Что такое корпоративная социальная ответственность, и с кого Казахстану брать пример
Корпоративный гражданин в Казахстане и мире
Фото Жанары Каримовой

Маргарита Бочарова, Vласть

Корпоративная социальная ответственность (КСО) - не новое для казахстанского дискурса словосочетание. Оно подразумевает под собой такую практику ведения бизнеса, при которой уважаются права человека, соблюдаются этические, социальные и экологические нормы. Vласть рассказывает о нескольких мировых моделях КСО и о том, почему Казахстану пока нечем похвастаться.

В общем смысле концепция КСО включает в себя права человека, трудовые практики, окружающую среду, честную конкуренцию, права потребителей и развитие местных сообществ. Однако КСО - это не столько некие обязательства (пусть и добровольно взятые), сколько полноценное конкурентное преимущество. Реализация этой стратегии может не только повлиять на репутацию компании, но и снизить ее затраты, повысив тем самым доходы. Все это может произойти только в одном случае - если КСО будет внедрена в саму ДНК компании и станет проявляться во всех ее бизнес-процессах.

Несмотря на то, что суть концепции КСО остается неизменной на протяжении многих лет, в мире получили распространение несколько моделей социальной ответственности бизнеса. Принципиальное различие между ними в том, как бизнес определяет свой вклад в развитие общества - самостоятельно или подчиняясь обязательным государственным требованиям.

Американская модель КСО. В США все инициативы в области КСО являются для корпораций добровольными по своей природе - компании самостоятельно определяют характер и объем своего общественного вклада. Администрации лишь остается законодательно поощрять бизнесменов за качественное социальное инвестирование - например, уменьшая или полностью отменяя штрафы или вводя льготы по налогу на прибыль.

Компании в США осуществляют социальную поддержку общества через корпоративные фонды пенсионного обеспечения, дополнительных пособий по безработице, инвалидности, болезни. При этом неправительственный сектор стал для американских корпораций эдаким глобальным ресурсом, с помощью которого они стремятся сохранить свое коммерческое превосходство, проявляя уважение к моральным ценностям того или иного общества.

К концу XX века большинство крупных американских компаний имело собственную модель КСО. Основными направлениями социальной ответственности компаний США являются охрана окружающей среды и обеспечение благополучия сотрудников компании. Google создал центр данных, который использует на 50% меньше энергии чем обычные центры. Walt Disney организовал более 1 тыс рабочих мест для ветеранов войны. BMW переориентировал свое производство в сторону электромобилей. Apple выпускает гаджеты, чьи корпуса сделаны из переработанного металла.

Европейская модель КСО. В основе любой формы социальной ответственности в Европе лежат законодательно закрепленные нормы и стандарты. Бизнес рассматривает государство как институт, приводящий в исполнение принятые правила поведения. Даже в благотворительных акциях европейские компании предпочитают участвовать через юридически обозначенные механизмы.

В Европе - в отличие от США, где приоритет отдается инвесторам и акционерам - корпорации ориентированы на взаимодействие с целым рядом заинтересованных сторон. Отличительной чертой является то, что отношения со стейкхолдерами институционализированы - эта практика берет начало из концепции «социального государства», когда взаимодействие на рынке труда регулируют так называемые «институты социального партнерства». В настоящее время этот механизм закреплен даже на региональном уровне - функционирует Экономический и социальный комитет Европы.

Исходя из того, что в Европе права рабочих и экологические стандарты деятельности законодательно порядком защищены, основной упор при реализации КСО делается на развитие местных сообществ. Nestle учредила премию за «создание общих ценностей», первым лауреатом которой стала международная организация, консультирующая камбоджийских фермеров. IKEA вместе со Всемирным фондом дикой природы пытается совершенствовать методику возделывания хлопчатника для фермеров Индии, Пакистана, Китая и Турции, чтобы в конечном итоге повысить их уровень жизни.

Японская модель КСО. Основой социальной ответственности корпораций в Японии стало использование моральных принципов и культурных традиций. Корпоративные стратегии, как правило, выстраиваются в процессе тесного взаимодействия с персоналом и органами власти. Государство проявляет значительную активность в корпоративном стратегическом планировании.

В Японии поддержание социальной стабильности фактически находится в руках бизнеса - в этом смысле угадывается некое сходство с американской моделью КСО. Между тем, японские компании ориентированы на выстраивание стабильных отношений со стейкхолдерами подобно европейским. Может показаться, что японская модель КСО представляет собой некий сплав современных западных концепций социальной ответственности, однако это едва ли верно - с давних времен доверие клиентов и благополучие работников ценятся в Японии выше сиюминутной прибыли.

Этические принципы японских компаний отстаивают гендерное равенство, ответственное поведение граждан по отношению к своей стране, чистоту окружающей среды и добросовестное партнерство. Toyota Motor первой в мире начала массовое производство и продажу гибридных автомобилей. Sony учредила в Европе программу, согласно которой если сотрудник делает благотворительный взнос, компания делает точно такой же взнос. В сотрудничестве со Всемирным фондом дикой природы корпорация Panasonic разработала принципы «зеленых» закупок древесины для всех своих подразделений.

А что же Казахстан?

Оптимисты утверждают, что казахстанская модель КСО - несмотря на всю свою невнятность - движется в сторону европейских практик ответственного бизнеса. Двигателем концепции КСО в республике является, главным образом, государство (чью активность в этом направлении лоббируют международные институты и доноры). И хотя правительство еще не готово предоставить бизнесу прямые налоговые льготы при реализации политики КСО, Налоговым кодексом уже не первый год предусмотрены некоторые послабления для компаний, осуществляющих социальные и благотворительные проекты. Другое дело, что знают об этом очень немногие отечественные бизнесмены.

Казахстан - по примеру Европейского союза - пытается «воспитывать» казахстанских предпринимателей посредством юридически закрепленных механизмов. На страже принципов КСО в республике стоят Трудовой кодекс, закон о профессиональных союзах, закон о частном предпринимательстве, закон о защите прав потребителей. Рекомендательный характер носят государственные стандарты о социальной ответственности и системе менеджмента профессиональной безопасности и охраны труда. В 2008 году государство даже учредило конкурс по социальной ответственности бизнеса «Парыз» - в 2016 году золотую статуэтку от властей получили сразу 8 компаний.

Значительной сложностью является то, что в Казахстане КСО воспринимают исключительно как благотворительную или спонсорскую активность. Такое понимание характерно для всех стейкхолдеров - бизнеса, госорганов и представителей общественности. Похоже, никто их них еще в полной мере не осознает простой ценности соблюдения прав человека. В 2015 году Центр исследования правовой политики изучил практики КСО 30 компаний, работающих в Казахстане. Из 46 проанализированных проектов ни один не был направлен на защиту прав человека. Большая часть касалась разовой поддержки социально-незащищенных слоев населения и развития сообществ. Рейтинг благотворительности Vласти в 2016 году выявил те же закономерности.

Кроме этого, выяснилось, что в отечественных компаниях лучше всего дела обстоят с разработкой стратегией, принципов и политик КСО, а не с их реализацией. На деле серьезнее всего к социальной ответственности в республике подходят крупные компании - государственные или частные, которые являются участниками международных деловых отношений. На мировой бирже КСО уже давно стала необходимым требованием. Малый и средний бизнес в Казахстане воспринимает социальную ответственность иначе: «я плачу людям заработную плату, выпускаю качественную продукцию - этого более чем достаточно».

В целом, говоря о КСО в Казахстане, можно неутешительно отметить - больше всего ситуацию характеризуют не наметившийся успех, а многочисленные проблемы. Государство не желает совершенствовать экономические стимулы для бизнеса, власть не привыкла на системной основе обсуждать социальные вопросы с предпринимателями, последние зачастую не хотят идти на диалог даже с собственными сотрудниками (не говоря уж об обществе в целом), компании панически боятся раскрывать дополнительную информацию о своей деятельности и, наконец, просто не имеют навыков для подготовки нефинансовой отчетности.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...