• 1567
Адиль Каукенов, эксперт

«Патриоты нужны всегда»

Венера Бектурганова, Vласть

Фото из личного архива Адиля Каукенова

34 года, Астана

Образование: Казахский национальный педагогический университет им.Абая (Казахстан), Шаньдунский педагогический университет (Китай), Фуданьский университет (Китай).

Место работы: старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ).

Хобби: китайская философия, историческая и фантастическая литература, публицистика, боевые искусства, шахматы.

Примечание: автор более 100 научных статей и публикаций по развитию Китая и казахстанско-китайских отношений, соавтор 4 коллективных монографий по проблемам внешней, внутренней политики и социально-экономического развития Китая, соавтор 3 учебных материалов. Владеет двумя иностранными языками.


О выборе профессии

Еще в школе мне нравились предметы история и география, а особенно привлекала история стран Востока. Ведь с одной стороны мы сами находимся в сердце Азии, а с другой — так мало знаем о Востоке с его очарованием древних культур. Поэтому, окончив школу, я поступил в КазПНУ им. Абая на исторический факультет по специальности «востоковедение», на китайское отделение. Китай уже тогда стремительно развивался и информационный вакуум вокруг него вызывал у меня большой интерес.

Уже в последующем я отучился в самом Китае, в Шаньдунском педагогическом университете, который находится в родной провинции известного китайского философа и мыслителя Конфуция. А когда начал работать, то меня командировали в целях повышения квалификации на стажировку в Фуданьский университет, который расположен в Шанхае. Так я пришел в китаеведение.

О неудачах и победах

На неудачу я реагирую философски. Стараюсь сделать максимум выводов, чтобы избежать подобного в будущем.

Победа — это то, что мотивирует, дает приток сил, положительные эмоции. Я не зацикливаюсь ни на победах, ни на поражениях. Победа — это просто повод для радости и импульс к новым целям.

О профессиональном становлении

Считаю, что мне повезло в плане профессионального опыта. Я работал лаборантом, личным переводчиком, был научным сотрудником, политическим обозревателем, журналистом, главным редактором, политологом. До работы в АИРИ я работал научным сотрудником в отделе политических исследований Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана. (КИСИ). Именно здесь я получил все необходимые профессиональные знания и навыки для китаеведа. После КИСИ устроился в Институт мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента Республики Казахстан на позицию эксперта по Китаю. Потом в институте возникла идея создать центр по изучению Китая. Так в структуре ИМЭП появился Центр по изучению Китая. В этом центре я начал карьеру рядового сотрудника, а закончил на посту директора. За три года работы центра, нашему коллективу удалось реализовать множество различных проектов. Мы даже начали создавать то, чего давно хватает Казахстану — отечественную школу китаеведения. Было налажено сотрудничество с учебными заведениями, искали заинтересованных студентов и молодых ученых с аналитическим складом ума и знанием китайского. К сожалению, в силу ряда причин центр прекратил свое существование. После его закрытия я ушел работать в Институт экономических стратегий Центральной Азии и журнал Vox Populi. Потом меня пригласили возглавить редакцию информационного портала Today.kz. Это была моя первая редакторская должность. Затем я открыл аналитический портал Quorum.kz и аналитическую группу Quorum. Позже меня пригласили для работы над интересным проектом в Астане. А впоследствии, меня пригласили в АИРИ.

Оглядываясь назад, я понимаю, что образование сыграло в моем профессиональном становлении самую решающую роль. Без правильного образования, без своих мудрых и терпеливых преподавателей и наставников я не смог бы добиться каких-либо успехов в работе. За что я им бесконечно благодарен.

Учеба в Китае

В Китае я учился по программе межгосударственного обмена. Получил грант Минобразования и поехал как студент КазНПУ им. Абая. В Шаньдунском педагогическом университете, где я учился на факультете современного китайского языка, обучение проходило полностью на китайском. Для поступления в университет, сначала я прошел собеседование на знание китайского. Это своего рода экзамен — стандартная процедура, как только вы приезжаете в Китай, на которой выясняется ваш примерный уровень владения китайским языком. Уровней в нашем университете было всего три: начальный, средний, высший. Но каждый из этих уровней делился еще на три подуровня: начальный первый, начальный второй, начальный третий. Сразу отмечу, что это не общекитайская схема. Например, в Шанхайском университете было не 9, а 12 ступеней, т.к. дополнительные три относились к самому высокому уровню знаний. Когда я только приступил к учебе, мой уровень китайского по результатам экзамена определили как среднюю ступень среднего уровня. После первого семестра, я решил, что надо ставить себе планку выше и успешно сдал экзамен на первую ступень высшего уровня.

Обучаясь в Китае, я увидел большую разницу между казахстанскими и китайскими студентами. Китайцы, в отличие от нас, очень серьезно относятся к образованию. Среднее расписание моих китайских сокурсников выглядело так: Подъем ранним утром, часов в 5, зарядка, по сути, утренняя тренировка, завтрак, подготовка к занятиям, собственно учеба, потом — снова тренировка, домашнее задание. В общем, очень четкий распорядок дня. Подобное трудолюбие и настойчивость в учебе во многом объяснима огромной конкуренцией на китайском рынке труда, где образование может служить одним из немногих существенных козырей. Поэтому конкурс на каждое свободное место в вузе просто огромный, причем поступает в лучшем случае треть из всех желающих. Естественно, что в таких условиях университеты могут позволить себе достаточно жесткую политику: «не можешь учиться — освободи место тому, кто может». Другое дело, что китайское образование тоже имеет свои проблемы. Стремление заучивать, отсутствие креативности, высокий стресс среди учащихся, который накладывается на проблему «маленьких императоров», вследствие политики ограничения рождаемости, неприспособленность выпускников и многое другое, постоянно обсуждается в китайском обществе.

Дефицит синологов

У нас в стране есть серьезный дефицит сильных исследователей и качественных научных работ о политике, экономике, социальной жизни Поднебесной. Во многом это связано с тем, что серьезного комплексного аналитического подхода к Китаю сегодня в Казахстане нет. Есть отдельные персоналии, но школа китаеведения не только не сложилась, но даже и не намечается. Поэтому сегодня Казахстану просто необходима структура, специализирующаяся на изучении Китая. Сейчас мы пользуемся информацией о Китае от российских и западных научно-исследовательских структур. Хотя Китай — наш ближайший сосед. Используя наработки иностранных исследователей и экспертов, мы, по сути, смотрим на Китай глазами России, Европы, Америки, но не своими.

При этом надо понимать, что Китай — это не только угрозы, риски, вызовы, это и большие возможности. Казахстан соседствует с крупнейшей в мире промышленной фабрикой. Современный Китай — это огромные инвестиционные возможности. Казахстан поступит недальновидно, если не станет использовать такое географическое соседство. Подчеркну, что в Китае Казахстан изучают. Изучают комплексно — экономику, язык, политику, право. Вы знаете, что в Китае есть специалисты, которые прекрасно говорят на казахском языке, регулярно отслеживают все наши политические, экономические, общественные процессы? У них есть полное понимание происходящего в нашей стране, разработана своя четкая стратегия по политике во всем Центральноазиатском регионе.

Меня очень радует, что об этой проблеме, наконец, заговорили. Практически на каждом событии, посвященном геополитическим вопросам нашего региона, я слышу, как многие эксперты все чаще говорят о том, что китаеведение необходимо Казахстану. Дело за малым: поддержать эти инициативы.

О профессионализме

Профессионал — это человек, который умеет делать свою работу качественно и в срок. По-личному опыту знаю, чтобы получился действительно достойный результат, человек должен любить свою профессию, гореть ею, отдаваться ей до конца. Один из моих наставников говорил, что настоящий специалист, особенно в творческой профессии, не может быть специалистом с девяти часов утра до шести вечера, это состояние 24 часа 7 дней в неделю. Я согласен с этой точкой зрения.

О гражданской позиции

На мой взгляд, активная гражданская позиция — это неравнодушие к окружающему миру. Это также умение нести ответственность за состояние дел в обществе и предпринимать какие-либо шаги в этом направлении. Чтобы быть гражданином, можно начать с малого. Чистые подъезды, безопасные улицы, хорошая экология, справедливость в обществе, сострадание к тем, кто в этом нуждается и многое другое зачастую находится в наших руках. Разве это не отличное поле для проявления гражданской активности? Если не разбрасывать мусор хотя бы самому, то улицы города станут чище. Не проходить мимо чужой беды, если можешь помочь. Не молчать, когда творится вопиющая несправедливость. Все это отличает гражданина от равнодушного человека.

О патриотизме

Патриоты нужны всегда. Без настоящих патриотов не будет страны, не будет народа, не будет будущего.

Я люблю свою страну. Считаю себя хоть и маленькой, но частью Казахстана. И хотя я объездил половину земного шара, счастливой жизни вне Казахстана для себя не представляю. Даже когда бывает трудно, это родные трудности. Я ничего не жду от страны, я просто стараюсь внести свой вклад в дальнейшее развитие Казахстана и укрепление его позиций на мировой арене.

Правила жизни и герои

Мое правила жизни — это терпение, умение принимать поражения и делать из них выводы. Учиться всегда, в любых ситуациях. Развиваться профессионально и личностно. Быть открытым и дружелюбным.

Свежее из этой рубрики
Loading...