Провалы рынка: почему IT-стартапы не выживают в Казахстане

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Фото Жанары Каримовой

Участники рынка, опрошенные Vластью, хотя и указывают на зарождающееся состояние IT-индустрии в Казахстане, но считают, что интерес к ней с каждым годом крепнет. Во многом это происходит благодаря успешным историям из Силиконовой долины и других известных в мире стартап-кластеров. Тем не менее, IT-сектор в Казахстане успел достичь первичного уровня коммерческой привлекательности, который поддерживает жизнь пусть и небольшого, но важного для её формирования количества проектов.

По оценкам компании IDC, объем казахстанского IT-рынка в 2014 году составил около 2,1 млрд. долларов. Большую его часть формирует направление продажи оборудования, на программное обеспечение и IT-услуги приходится 10 и 11 процентов, соответственно. Нынешний кризис должен стать следующим этапом, когда в отрасли могут появиться первые стартапы международного уровня. Но предпосылки к этому остаются неоднозначными.

Участники рынка по-разному оценивают активность стартаперов, но сходятся во мнении, что качество идей, квалификация специалистов, развитость инфраструктуры и предлагаемых образовательных программ остаются на низком уровне. Тем не менее, спрос на хорошие проекты со стороны инвесторов увеличивается. Преимущественно ими интересуются местные бизнесмены, среди которых и топ-менеджеры финансовых компаний, и бизнесмены из списка казахстанского Forbes.

«Сейчас есть несколько локальных инвестиционных фондов, владеющих активами в сферах ритейла, промышленности, финансовом и торговом секторах. Они понимают, что если будут оставаться только в традиционных отраслях экономики, то что-то будет проходить мимо них. С представителями двух из них я встречался, они говорили, что готовы инвестировать. Причем, если обычно в их стратегиях стоят проекты, требующие не менее 20 млн. долларов вложений, то ради IT-проектов они готовы отклониться от этого правила», - пояснил Vласти Алексей Ли, сооснователь проекта «Тикетон» и образовательного проекта Mapit.kz.

Ердос Мендыбаев, коммерческий директор школы программирования «.method», рассказал, что перед тем как инвестировать средства в школу, он провел самостоятельный анализ имеющихся на рынке стартапов. «Я не нашел хороший идей и попытался разобраться в причине их отсутствия. Прежде всего, я видел копирование зарубежных бизнес-моделей и концепций, причем не самого лучшего качества и с достаточно слабыми командами», - пояснил он.

По его наблюдению, на начальном этапе развития большинству стартапов необходимо в среднем около 20 тыс. долларов. Однако из всех попыток создать подобный бизнес в Казахстане в лучшем случае выживает лишь одна компания из десяти. По словам всех опрошенных Vластью собеседников, стартапы проваливаются из-за неготовности рынка принять идею или нежелания команды ориентироваться на потребности клиентов. Также среди причин были отмечены амбиции предпринимателей, конфликты внутри коллективов, недостаток мотивации, слабая маркетинговая активность, неэффективная коммуникация с инвесторами и отсутствие якорей, способных удержать интерес команды на более поздних этапах работы над проектом.

В основном стартапами занимаются студенты IT-вузов и специалисты, ушедшие из корпоративного сектора. Если первые отличаются отсутствием технических знаний и понимания, как работает бизнес, особенно с финансовой точки зрения, то вторые разбираются в бизнесе, но имеют трудности с технической подготовкой.

«У всех начинающих заниматься стартапами появляется ощущение, что стоит им только заявить об идее, как к ним придет общественный интерес и деньги. Но на стадии реализации нередко все затихает – у людей появляются бытовые заминки вроде семьи, ипотеки и т. д.», - говорит Мендыбаев. В этом отношении у студентов есть некоторое преимущество – они не всегда обременены обязательствами. Тем не менее, статистика выживаемости компаний Силиконовой долины показывает, что наименьшее количество провалов демонстрируют стартапы со специалистами возрастной категории 30+.

Впрочем, Мендыбаев считает, что обе категории поставлены в относительно равные условия из-за ограниченных возможностей повысить свою техническую и бизнес компетентность. Университеты не могут справиться с этим, потому как дают знания, построенные на устаревшей и жестко регламентированной академической программе. «У специализированных вузов стоит цель собрать побольше грантов на подготовку IT-специалистов. Но никаких сторонних знаний, даже через какие-то дополнительные курсы как у американских вузов, они не в состоянии предоставить», - говорит он.

Профессиональная слепота

Восполнить профессиональные пробелы можно двумя способами – участием в акселерационных программах и специализированных курсах. На первых IT-специалисты получают навыки ведения бизнеса, в частности, выстраивания операционных процессов и работы с финансовой отчетностью, а на спецкурсах учатся создавать технологические продукты, после чего принимаются за разработку собственных идей. При этом развитость других звеньев инфраструктуры – от инвестиционных фондов, до менторских организаций – Мендыбаев считает низкой. Чаще всего предприниматели ищут возможность реализовать свою идею с помощью сарафанного радио, обращаясь к первому попавшемуся известному человеку из IT-сферы.

Но, по мнению Ли, качественные программы обучения остаются одним из главных камней преткновения в отрасли: «Казахстанские IT-предприниматели в равной степени совершают типовые ошибки, которых можно было бы избежать (изучив западный и другой опыт развития стартапов – V). Плюс у нас не хватает нормальной школы разработки. Часто программисты думают, что они достигли хорошего уровня, но создают немасштабируемые системы, которые спустя полгода их самих ввергают в депрессию из-за невозможности продолжить работу над своим проектом. Большинству не хватает более высокоуровневых знаний и навыков».

Менторы создают программы развития стартапов на основе своего опыта, и не проходят перед этим какую-либо специализированную подготовку, хотя на западе есть специально разработанные для этого курсы, подчеркивает Ли. В то же время он отмечает, что вход на рынок менторов открыт и не затруднен. По словам одного из собеседников Vласти, с 2010 года в Казахстане предпринималась попытка запустить международный образовательный проект для менторов от организации «Youth Business». Какое-то время он существовал, но по непонятным причинам закрылся.

Константин Горожанкин, предприниматель и сооснователь образовательной программы iStartUp согласен, что мало какому акселерационному проекту удается добиться существенных результатов, однако настаивает, что его школа показывает неплохие результаты. В год они получают по 200-300 заявок, из которых потом отбирается 10-15 наиболее интересных и жизнеспособных проектов. Общее качество заявок он называет низким, но говорит, что ограничиться меньшим выбором нельзя – в ходе обучения часть прежде отобранных стартапов также отсеивается.

Обучение в его акселерационной школе занимает 2-3 месяца и проходит по субботам. Каждая неделя посвящена какой-то определенной теме – от того, как найти идею, проверить её эффективность и оценить рынок, до краткого изучения технических, финансовых и юридических дисциплин. На выходе, как правило, из этих команд появляются готовые к работе юридические лица с начальным бизнес-планом, маркетинговой стратегией и пониманием того, сколько инвестиций им нужно привлечь, если не хватает собственных средств, чтобы покрыть первую стадию работы проекта.

«Из тех 200-300 команд, кто подал заявки, мы оставляем 1-2% проектов. Из оставшихся 20% не взлетают, они отсеиваются на этапе обучения, еще 20% отсеиваются потом. У 10% получается работать, они что-то пробуют, находят инвестиции, а 2-3 проекта - в течение 2-3 летнего развития - становятся звездами. Если перечислять наши проекты, кто не провалился и достиг хороших результатов, это – «Тикетон», «Офис Эксперт», «iDoctor» и другие. Всего их насчитывается 39».

Ли отмечает, что несмотря на обилие поступающих заявок он не видит конкуренции за хорошие проекты, потому что всем менторам приходится выбирать их по принципу «за неимением лучшего». При этом он, как и другие эксперты, подчеркивает, что помимо инвестиционных фондов, в Казахстане отсутствует еще один важный для IT-индустрии институт – программы, которые учат стартаперов формировать заявки для конкурсов и акселерационных школ. Поэтому качество идей, при всей интенсивности поступления заявок, не радует никого.

Предприниматель также обратил внимание на то, что количество менторов на рынке сейчас соответствует спросу, только им не хватает структурированного подхода и системной работы. Для большинства из них помощь в развитии стартапов в большей степени остается альтруистической работой, хотя они и получают 5-10% долю в каждом проекте. «Кроме того, каждый из менторов продолжает действовать разрозненно, пытаясь удовлетворить потребности стартапов на всех этапах сразу. У акселерационных школ нет нишевого подхода - каждый тянет одеяло на себя. Им не хватает общей связующей материи», - резюмировал Ли.

Государство, как миссионер

Большая часть собеседников Vласти сошлась во мнении, что развитию частных образовательных инициатив для стартапов зачастую мешает недостаток свободного времени у менторов. Часто их собственный бизнес, который требует развития или более интенсивной вовлеченности в период кризиса, не позволяет им уделять достаточно времени для помощи начинающим предпринимателям. Выходом из этого может стать государственная поддержка таких программ. В 2015 году для решения этой задачи был создан кластер Almaty Tech Garden, который в перспективе должен создать всю необходимую инфраструктуру для развития стартапов.

Однако из-за ряда причин, часто независящих от самого кластера, первые результаты работы остаются неоднозначными. Источник, связанный со стартап рынком, рассказал Vласти, что кластер остается ограниченным в средствах. Министерство по инвестициям и развитию, по чьей инициативе он и был создан, продолжает дорабатывать программы, в том числе анонсированную ранее «Стартап Казахстан». Она должна была обеспечить основную часть финансирования для реализации всех проектов кластера. Хотя Tech Garden не прекращал работу по привлечению 1% от прибыли недропользователей, как изначально и предусматривал закон об автономном кластерном фонде.

Пока же программа «Стартап Казахстан» остается неутвержденной, а Tech Garden получает от министерства некоторые суммы для покрытия операционных и административных расходов, которые кластер стремился максимально сократить из-за развивающегося кризиса. Бюджет программы на первом этапе состоял из нескольких миллиадров тенге, однако произошедшая девальвация снизила сумму и, возможно, поставила под вопрос реализацию всего проекта. Помимо бюджета, менялись и задачи госпрограммы. Изначальным её разработчиком был Tech Garden, но, вероятно, объем задач потребовал большего вовлечения структур, в силу странового характера программы.

«Это создало поле для столкновения интересов (c Национальным агентством по технологическому развитию - V), которое проходило больше в информационном пространстве. На кону были большие деньги и имидж основателя стартап индустрии. Но все помнят ситуацию вокруг EXPO, поэтому бюджет до сих пор не утвержден, в министерстве остерегаются повторить его опыт», - отмечает собеседник. НАТР претендовал на то, чтобы получить преимущественную позицию в государственной поддержке развития стартапов. Но с января этого года, когда встал вопрос о приватизации агентства, их желание сошло на нет.

В целом, по мнению источника, за первый год существования Tech Garden у команды размылся фокус работы: «В какой-то момент эта площадка начала обрастать отдельными инициативами, которые не коррелировали друг с другом и изначальными задачами проекта. За неимением полноценной индустрии и самостоятельно функционирующих звеньев, отвечающих за поддержку стартапов на разных этапах, Tech Garden начал заниматься всем сразу, чтобы ускорить развитие отрасли».

У кластера было два довольно перспективных направления: стартапы для системы умного города и стартапы для финансового сектора. «Но работа по всем этим проектам затихла, причем не по вине Tech Garden. До какого-то момента она выполнялась, но потом замедлилась (из-за частных инвесторов – V) по непонятным причинам», - отмечает собеседник.

Тем не менее, еще одной ключевой задачей проекта было отобрать на конкурсной основе 20 проектов из более чем 1000 заявок для их последующего развития через акселерационную программу. Однако через полгода после окончания акселерации и проведения презентационного дня не было публично объявлено о заключении сделок с инвесторами, после чего стартапы продолжили работать самостоятельно. «Отчасти причина была в их однотипности, отчасти – в инертности самих стартаперов. Многие из них не приходили в кластер и работали удаленно, мало распространяясь о результатах. Единственное, несколькими проектами для аграрной промышленности заинтересовались в Сколково, летом их должны повезти на еще одну презентацию в Москву», - поясняет собеседник.

Основатели интернет-магазина Mikhalych.kz Вадим Лю и Ален Нурпашев, тем не менее, положительно оценивают итоги акселерационной программы Tech Garden. Единственная противоречивая деталь, которую упомянул Лю – это сертификат на 5 млн. тенге, которые должны были выплатить организаторы (вероятнее всего именно НАТР) победителям ноябрьского отборочного конкурса. Но не сделали этого.

«Кроме того, каждому победителю конкурса предложили на время акселерации приходить в кластер Tech Garden и работать там. Но нам такой формат работы немного не подошел - у нас интернет-магазин и было очень важно контактировать с поставщиками, а это гораздо удобнее делать из нашего офиса. Но мы продолжали участвовать в акселерационной программе», рассказал Нурпашев.

Сильными сторонами программы, по его словам, были неформальные встречи с другими участниками акселерации и налаживание контактов с ними. Кроме того, они привлекали хороших консультантов со стороны, особенно полезны были менторы из Силиконовой долины.

По мнению предпринимателей, эта программа позволяла получить хорошие знаниях обо всех сопряженных со стартапами темах – от финансов, до юриспруденции. Нурпашев не смог выделить в ней изъянов, а Лю, в свою очередь, указал на недостаток практических вещей. «Организаторы привозили матерых стартаперов из России, наших предпринимателей привлекали, и они рассказывали о вещах, о которых мы уже знаем. Было бы гораздо интереснее, если бы они делились какими-то рыночными инсайтами из своей практики», - заключил Лю.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...