В 2018 году итоговый рост ВВП страны может превысить структурный
​Перегрев экономики Казахстана в 2018 году может грозить ростом инфляции – исследование
Фото Жанары Каримовой

За 27 лет постсоветской трансформации нефтяные экономики стран СНГ показали лучшие темпы роста. Экономики почти всех из них восстановились после экономического шока 1990–1995 годов, однако восстановление происходило неравномерно. В Казахстане пик падения в 1995 году был компенсирован последующим почти двукратным ростом. Сегодня потенциал роста сырьевых экономик СНГ становится ограниченным, однако Казахстан остаётся исключением благодаря структурному росту на основе труда и производственного капитала в последние 20 лет. Однако в стране вероятен перегрев экономики из-за превышения итогового роста над структурным, что может привести к усилению инфляции, говорится в исследовании российского рейтингового агентства АКРА.

По данным исследования, все страны, вошедшие в состав СНГ, в период распада СССР и последовавшего периода трансформации экономик, столкнулись со значительным снижением деловой активности. Пик падения экономик этих стран пришелся на 1995 год, когда по сравнению с 1990-м годом оно составило порядка 48% (в реальном выражении). Первыми начали восстанавливаться экономики Армении и Грузии, последней была Украина, чья экономика возобновила рост только в 2000-м году.

С 2003 по 2007 год экономики большей части стран СНГ достигли показателей 1990 года и превзошли их. Последними восстановились Таджикистан (к 2013-му) и Грузия (к 2017-му), а экономики Украины и Молдовы не смогли окончательно восстановиться после спада. С 1990 по 2017 год лишь Азербайджан и Казахстан смогли более чем двое увеличить реальный ВВП: экономическая активность в этих странах выросла в 2,6 и в 2,03 раза, соответственно. При этом структура вкладов источников роста в этих экономиках отличается в достаточной степени, поэтому в 2016–2017 годах они показали разную динамику.

Динамика сглаженного темпа факторной производительности Казахстана демонстрировала рост до 2003-го года включительно (значение показателя на конец периода составило 6,4%), снизившись до 1,4% только в 2016-м году. «Это укладывается в общее понимание процесса, указывая на улучшение базы сравнения, а также на ослабевающий мультипликативный эффект от бума добычи нефти в 2000–2007 годах. При этом сохраняется позитивная динамика факторной производительности, то есть в экономике страны остаются возможности для усиления отдачи от вклада базовых производственных ресурсов – труда и капитала», - поясняют аналитики агентства.

Потенциальный рост экономики Казахстана, как отмечают аналитики, в целом совпадает с фактическим. С 2014 года разрыв между двумя показателями практически не наблюдается, а его величины в среднем колеблются примерно на нулевом уровне. Микроциклы бизнес-активности в Казахстане с 2011 года следуют волнообразной траектории развития. При этом продолжительность микроциклов невелика —2 года от пика до пика против 3-4 лет в экономической теории. По прогнозам АКРА, в 2018 году положительная динамика бизнес-цикла страны в 2017 году сменится отрицательной.

«Общий тренд динамики этих микроциклов направлен положительно: локальные минимумы от цикла к циклу менее отрицательные, а пики от цикла к циклу более положительные. Понимание роли микроцикличности в формировании ВВП Казахстана становится новым инструментом, позволяющим выявить состояние затяжного кризиса. Так, слабая экономическая динамика 2015 года была следствием факторов бизнес-цикла и нефтяной конъюнктуры, которые носили взаимокомпенсирующий характер, а результат 2016 года — негативной фазы цикла и воздействия конъюнктуры», - полагают аналитики.

В 2016 году экономика Казахстана, которая годом ранее была близка к стагнации, продемонстрировала уверенный подъем. Способствовал этому структурный рост ВВП (результат реализации накопленных в предыдущие годы основного капитала и трудовых ресурсов). В целом на протяжении всего периода новой экономической истории Казахстана (исключение — 2013 и 2015 годы) решающую роль в развитии экономики страны играл структурный рост, что эмпирически опровергает общепринятое представление о ключевой роли ценового фактора.

В 2016 году итоговый темп роста экономики в реальном выражении сложился как результат положительного вклада структурного роста (в том числе занятости, производственного капитала и производительности) и госсектора и отрицательного воздействия бизнес-цикла и фактора нефтяных цен.

АКРА ожидает, что данные за 2017 год должны показать некоторое снижение положительного вклада со стороны структурного роста. Более весомую роль будет играть внешняя конъюнктура, что связано с относительно высокими (на 40% выше среднего уровня) ценами на нефть.

В период с 2018 по 2019 годы единственным околонейтральным фактором выступит бизнес-цикл экономики. В связи с превышением фактического уровня роста ВВП над потенциальным возникает вероятность перегрева в экономике, что может усилить инфляционные тенденции.

В феврале 2018 года потребительская инфляция в годовом исчислении (6,5%) укладывалась в текущий целевой коридор Нацбанка в 5–7% по итогам 2018 года. Однако потенциальный перегрев может привести к выходу инфляции из коридора и потребовать со стороны регулятора дополнительных мер по изъятию ликвидности.

Графика агентства АКРА

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...