Алматинский двор:  территория стагнации

Айсулу Тойшибекова, Vласть

Едва ли в Алматы есть что-то депрессивнее, чем дворы в конце осени или начале весны. Бесконечно серые и пустынные, они угнетают, позабыв о своей рекреативной функции. Лариса Пак и Катерина Грибановская решили посвятить им первое обсуждение в рамках нового формата встреч «Городские практики», таким образом попытавшись доказать – все большие изменения начинаются с малых.

Небольшое помещение городского кафе вынуждает гостей лавировать между столами, креслами и стульями. «Городские практики» – это уже третья попытка свести власть и народ крупнейшего города страны. Метры гречневой вок-лапши и дюжины чашек кофе. Гости продолжают прибывать, спикеры уже здесь. Телевизионщики дописывают синхрон с московским спикером Егором Коробейниковым, создателем тематического блога UrbanUrban.ru. Его пригласили в качестве опытного урбаниста, который объяснил механизм изменения дворовых пространств в Москве.

В начале восьмого вечера мероприятию дали старт:

— Меня зовут Лариса Пак. Мы вместе с Катей Грибановской, которая тоже здесь присутствует, решили создать такие ежемесячные встречи. Могу сразу сказать, что это абсолютно гражданская инициатива. Мы хотим создать клуб, где люди-практики могут делиться опытом. Мы со своей стороны, как организаторы, постараемся это каким-то образом систематизировать и выкладывать в открытый доступ, – начала вечер со-организатор и модератор встречи Лариса Пак.

По словам организаторов, они решили начать с самого близкого – дворового пространства домов, в которых мы живем и которое мы делим с нашими соседями. Как говорится, начини с себя. Начали, однако, с опыта российского урбаниста Егора Коробейникова. Но прежде, чем передать слово спикеру, предупредили – регламент выступления 5 минут:

— У нас есть большой опыт работы с общественными пространствами. Один из самых любопытных, на мой взгляд, это кейс в Тропарево-Никулино, – начал свою речь молодой высокий парень. – Мэрия Москвы тратит 300 миллионов долларов в год только на благоустройство дворовых пространств. Эти деньги, даже если оставить разные финансовые истории, тратятся не самым эффективным способом. И в полной мере не учитывают интересы жителей этих самых дворов. Отталкиваясь от этих трех предпосылок, мы решили сделать научно-исследовательский проект о том, как можно иначе подходить к проектированию дворовых пространств.

Егор вместе со своими единомышленниками выбрали двор размером в 2 гектара, который объединяет около трех тысяч жителей четырех многоэтажных домов в районе Тропарево-Никулино на юго-западе Москвы:

— Мы начали с того, что провели социальное обследование. Это попытка добиться ответа от всех жителей, которые проживают в этих домах. Мы сделали анкету, активно привлекали волонтеров, использовали электронную почту и объявления в подъездах, вешали железные ящики, —вспоминает Егор.

В итоге им удалось достучаться до 120 квартир из 887. И это, по словам спикера, грандиозный показатель.

— С какими проблемами мы столкнулись? Во-первых, жители не понимали кто мы такие, потому что в их жизненных практиках не было такого, чтобы кто-то приходил и спрашивал их мнение. Во-вторых, они, конечно, не доверяют власти. Отсутствие дверных звонков и железные двери уже говорит о том, что жители не хотят с тобой вступать в коммуникации и всячески отгораживаются. О чем это говорит? Жители себя не соотносят с тем пространством, в котором они живут, они не считают себя ответственными за это пространство. Главный сценарий пользования двором – это с утра из квартиры в метро, вечером из метро к своей квартире, – объясняет Коробейников.

После того, как группа энтузиастов получила представление о дворе и его жителях, они попытались вызвать этих самых жителей на дискуссию. Они вывесили плакат с приятной глазу картинкой, на которой был нарисован красивый зеленый двор. В указанное место и время пришли 4 человека. В следующий раз на плакате изобразили двор, заставленный машинами, тогда пришли 10 человек, но среди них уже не было первых четверых:

— Мы начали провокационно угрожать – если вы не придете на обсуждение, то ваш двор превратится в парковку. Пришли 10 человек, они разъярены.

Далее начались переговоры с жильцами, проектирование детских площадок. Все материалы и проекты вывешивались на всеобщее ознакомление. В итоге, от жителей домов стали поступать комментарии:

— Нам пришлось дойти буквально до мэра Москвы Сергея Семеновича Собянина. И это показывает неразвитость института, если нам приходится разговаривать с мэром. Нам предложили самое универсальное и излюбленное решение – народный конкурс, – вспоминает московский урбанист.

На конкурс мэрия выделила 3 миллиона рублей, однако проект Егора стоил 30 миллионов рублей. Конкурс ребята выиграли, однако реализацией муниципалитет решил заняться самостоятельно:

— Муниципалитет замолчал примерно на полтора месяца. Потом мы пришли в этот двор и обнаружили, что там началась стройка. Естественно, что одних картинок недостаточно, чтобы начать строительство. Необходима проектная документация. Проектной документации не было никакой. С нами ничего не согласовывалось, тем не менее, они что-то построили. Это не в полной мере наш проект, он не учитывает многих вещей, но там есть узнаваемые элементы.

Еще спустя время, ребята навестили двор, увидели в нем гуляющих жильцов и поинтересовались, как им изменения. По словам жильцов, это лучшее, что случилось с их двором за последние 20 лет. И это при том, что была реализована лишь десятая часть изначально задуманного проекта.

Далее Егор изложил схему, которая применима для изменения московских дворов – обращение в муниципальное собрание, исследование двора, планирование развития района, разработка концепции, согласование с органами исполнительной власти, разработка рабочего проекта, тендер, строительство, оценка качества благоустройства жителями двора.

После его выступления у многих возник резонный вопрос – а как действовать в Алматы? Куда обращаться и кому писать? Поэтому слово передали представителям акимата Алматы. Руководитель управления внутренней политики Алматы Нурбек Саясат посетить встречу не смог, вместо Саясата пришел его заместитель Бахытжан Акжаров.

Взяв микрофон в руки, и представившись, Акжаров рассказал о задаче акимата по расширению каналов связи для привлечения людей и инициатив, и здесь не обошлось без аккаунта акимата в Instagram:

— Начали мы с создания специальной страницы акимата города Алматы в Instagram. Буквально за короткий срок мы собрали порядка 40 тысяч подписчиков. Это достаточно неплохой результат, – начал молодой человек.

Но как только модератор встречи Катерина Грибановская попросила Бахытжана Акжарова перейти к конкретике, заместитель руководителя управления внутренней политики тут же поспешил предоставить слово Искандеру Салиходжаеву, представив его как консультанта пресс-службы акимата.

Салиходжаев, как и Акжаров, сходу отметил высокий уровень коммуникации и инструментов этих самых коммуникаций на службе у акимата – аккаунт в Instagram:

— Instagram оказался наиболее популярным и доступным средством. На самом деле Instagram всего лишь инструмент, чтобы понять чего хотят люди. Вся информация, которая поступает, анализируется, собирается, делится по районам, управлениям. Благодаря этому у городских властей появляется понимание текущей ситуации.

Таким образом, сотрудникам акимата удалось выяснить, что насущной проблемой алматинцев является недостаточный уровень освещения. Что касается дворов, то много жалоб поступает по санитарной очистке и устройству дворовых территорий. Консультант пресс-службы отметил, что согласно законодательству, дворами заведуют КСК. На вопрос от модераторов, каков механизм действий алматинцев и что может сделать акимат, Салиходжаев ответил:

— Государственный орган по закону не имеет права вмешиваться в деятельность КСК, но сейчас мы активно начали сотрудничать с представителями гражданского сообщества. На данный момент конкретных механизмов, касающихся дворов, нет.

Среди общественников и властей, был на встрече и Мухит Азербаев – председатель наблюдательного совета строительной компании Global, которой принадлежат жилые комплексы «Каусар», «Шахристан» и AFD Plaza. Действительно удачным проектом можно назвать лишь последний. Опыт строительной компании во многом положительный, к примеру, в том же жилом комплексе AFD Plaza была создана галерея, витражи, разделенная по возрастам детская площадка и даже дорожки, которые пересекаются, чтобы соседи наконец познакомились и пообщались. Однако нельзя забывать, что большая часть алматинцев живет в обычных квартирных домах, но никак не в жилых комплексах.

— На фасаде мы ставили специальные ящики. У каждой квартиры под каждым окном есть ящики, куда должен вставляться блок кондиционерный. Я хожу, смотрю и вижу – стоит ящик, рядом прибит кронштейн и туда поставили кондиционер. Естественно, я поднялся в квартиру, говорю:

— Ребята, вы видели ящик?

— Да, видели.

— А что поставили?

— В принципе, что-то не заморачивались. Не контролировали.

— Отсюда мы сделали вывод, что люди думают о внутреннем. В квартире да, хотят, чтобы было красиво. А за дверью, за фасадом – это не его, – отметил Азербаев.

В целом, спикеры, за исключением московского урбаниста и отчасти представители акимата, по большей части говорили только о своих проектах. К теме дворов их возвращали модераторы. Тогда спикеры делились своими наработками и мыслями. Например, Даурен Жолдасбаев из проекта «Посади дерево» заметил, как меняется отношения граждан к вещам, к которым они причастны. Например, к посаженному дереву, обустроенной детской площадке.

А директор ARTBAT FEST Ольга Веселова рассказал о том, как работала команда фестиваля, приглашая художников для создания граффити на фасадах алматинских дворов:

— Всегда, когда вы намереваетесь что-то сделать, подписывайте договоры с КСК, потому что одно из граффити итальянского художника, которое создавалось два года назад, к сожалению, утеряно, поскольку был плановый ремонт и никто в КСК нас не предупредил, что через месяц граффити закрасится. Еще нужно проводить работу с жителями этого дома. Это очень сложно делать, они довольно сложно идут на контакт. С другой стороны, это технически сложно сделать, потому что нужно ходить вечером, но это очень важно.

В Алматы любое видоизменение внешнего облика здания решается через местный исполнительный орган и управление архитектуры, сообщил архитектор Медеуского района.

Что касается благоустройства дворового пространства и взаимодействия жильцов с акиматом, не все понятно. Сам Искандер Салиходжаев отметил, что не все знают куда обращаться и в какой кабинет заходить.

Пять минут оказались недостаточными для обсуждения, желающих высказаться было много и встреча начала затягиваться. Впрочем, к концу встречи стало понятно, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Инициировать улучшение дворовых пространств должны в первую очередь сами алматинцы, которые в них живут, а уже дальше им в этом должны помогать КСК и районные акиматы. А каким образом перевоспитать десятки тысяч алматинцев, изменить парадигму «моя хата с краю» и убедить не быть пассажирами города и дворов, а горожанами и жителями – это первый вопрос, на который необходимо найти ответ.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...