Тимур Сулейменов, министр по экономике и финансовой политике ЕЭК: В нынешних условиях введение единой валюты в рамках ЕАЭС не представляется возможным

Дмитрий Мазоренко, Vласть

20 марта на трехсторонней встрече стран ЕАЭС в Астане президент России Владимир Путин рассказал, что главы государств продолжат координировать монетарную политику и в будущем начнут разговор о возможном создании валютного союза. Однако, что подразумевается под этим союзом детально он не объяснил. Vласть задала несколько вопросов Тимуру Сулейменову, члену коллегии (министру) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии о том, каким может быть союз и есть ли необходимость введения единой валюты в ЕАЭС.

Президент России Владимир Путин 20 марта на встрече с лидерами стран участниц ЕАЭС предложил начать обсуждение создания валютного союза. Не могли бы вы объяснить, в чем его основная идея и предполагает ли он введение общей валюты, в какой либо форме? Может ли эта модель как-то походить на опыт Европейского союза?

Следует сразу отметить, что в договоре о Евразийском экономическом союзе нет правовой нормы по введению единой валюты. В соответствии с ним члены союза проводят согласованную валютную политику. Предполагается, что к 2025 году будет создан наднациональный орган по регулированию финансового рынка стран участниц ЕАЭС. Однако речь не идет о введении единой валюты к этому сроку. Согласно договору, основным принципом валютной политики будет её координация и согласование в целях повышения доверия к национальным валютам государств-членов как на внутреннем валютном рынке каждого государства-члена, так и на международных валютных рынках.

Что касается поручения президента России по разработке дальнейших направлений интеграции в валютной и финансовой сферах и проработке перспектив создания валютного союза, то такая задача поставлена только перед правительством и центральным банком России. Предложения России в дальнейшем будут выноситься на рассмотрение межправительственного и Высшего советов ЕАЭС, где решения в соответствии с договором о ЕАЭС принимаются консенсусом. Поэтому эти инициативы будут согласовываться на уровне глав государств и правительств наших стран.

В любом случае создание валютного союза еще не означает введение единой валюты. Об этом говорить еще рано. Объективных экономических предпосылок для её введения в ЕАЭС пока нет. Не наблюдается достаточных товарных потоков, потоков услуг, капитала, инвестиций. В частности, по итогам 2014 года доля взаимной торговли наших стран в общем объеме внешнеторгового оборота составляет 11,7%. В Евросоюзе, например, объем взаимной торговли товарами, услуг, взаимных инвестиций всегда был в пределах 60% и примерно таким остался. Кроме того, проведение единой денежно-кредитной политики на практике потребует проведения единой бюджетной и налоговой политик, чему нет предпосылок в договоре. Подобные обсуждения между сторонами сейчас не ведутся.

Прежде чем начинать предметно обсуждать создание в перспективе валютного союза, необходимо проведение государствами ЕАЭС согласованной политики в финансовой сфере, принятие мер по координации курсовой политики, эффективной координации ключевых экономических решений.

Валютный союз – высшая форма экономической интеграции. Но для реализации этого проекта необходимо сначала выйти на согласованные действия в макроэкономике, валютной политике, сформировать условия функционирования единого рынка финансовых услуг. Только после решения этих задач можно говорить о более высоком уровне валютной интеграции наших стран.

Об этом свидетельствует опыт европейской интеграции. Как известно, государства Европейского союза не один десяток лет шли к единой валюте. Идея создания единой валюты на Европейском континенте реализовывалась постепенно и поэтапно. Экономический и валютный союз (ЭВС) начал функционировать 1 января 1999 года, когда в безналичное обращение была введена единая европейская валюта – евро. До создания ЭВС в Европе практиковались различные формы валютного сотрудничества.

Одна из причин, по которой введение единой валюты ставится под сомнение – это частичная или существенная потеря суверенитета стран ЕАЭС. А с экономической точки зрения это решение можно было бы назвать необходимым?

Создание валютного союза предполагает высокий уровень экономического развития стран. Для введения единой валюты экономики государств должны иметь схожий характер бизнес-циклов. В противном случае, если одна из стран будет находиться в рецессии, а другая процветать, то единая денежно-кредитная политика приведет либо к тому, что страна с рецессией будет ухудшать свое положение, либо к тому, что в благополучной стране ускорится инфляция.

Важнейшей проблемой экономического развития стран союза является недостаточно высокий уровень их конкурентоспособности. В товарной структуре экспорта государств ЕАЭС в третьи страны преобладают минеральные продукты (по итогам 2014 года – 73,3% от общего объема их экспорта в третьи страны). Наибольшую долю в импорте занимают машины, оборудование и транспортные средства (в 2014 году – 45,5% совокупного импорта), продукция химической промышленности (16,4%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (13,5%). Анализ внешней торговли государств союза, структуры их экспорта и импорта свидетельствует о сохранении пока сырьевой направленности экономического развития наших стран.

В таких условиях введение единой валюты в рамках союза не представляется возможным. В противном случае сохранится высокий уровень ее волатильности от состояния мировых сырьевых рынков, а экономические шоки будут распространяться на весь экономический союз.

Сегодня перед нашими странами стоят серьезные задачи по модернизации и диверсификации национальных экономик, развитию производств с высокой добавленной стоимостью. Важное значение имеет принятие мер по развитию технологической и научной кооперации, корпоративной интеграции, стимулированию инновационной деятельности экономических субъектов, реализации политики освоения экономиками стран союза производств, основанных на пятом и шестом технологических укладах.

Считаю, что к детальному обсуждению возможности введения единой валюты можно подходить только после полной реализации потенциала собственно Евразийского экономического союза. Несомненно, это должно происходить только при наличии запроса на валютный союз со стороны бизнеса и населения. Только после решения этих задач можно говорить о введении в перспективе единой валюты ЕАЭС.

Долларизация остается одной из ключевых проблем для экономик стран ЕАЭС. Валютный союз, в нынешнем его виде, как-то поможет снизить зависимость от доллара?

Безусловно, формирование валютного союза в перспективе будет способствовать снижению зависимости от него. Главным условием валютного союза является принятие мер по дедолларизации экономик наших стран. В области валютной политики на современном этапе развития ЕАЭС акцент делается на ее координации и согласовании в целях повышения доверия к национальным валютам государств-членов. Поэтому в сфере взаимной торговли, инвестиционного сотрудничества наших стран будет возрастать роль национальных валют. Однако во взаимоотношениях с внешними торговыми партнерами (США, Китаем, Европейским союзом и др.) зависимость от доллара сохранится.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...