский – это была ее мечта – стать врачом. Но отцу было тяжело в большом городе, и в 1997 году он вернулся в Аулиеколь — там осталась его мама, которой надо было помогать. Она вскоре умерла, работы в некогда процветающем ауле не было, и пришлось уехать на заработки: Айдарбек Хамитжанович работал строителем в Семее, время от времени приезжая домой. Когда в 2007 году он в очередной раз вернулся в село, оказалось, что дома у него больше нет — там жили другие люди.

«Однажды он приехал, а его дом уже забрали. Вот и все», — объясняет Айнагуль.

Хотя, конечно же, эта фраза ничего не объясняет. В 2006 году в стране объявили легализацию имущества, проводилась она год. В составы комиссий входили сотрудники госорганов, акиматов, школ и т.д. Тогда же в акимат Аулиеколького района пришла женщина Нисвельда Турабекова 1925 года рождения, которая никогда не жила в этом селе, а была зарегистрирована в Костанае, и написала заявление на легализацию дома по адресу: ул. Гагарина, д. 58, кв. 2. Дома Айдарбека Беисова.

Просто подошел человек, сказал – это мой дом и легализовал его. Ей выдали решение о легализации имущества под №1499 от 07.03.2007 года. Айнагуль потом нашла копию заявления на легализацию, написанную рукой этой женщины. Аккуратный, ровный почерк, написано все без ошибок.

Руслан Раджабов, юрист: «По закону если местный исполнительный орган, в нашем случае это акимат, выяснил, что этот дом бесхозный, то он должен объявить поиск хозяина, поговорить с соседями, дать объявления в местные СМИ. Если спустя год хозяин не обнаружился, то акимат берет дом на баланс. Допустим, дом перешел в собственность акимата и он может тогда разрешить его легализацию. Тут этого не было. Там все на ладони, видно, что дом принадлежал покойному, у него был техпаспорт. В тот период – в 2006-2007 годах было много неразберихи, легализовали имущество днем и ночью, возможны были ошибки».

В 2006-2007 годах в Казахстане легализовали имущество на 844,7 млрд. тенге, или на 6,8 млрд. долларов США, в том числе недвижимого имущества - на 236,2 млрд. тенге. В результате, в республиканский бюджет в качестве сбора за легализацию поступило 483 млн. долларов США.

В 2011 году Нисвельда Турабекова продала дом, и в документе о купле-продаже было указано, что она неграмотная, поэтому за нее документы заполняла и поставила роспись Юлия Синицина. Айнагуль позже выяснила, что эта женщина работала в акимате. Обе женщины — и Нисвельда Турабекова и Юлия Синицина уже умерли, поэтому невозможно узнать, почему в 2007 году Турабекова сама заполнила документы, а спустя четыре года попросила это сделать другого человека, ссылаясь на неграмотность.

Айдарбек Беисов почему-то не стал бороться за дом, и даже не рассказал о случившемся дочери, он жил у родных, а в 2012 году попросил Айнагуль купить ему жилье.

«Я спросила, что случилось с нашим домом, он ответил, что поговорим потом». Но поговорить потом не получилось — его сердце остановилось. Когда Айнагуль стала изучать документы, то нашла техпаспорт на дом и дневник отца, из которого узнала о том, как у него отобрали кров, и поняла, как он переживал из-за случившегося.

Айнагуль подала в суд на аппарат акима Аулиекольского района, на департамент земельного кадастра и технического обследования недвижимости – филиал АО ГК «Правительство для граждан», на управление юстиции района о признании недействительным решения о легализации дома ее отца.

Прошло всего одно заседание суда, на которое Айнагуль вызвали из Алматы – она поехала туда с новорожденной дочерью, которой не было еще и двух месяцев. Суд прошел 26 сентября 2017 года, заседание почему-то проигнорировал прокурор, хотя его присутствие обязательно в случаях, когда ответчик государство.

«Это были худшие часы моей жизни, — рассказывает Айнагуль. — Мне не разрешали даже открыть рот. Я поняла, что мое слово ничего не значит. Мне даже не дали комнату, где я могла бы покормить новорожденную дочь».

Суд отказал в иске из-за срока давности. Поэтому дело закрыто. Да и главные участники этой истории о легализации умерли, а на ул. Гагарина, 58 уже шесть лет живут люди, которые и не подозревали, что они покупали дом с такой историей.

«Данный дом был изначально спорным для процесса легализации, — считает юрист Руслан Раджабов. — В связи с чем мы и подали в суд. Несмотря на то, что в суде первой инстанции наши исковые требования не были удовлетворены, мы намерены подавать на апелляцию».

«Папа всех простил еще при жизни, — уверена Айнагуль Беисова. — Это правда. Как и то, что я никого не простила».

Заместитель главного редактора интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые