От госструктур до граждан: кто сможет пользоваться и как будет работать система дистанционного зондирования земли в Казахстане

Ирина Севостьянова, Астана, Vласть

Как сделать свой собственный космический снимок и когда в Казахстане начнут собирать космические аппараты? Об этом и многом другом в интервью Vласти рассказал исполняющий обязанности президента АО «НК «Қазақстан Ғарыш Сапары» Марат Нургужин.

Марат Рахмалиевич, система дистанционного зондирования Земли уже запущена. Как она работает и каково применение этой системы на сегодняшний день?

М.Н.: Космическая система дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) нашей республики состоит из двух сегментов: два оптико-электронных космических аппарата (КА): высокого пространственного разрешения «KazEOSat-1» (1 м) и среднего пространственного разрешения (6,5м) «KazEOSat-2», а также наземный комплекс управления спутниками и наземный целевой комплекс для приема, обработки и распространения данных ДЗЗ конечным потребителям.

Первый космический аппарат обладает производительностью 220 тыс кв. км/сутки. Этот аппарат был изготовлен французским стратегическим партнером Airbus Defence and Space Geo SA.

Второй космический аппарат - среднего разрешения, его специфика в том, что именно он предназначен для мониторинга достаточно больших пространств и ориентирован на мониторинг сельского хозяйства, чрезвычайных ситуаций, на экологический мониторинг. Ширина полосы захвата, что очень важно, 77 км. Сравните: если аппарат высокого разрешения имеет полосу захвата 20 км, это достаточно узкая полоса, 77 км - это почти в 4 раза шире. Производительность этого аппарата 1 млн кв. км/сутки.

В настоящее время запущен наземный сегмент, это вторая составляющая. Как раз в этом здании, в котором мы находимся, работают операторы, которые управляют космическим аппаратом, инженеры, которые обрабатывают полученные снимки и доводят их до конечной продукции, до потребителя. Здесь же, на строительном участке, находятся антенные комплексы - два купола, которые непосредственно поддерживают связь с нашими аппаратами. Каждый аппарат пролетает в среднем 6 раз в сутки над нашей территорией - 3 дневных сеанса и 3 ночных. Через эти антенные комплексы идет как передача управляющих команд, чтобы спутник знал где снимать и в какое время, также идет сброс отснятой информации. А мы уже здесь, наземными средствами, обрабатываем ее и доводим до потребителя.

Аппарат высокого разрешения был запущен 30 апреля 2014 г. с космодрома Куру (Французская Гвиана) ракетой-носителем «Вега» Европейского космического агентства. Аппарат среднего разрешения был запущен 20 июня 2014 г. с пусковой базы Ясный (РФ) ракетой-носителем «Днепр». Сейчас оба аппарата летают в штатном режиме. Аппарат высокого разрешения принят в штатную эксплуатацию в начале июля государственной комиссией, а аппарат среднего разрешения еще завершает опытную эксплуатацию. Мы планируем в конце октября принять в штатную эксплуатацию. Вместе с тем, по договоренности с нашими партнерами, мы с июля месяца осуществляем коммерческую эксплуатацию обоих космических аппаратов.

Каково их практическое применение?

Существует несколько видов космических аппаратов дистанционного зондирования Земли. Наши аппараты относятся к оптико-электронным космическим аппаратам, т.е. они снимают поверхность Земли и на базе этих съемок, мы можем расшифровать и определить, что происходит на поверхности Земли. Вторая группа - это радарные космические аппараты дистанционного зондирования Земли. Это перспектива нашей системы, и сейчас наша компания работает над обликом радарного аппарата. Для чего они нужны? Они дополняют оптические космические аппараты, кроме того, радарные спутники могут проводить съемку в облачную погоду и в ночное время. Оптика, естественно, может работать только при дневном свете и в безоблачную погоду.

Третья группа - это аппараты ДЗЗ, которые связаны с прогнозами метеообстановки, своего рода метеоспутники. Казахстан только сейчас приступил к формированию системы ДЗЗ, и мы заняли первую нишу в области опто-электронных аппаратов. Эти аппараты применяются практически во всех отраслях экономики.

Для министерства сельского хозяйства мы оказываем целый ряд услуг, начиная от запасов влаги, проведения посевных работ, контроль за ними, сколько посеяно, сроки сбора урожая, процесс вегетации, определения индекса зеленой массы, на основе ряда коэффициентов можно прогнозировать урожайность. Сейчас мы ведем мониторинг за уборкой наших основных зерносеющих регионов - Северо-Казахстанской Костанайской, Акмолинской областей и по Кызылординской области - рисоводческие хозяйства.

Так вот у кого нужно спрашивать прогнозы по ожидаемому урожаю.

Естественно, космические системы дают ошибку, это не идеальное решение. Полевые работы остаются актуальными, но в меньшем масштабе. Но наш высокоточный аппарат эту ошибку сводит к минимуму по сравнению с прогнозом предыдущих лет. В этом году мы дадим, я надеюсь с ошибкой 7-10%. Это уже в пределах разброса данных.

По крайней мере это инструмент для мониторинга и контроля самими акиматами и другими зерносеющими хозяйствами.

Кроме того, для минсельхоза ведем мониторинг за лесными насаждениями , где идет законная или незаконная вырубка. Определить процент площади наших лесов, определить состав этих лесов, определить состояние этих лесов (болезненные или нет), мониторить пастбища, вопросы опустынивания - тоже актуальная проблема для Казахстана. Например, мы сейчас в рамках проекта ООН, выполняем небольшой контракт, по мониторингу саксаульных насаждений на дне Аральского моря. Это позволяет провести работу по инвентаризации результатов работ по фитомелиорации, в рамках проектов Всемирного Банка, осуществляемых с 2004 года.

Актуальна и проблема водных ресурсов - вопросы, связанные с объемом воды, который находится в озерах, реках. Это тоже, в принципе, можно провести расчет с использованием ДЗЗ. То есть, практически вопросы сельского хозяйства можно максимально охватить с применением наших аппаратов. По космоснимкам можно провести инвентаризацию и мониторинг водных объектов для обновления водного кадастра Республики Казахстан.

Кроме того, у нас внедрена система высокоточной спутниковой навигации. И вот сочетание навигационных задач высокой точности с дистанционным зондированием Земли позволяют в Казахстане внедрить технологии точного земледелия. Такая задача поставлена Правительством перед министерством сельского хозяйства и мы пытаемся вместе с ними решить данную проблему, предложить методики и подходы. В рамках научных исследований мы разработали концепцию внедрения точного земледелия и сейчас эти аспекты рассматриваются в министерстве сельского хозяйства.

Если рассмотреть необходимость снимков для Комитета по чрезвычайным ситуациям, то естественно, это все чрезвычайные процессы, происходящие на поверхности земли, от наводнения до селя, от пожаров до снежных заносов автомобильных и железнодорожных путей. Вот когда у нас паводковая ситуация была в наших трех областях - Карагандинской, Акмолинской, Северо-Казахстанской - мы в оперативном порядке предоставляли снимки, информацию в ситуационный центр комитета по чс. Вопросы селя, состояния ледников, моренных озер также решаются с помощью дистанционного зондирования Земли. Наши коллеги из национального центра космических исследований и технологий на протяжении уже двух десятилетий занимаются этими проблемами, наработаны методики. А теперь есть наши аппараты, более точные, и эти методики мы сейчас планируем адаптировать для решения подобных задач.

А почему же так получилось с паводком? Мониторинг работал, данные вы предоставляете, а своевременного оповещения не было, эвакуировали людей в последний момент. КЧС плохо отреагировал?

Нет, я бы так не сказал. Кстати по паводковой ситуации. Практически ни одной жертвы не было. КЧС здесь оперативно отработал.

А люди рассказывали, что они с одной стороны деревни выбегали, а с другой шла вода.

Я комментировать не могу эту ситуацию. Мы давали те снимки, которые есть. Другое дело, это создание цифровых моделей рельефа и прогнозы разливов, только сейчас начинают нарабатываться. Все эти задачи становятся правильными и актуальными. Как на тот момент случилось, не комментирую, потому что я там не был, только из космоса снимали и, передавали снимки в течение первых часов, т.е. если утром идет сброс на антенные посты отснятой информации, то в течение максимум 1-2 часов, наши специалисты передавали снимки, как на дисках, так и по FTP-каналу в Комитет чрезвычайных ситуаций МВД РК, где были видны территории затопления. Кстати, часть снимков была выложена на нашем сайте и на сайте tengrinews.kz

Хорошо, давайте вернемся к возможностям ДЗЗ. Что еще могут эти спутники?

Для КЧС мы проводим мониторинг по пожарам, в прошлом и в этом году в летний период предоставляли информацию по ситуации со степными и лесными пожарами, и так далее. Это тоже позволяет выявить очаги, площади, направления распространения, и принимаются конкретные оперативные меры.

Немаловажен мониторинг окружающей среды. Например, за накоплениями твердых бытовых отходов, которые становятся для мира серьезной проблемой. Вокруг городов получаются огромные территории, которые вынуждены этот мусор принимать на себя, а эти отходы надо обрабатывать. И мы отслеживаем эту ситуацию. Сейчас по заказу акимата Астаны мы делаем небольшой проект - как можно мониторить за этими бытовыми отходами и процессами их нарастания, и как можно потом регулировать и принимать правильные управленческие решения, чтобы утилизировать эти отходы и не увеличивать площади отчуждения под эти отходы.

Также можно из космоса наблюдать за незаконным сжиганием попутного газа, выявлять соответствующие нарушения. Мы тесно работаем и с генеральной прокуратурой по застройке земель - мы можем из космоса снять территорию и установить, относятся ли те или иные участки к разрешенной для застройки зоне, или же идет самозахват земель.

Также можно отснять соседние зарубежные территории, определить прогноз урожайности, мониторить процессы чрезвычайных ситуаций на соседних территориях и провести предупредительные меры по недопущению, например, респространения пожаров на территорию РК и др.чрезвычайных ситуаций.

Одно из самых важных применений космических снимков - это безопасность нашего независимого государства.

Знаете, мониторинг тех же сельхозугодий я могу понять, а каким образом фотографии со спутников, вы сказали про проект акимата с Астаны, помогут утилизировать ТБО. Вопрос в том, что у нас негде утилизировать, у нас есть просто свалки. И вы можете просто констатировать факт, что в этом месте свалка появилась, а в этом месте разрастается.

Об этом речь и идет - мы выявляем эти зоны, определяем площадь, которая под эти бытовые отходы задействована, а вот уже решения должен принимать тот человек, который владеет этой информацией. Он уже, зная объемы, видит, критическое это состояние или еще есть возможность, продолжать набор. Они должны принимать соответствующие решения. На самом деле, снимки - это первичная информация для менеджеров, которые принимаю решения. Но, благодаря вторичной обработке (тематической обработки данных ДЗЗ), мы можем превратить снимки в продукцию картографическую и т.д.

Вот картографические работы более понятны и логичны.

Да, именно космические съемки позволяют сделать карты более точными, охватывать большие территории и уже карты масштаба 1:5000 и мельче можно делать на базе космосъемок. И мы эту работу делали - для акимата Астаны, Алматинской, Южно-Казахстанской областей, в этом году для Атырауской области.

В принципе, с запуском радарного аппарата и в сочетании с оптико-электронным аппаратом можно будет проводить и оценку полезных ископаемых. Любая порода, которая лежит глубоко под землей, она отражается на поверхности какими-то признаками. Кстати, по этим признакам можно прогнозировать землетрясения. Сейчас мы в тесном контакте работаем с геологической службой США, они выделили эксперта, проводится ряд консультаций, мы хотим подготовить пилотный проект для комитета геологии в рамках наработки применения данных ДЗЗ для геологических задач.

Но это будет возможно только когда будут запущены радарные спутники?

Да, но мы можем делать это и сейчас. Наша компания является дистрибьютором в Казахстане практически всех космических группировок других стран, поэтому при необходимости мы можем закупить у наших партнеров нужную информацию, которой нам не хватает, чтобы решить задачу для нашей отрасли. Кроме того, для открытых горных работ решаем задачи, вплоть до определения контуров разработок скрышных работ определения состояния бортов карьеров, определения объема, какая масса была выявлена. Можно мониторить строительство объектов, например, мы по собственной инициативе мониторим строительство ЭКСПО. И оперативная информация показывает как идет динамика строительных процессов по датам, т.е. наглядно показывает, что произошло за определенный период времени, что было год назад, что было два месяца назад и что какая обстановка на стройке сейчас, и т.д.

И какова же динамика работ на ЭКСПО?

Динамика хорошая. У нас имеются снимки с прошлого года, когда аппарат запустили, т.е. сразу с мая месяца 2014 года. Практически пустая черная земля была. Сейчас наглядно видно, как активно идет строительство, процесс движется в нужном направлении. Другое дело, это информация для руководителей и топ-менеджеров, они принимают соответствующие решения.

Большой пласт работы ДЗЗ делается в интересах национальной безопасности для министерства обороны, для внешней разведки. Наши спутники ведь снимают не только Казахстан, они снимают весь мир. 80% ресурсов - это съемка территории остального мира, 20% территории Казахстана. Поэтому, по специфическим заказам наших силовых структур, мы можем предоставлять информацию практически о любом регионе мира для внутренних потребностей. И во всем мире космические спутники ДЗЗ, по маркетинговому анализу, на 60-65% работают на национальную безопасность, 20-25% работают на государственные органы, местные исполнительные органы, 10-12% работают на коммерческие структуры. Такова структура потребностей.

И каковы перспективы нашей системы ДЗЗ?

В перспективе сейчас разрабатываются новые проекты, и мы готовы сотрудничать на любом уровне. Потребителями уже станут конкретные физические лица. Есть три ниши - В2В («бизнес для бизнеса»), В2С («бизнес для клиентов») или B2G («бизнес и государство»). Проект ДЗЗ сейчас насытил две ниши - для государства и предприятий (бизнеса), мы хотим освоить огромнейший рынок и предоставлять им информацию на iPad, сотовые телефоны и т.д. Этот рынок еще не освоен, своего рода «глубокий океан», где можно ДЗЗ хорошо коммерциализировать.

То есть, система начнет приносить прибыль?

На самом деле все системы ДЗЗ поддерживаются государством. Потому что они не так коммерциализуруются, как, например, спутниковые технологии связи. Технологии связи окупаются за 2-3 года, а данные ДЗЗ - высокоинтелектуальный продукт. Снимок необходимо обработать, провести геометрическую и радиометрическую коррекцию, провести географическую привязку, т.е. провести первичную и стандартную обработку, далее провести тематическую обработку. Это серьезная работа, это интеллектуальный труд наших инженеров, которые обрабатывают эти снимки, делают конечную продукцию. Есть соответствующее программное обеспечение, которое позволяет часть труда автоматизировать, но много и ручной работы. Наши аппараты имеют преимущество в съемке: помимо кадровой съемки (60 км длины и 20 км ширины захвата для «KazEOSat-1» и 90 км длины и 77 км ширины для «KazEOSat-2»), полосной съемки (2000 км длины и 20 км ширины захвата для «KazEOSat-1» и 4000 км длины и 77 км ширины для «KazEOSat-2»), имеется и режим стерео-съемки. Т.е. мы можем сразу получить цифровую модель рельефа и цифровую модель местности, что позволяет мониторить, например, подтопление определенных территорий, куда река направит водный поток, к поселку, или наоборот, водный поток уйдет по другому руслу (т.е. вода заполнит сначала все понижения и только потом начнутся затапливаться повышенные участки). Или ситуация с дамбами - где можно заранее прогнозировать подтопление дамбы и заблаговременно принимать решения.

Талгат Мусабаев неоднократно говорил, что проект ДЗЗ может быть окупаем, прибыльным, и вроде как даже есть наработки. Какие наработки? В каком месте и когда он может начать окупаться? Тем более вы говорите, что во всем мире это датируется.

Во-первых, аппараты ДЗЗ - достаточно сложные, наукоемкие аппараты. Соответственно стоимость их немалая. Во-вторых, как я говорил, для обработки данных ДЗЗ, требуется достаточно высокий интеллектуальный потенциал, и соответствующее программное обеспечение. Все это Казахстан имеет. Мы обучили 45 инженеров в рамках нашего проекта, из них : 24 инженера-конструктора, а также подготовлены инженеры (21 специалист) и на данный момент, начиная с 2014 года они управляют двумя космическими аппаратами, проводится ежедневное планирование съемки территории всего мира, принимаются и обрабатываются снимки, т.е. инженерный персонал работает. Что касается вопросов коммерциализации. На первом этапе, чтобы рынок Казахстана был своего рода «воспитан», нам нужно рынок готовить. Пока наши потребители еще не подготовлены, т.к. это достаточно сложная продукция. Это не просто взял фотографию и положил в альбом. Над снимком нужно еще и дальше работать. Каждый государственный орган может пользоваться космическими снимками для решения своих непосредственных задач. Сейчас на нас возложена обработка снимков и представление потребителям конечного продукта, но в ближайшее время, как во всей мировой практике, в каждой отрасли экономики и соответствующей компании будут свои специалисты, которые смогут проводить тематическую обработку снимков и получать реальные доходы от использования данных дистанционного зондирования Земли. В этом плане мы делаем комплексную программу и вместе с госорганами готовим потребителя к умению эффективно использовать данные ДЗЗ, что приведет к увеличению коммерциализации внутри Казахстана.

Что касается мировой практики - мир готов. Мы сейчас имеем ряд дистрибьюторов, будем продавать за рубеж наши снимки. У нас есть ряд дистрибьюторов в рамках СНГ, это представители компаний России, Белоруссии, Украины, Киргизии, Туркменистана, Узбекистана. И сейчас мы рассматриваем ряд совместных проектов. Первые продажи снимков уже состоялись: Украина, Белоруссия и Россия.

Так ведь у России есть своя система ДЗЗ.

Был проведен соответствующий анализ, который говорит, что на данном этапе Казахстан, с аппаратом высокого разрешения «KazEOSat-1» практически вошел в десятку стран, обладающими такими высокими технологиями.

Каждый аппарат имеет свою периодичность съемки, поэтому только группировкой спутников можно отснять сразу большую территорию. Поэтому россияне дополняют казахстанскими снимками те территории, которые не попали на момент съемки на данную орбиту, т.к. каждый спутник совершает до 14-15 витков сутки.

Также и Казахстан, при необходимости будет закупать снимки с других аппаратов, т.к. это мировая практика.

Так как мы только во второй половине года приняли в коммерческую эксплуатацию аппараты, естественно, маркетинговая стратегия нами нарабатывается. Я знаю и уверен что потребности наших снимков за рубежом будут иметь место, и Казахстан займёт свою нишу в экспорте снимков ДЗЗ. Естественно будет отдача, но на 100% пока практически не удается.

А вообще можно говорить если не о прибыли, то хотя бы об окупаемости таких проектов?

Вопрос окупаемости на данном этапе пока нереален. Но эти первые два года коммерческая эксплуатация покажет, какие у нас будут механизмы, которые позволят довести до окупаемости. Над этим работаем.

Если смотреть по мировой практике, все эти системы являются дотационными. Так как в первую очередь потребители, если суммировать, 80-85% потребителей - это само государство. Получается, государство должно выделить деньги на покупку снимков, а также деньги на создание системы. Поэтому мы предлагаем бесплатно передавать государственным органам снимки, тем самым сводим эту проблему к разумному решению. Это предложение поддержано, и рассматривается сейчас в парламенте в рамках бюджета 2016-2017 годов.

В нашей системе ДЗЗ два спутника. Если сравнивать, то в той же российской - пять. То есть, мы изначально проигрываем?

Нет, мы не проигрываем. В российской группировке ДЗЗ достаточно сильная группировка метео-спутников, которые находятся на геостационарных орбитах, и снимают огромную территорию. Россия серьезно намеревается расширять систему, и к 2025 году они намерены расширить существующую группировку ДЗЗ радарными аппаратами, по предварительным данным, до 15 – 20 космических аппаратов. Но специфика в том, что территория России в 10 раз большей территории Казахстана. Для Казахстана, для решения наших экономических задач, достаточно двух наших аппаратов. Сейчас мы работаем над третьим аппаратом. Это научно-технологический аппарат, который, по нашим планам, мы запустим в 2016-2017 году. Пространственное разрешение будет 22 м. Он будет охватывать уже большую территорию, ширина захвата 300 км. Это будет третий аппарат ДЗЗ . И мы работаем на четвёртым аппаратом – радарным. Пока мы рассматриваем его технический облик и инвестиционные предложения в партнёрстве с нашими коллегами из Франции, Канады и Англии. Нам этого будет достаточно для решения наших задач, и лишних затрат государство не будет нести.

Сейчас в парламенте находится пакет поправок в законодательство по вопросам космической деятельности. Там очень много норм касается именно системы ДЗЗ, и ее применения для МВД, министерства обороны, сельском хозяйстве. Для чего потребовались эти поправки, госорганы не хотят использовать систему?

В первую очередь мы вносили изменения закон о космической деятельности, этот закон проработал определённое время, естественно были выявлены определённые моменты, которые необходимо изменить. Когда этот закон принимался, эти наши системы находились на стадии разработки. А когда мы уже систему создали, приняли, наработали определённый опыт, мы понимаем что надо четко прописать законодательные функции национального оператора дистанционного зондирования земли, функции национального оператора космической связи, национального оператора системы высокоточной спутниковой навигации. Эти проекты уже действуют, уже есть инфраструктура, и прописание этих функций позволяет уже грамотно правильно предоставлять услуги.

В рамках ДЗЗ для решения вопросов государственного мониторинга технологии ДЗЗ являются очень эффективным инструментом. В существующих законах государственный мониторинг не прописывал космические снимки и ДЗЗ, там были аэросъемки, другие методы мониторинга. Сейчас уже когда создана космическая система и мы предлагаем включить технологии ДЗЗ из космоса в решение задач государственного мониторинга в различных отраслях экономики. Это позволит государственным органам не закупать снимки у чужих космических систем, а закупать внутри Казахстана у национального оператора эти услуги. То есть это позволит загрузить нашу систему, которая создана нашей страной в интересах государства. И когда будет законодательно прописана технология, госорганы уже будут более правильно смотреть на эффективность их применения.

Важно, чтобы эта технология была прописана как один из инструментов государственного мониторинга при решении тех или иных государственных задач. Это инструмент для менеджера, позволяющий правильно принять решение.

Сегодня развиваются геоинформационные системы, в основе которых лежит пространственная информация, которая в том числе максимально формируется из космоса. Многие страны создали национальную инфраструктуру пространственных данных. Это данные, которые привязаны к конкретным координатам. Например, мы имеем базу данных, она описывает рост и вес человека, а если привязать это к конкретному месту проживания, месту нахождения, то это будет геопространственная информация. Казахстан тоже приступает к этому проекту создания своей национальной инфраструктуры пространственных данных. Уже основа есть - земельный кадастр. Если его перевести с помощью технологий ДЗЗ в разряд пространственных данных, это позволит видеть, как вы в "Гугле"видите информацию, мы можем увидеть весь Казахстан в таком ракурсе - со всеми дорогами, коммуникациями и так далее, наложив соответствующие слои. Наши партнеры из холдинга «Зерде» работают над проектом национальной геоинформационной системы НГИС Основой этой системы как раз будут данные ДЗЗ, это уже информационные технологии, правильная и актуальная информации.

Или это "большой брат смотрит на тебя"?

Если говорить о гражданских технологиях ДЗЗ, то они позволяют на самом деле различать объекты типа автомобиля и так далее. Наша система позволяет это делать. Но вопросы наблюдения за людьми из космоса не решаются (т.к. один пиксель на снимке равен 1 м). Это только в кино могут показывать.

Но вопросами навигации эти задачи решаются. Мы, например, в этом году для минсельхоза, для одного из предприятий, которые осуществляют работу по борьбе с саранчой, проводили такую работу. Более 1200 работников работали на полях, и проводили дезинфекционные работы, боролись с саранчой путем распыления соответствующих составов и так далее. Наша система мониторинга позволила мониторить за этими сотрудниками - вышли ли они на работу, находятся они в рабочей зоне, куда они отклонились. У них соответствующие браслеты были, и мы через наш сервер давали информацию в начале дня, в середине, в конце дня - в непрерывном режиме мониторили. И как вы знаете, в Казахстан саранча так и не вошла. Это тоже помощь гоударству с использованием космических технологий.

Сейчас в системе исправительных учреждений внедряют соответствующую систему мониторинга. Тем самым разгружаются наши тюрьмы. Я знаю, что МВД РК тоже работает над этим проектом, и мы готовы предложить решения.

Тем не менее, критика данных космического мониторинга уже звучала. Например, год назад - в отношении оценок урожая. Многие говорили, что данные мониторинга оказались слишком далеки от реальности.

Да, эта проблема была. Но хочу пояснить - эту работу проводила не наша компания, и наши данные не применялись, так как наши аппараты находились в опытной эксплуатации и в условиях испытания на орбите. Поэтому мы в прошлом году данные не предоставляли. Там применялись данные с других аппаратов - аппаратов низкого разрешения, которые имеют пространственное разрешение от 1 км до 250 м. В этом году министр сельского хозяйства трижды лично проводил совещание по космическому мониторингу, я лично с ним встречался, были четко поставлены задачи этого года и сейчас мы в рамках этих задач грамотно отрабатываем. Мы показали, каким образом можно повысить точность прогноза, применяя аппараты более высокого разрешения. Речь же не идет только о прогнозе урожайности. В прошлом году были объективные причины. Конечно, сейчас над северными регионами стоит высокая облачность, это тоже мешает оперативности предоставления информации. Мы уже по областям, по районам предоставили информацию, теперь уже стоит задача по хозяйствующим субъектам. А вот границы этих субъектов пока еще даже в земельном кадастре правильно не отражены. Но мы работаем над этой задачей.

Вы не раз упомянули про гражданское направление ДЗЗ. А вообще спутник для граждан - это как? Селфи из космоса?

Потребители из сферы бизнеса - это крупные компании: недропользователи, экологические компании, транспортные, авто- и железнодорожные, строительные.

Вопросы мониторинга за пространственными сооружениями - тоже очень важны и для государства, и для бизнеса. Сейчас для акимата Астаны мы сделали пилотный проект - за мостом «Алаш» мониторим, за его динамикой и тем самым можно повысить безопасность эксплуатации. Как только определенные нагрузки приводят к чрезмерной деформации - можно принять соответствующие решения.

Но есть еще и ниша для малого и среднего бизнеса. К нам уже не раз обращались люди с вопросами по земельным участкам, когда надо точно определить границы этих территорий. Такие задачи, особенно в части точности границ территорий, наложения этих границ можно из космоса определять.

Кто-то может на самом деле захочет снимок своего дома из космоса получить! Но эти технологии не стоят на месте. Я не могу точно сказать сейчас, какая потребность завтра появится у вас, у меня. Даже карты в сотовых телефонах - это же все на основе ДЗЗ. Поэтому я думаю, что потребности будут возрастать.

То есть, отслеживая, например свою собаку по чипу через GPS, я использую ДЗЗ?

Да, вы используете карту, а она получена на основе ДЗЗ. Зачем мы высокоточную спутниковую навигацию внедрили? Спутники GPS для нас позволяют на сотовом телефоне показать примерное наше расположение. Но там точность от 3, 10, 15 метров. Кроме того, она может регулироваться - владельцами этих группировок в нужный момент могут внести искажения. А вот высокоточная навигация - это сеть дифференциальных станций, их сейчас 60 по территории Казахстана. Они позволяют на 94% территории страны точность повысить до метра, а в районах станций в радиусе 30-50 км точность увеличивается до сантиметров. Вот для задач точной геодезии, для определения участков между соседями, где забор должен стоять - это все задачи геодезии. И вот когда мы решаем задачи мониторинга подвижного транспорта, когда нужно быстро решать эти задачи - например, движется состав железнодорожный, выявлен дефект, надо сразу зафиксировать с точностью до сантиметров, в каком месте полотна был выявлен дефект - это позволяет делать высокоточная навигация.

Есть ли конечная точка формирования этой системы?

Завершенных систем, наверное, нет. Можно говорить о хороших решениях, которые применяются в США, Канаде, ряде европейских стран, к этому приближаются Россия, Индия, Китай, Казахстан. Но технологии совершенствуются постоянно. С вводом в эксплуатацию своего конструкторского бюро мы будем на волне всех изменений.

Я думаю, через 5-6 лет будет существенный прорыв в области ДЗЗ, потому что этот рынок растет и растет очень серьезно.

И когда планируется ввести в строй конструкторское бюро?

Сейчас мы разворачиваем опытное производство здесь. Мы ввели уже 3D принтер, который работает с металлическими порошками, а не с пластиком, и сейчас мы отрабатываем технологии для производства компонентов. К концу года мы введем чистовые помещения для сборки кабельной продукции, оболочек для космических аппаратов, а к концу следующего года введем СКТБ с опытным производством. Уже инженеры будут работать здесь и будут производить заказы наших партнеров. Наш партнер - Airbus Defence and Space Geo SA - обязуется сделать трансфер технологий, и в первые пять лет партнеры инвестируют 60 млн. евро на размещение заказов здесь. Это ориентировочно 2017-2018 годы по нашим планам.

То есть, это будет не "отверточное" производство, как раньше предполагалось?

Да, изначально так и планировалось, мы заключили контракт только на создание сборочно-испытательного комплекса, там, где будут сборка и испытания. Но и сами эти испытания уникальны. Только термо-вакуумная камера, которая имитирует космическое пространство, имеет диаметр 8 метров, глубину 10 метров. Это низкий вакуум и температура -180/+150 - то, что в космосе.

Но потом, когда мы поняли, что сборка и испытания - это всего лишь 8-10% от стоимости аппарата, мы обучили конструкторов и решили довести казахстанское содержание в производстве аппаратов до 50-55%. Нашим партнерам даже выгодно локализовать производство в Казахстане. И мы целенаправленно работаем в этом направлении.

Шеф бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...