• 4709
Опасный год для Си Цзиньпина

Миньсинь Пэй, профессор государственного управления в Клермонтском колледже Маккенна, приглашённый старший научный сотрудник Американского Фонда Маршалла в Германии

Может показаться смехотворным предположение, будто позиции председателя КНР Си Цзиньпина, самого могущественного руководителя страны со времён Мао, в 2017 году окажутся под угрозой. Но внешность может быть обманчивой, а консолидированная Си Цзиньпином власть может оказаться не столь неприступной, как выглядит. В наступающем году ей предстоит пройти тест на XIX-м Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая (КПК), где будет избрана новая команда руководителей, которые будут работать под руководством Си.

Да, конечно, Си добился огромных успехов в утверждении собственной власти, с тех пор как стал генеральным секретарём КПК в ноябре 2012 года. В рамках упорной антикоррупционной кампании Си посадил в тюрьму более 200 крупных чиновников и генералов, многие из которых принадлежат к враждебным ему фракциям. Соперники Си оказались не в состоянии организовать эффективную контратаку и были вынуждены наблюдать, как он продвигает своих сторонников, назначая их на ключевые партийные посты.

Но ситуация может измениться на партийном съезде в следующем году. Самому Си Цзиньпину гарантирован второй срок, но ему, возможно, придётся преодолевать сопротивление тем кадровым решениям, которые он, как ожидается, предложит (или откажется предлагать).

В эпоху, наступившую после Тяньаньмэня, КПК всегда старалась избегать дестабилизирующей борьбы за власть, назначая председателей и премьер-министров за многие годы до того, как они в реальности получат власть. В 1992 году Дэн Сяопин назначил Ху Цзиньтао руководителем страны с 2002 года. В 2007 году высшее руководство партии выбрало Си в качестве преемника Ху, хотя до истечения срока его полномочий оставалось ещё пять лет.

Но эта система является неформальной, а значит, необязательной к исполнению. В следующем году КПК намерена определить, кто станет председателем и премьер-министром страны в 2022 году, и нет гарантии, что Си поддержит эту практику. Ведь если преемник не будет выбран, у Си появится большая гибкость к 2022 году: он сможет или сам попытаться пойти на третий срок, или назначить лояльного человека себе на смену. Если же, напротив, преемник будет выбран (а такой исход будет намного полезней для авторитета и легитимности КПК), Си станет, как говорится, «хромой уткой».

Помимо предстоящего противостояния по вопросу о преемнике, Си может столкнуться с сопротивлением ещё по двум кадровым вопросам.

Первый вопрос касается размера Постоянного комитета Политбюро, верховного органа принятия решений в партии. Сейчас в нём семь членов, пять из которых, как ожидается, уйдут на пенсию в следующем году, так как достигли неформального пенсионного возраста. Если Си заменит только трёх членов Политбюро, создав компактный комитет из пяти человек, укомплектованный лоялистами, он получит тотальное доминирование наверху. Но этот манёвр не будет простым, потому что соперники Си жёстко выступают против этого шага.

Другой вопрос касается судьбы Вана Цишаня, руководителя дисциплинарной комиссии КПК, возглавляющего антикоррупционную кампании Си. Если в следующем году Ван уйдёт на пенсию, как того требуют партийные нормы, Си потеряет одного из важнейших союзников. Однако если Ван останется, тогда другие члены комитета, достигшие пенсионного возраста, могут тоже отказаться уходить. Тем самым, с возрастными ограничениями для чиновников КПК будет, по сути, покончено.

За последние годы Си заработал репутацию человека, который побеждает противников практически без усилий, поэтому легко поддаться искушению и предположить, что он и в следующем году выйдет из конфликта победителем. Но тут есть хитрость: Центральный комитет КПК должен одобрять предлагаемые важные кадровые изменения, и хотя девять членов ЦК КПК арестованы, многие из 205 членов комитета сохраняют лояльность конкурентам Си. Если они смогут действовать вместе, а также получить поддержку вышедших на пенсию старейшин КПК, например, бывшего председателя КНР Цзян Цзэминя, которые сохраняют значительное влияние, им по силам саботировать тщательно продуманные планы Си.

Политическим оружием в руках соперников Си могут стать неудачные результаты его политики, наблюдаемые с 2013 года, в частности, продолжающееся замедление темпов экономического роста, стремительно растущий долг, медленный прогресс в деле реструктуризации экономики, пузырь на рынке недвижимости. Даже широко разрекламированная инициатива «Один пояс, одна дорога», которая призвана связать Азию с Европой с помощью серии крупных инфраструктурных проектов, может оказаться слабым местом Си, если вдруг руководство КПК решит, что она слишком амбициозна.

Сопротивление планам Си становится ещё более вероятным из-за того, что проблемы в экономике Китая в следующем году, по-видимому, усилятся. По мере затухания эффекта кредитного стимулирования, рост экономики будет и дальше замедляться. Какой-нибудь внешний шок, например, торговая война, начатая будущим президентом США Дональдом Трампом, или даже ожидаемое повышение процентных ставок в США, может вызвать девальвацию юаня, что потенциально приведёт к началу нового раунда бегства капитала. Крах на перегретом рынке недвижимости в китайских городах первого и второго уровня будет также способствовать бегству капиталов, создавая огромное давление на финансовую систему, уже и так перегруженную плохими долгами.

Нельзя понять, кто именно победит в борьбе за власть в Китае в наступающем году. Сейчас кажется, что Си Цзиньпин, недавно коронованный титулом «основной лидер» партии, имеет преимущество. Но было бы ошибкой списывать его противников со счетов, поскольку для них ставки максимально высоки: XIX-й съезд партии является, по сути, их последним шансом сохранить созданный после Тяньаньмэня порядок. А это значит, что 2017-й год будет опасным годом для Си.

Project Syndicate, 2016

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые