Глава Нацбанка объяснил депутатам, для чего нужен плавающий курс
  • 2261
Фиксация обменного курса тенге может стоить стране больших денег – Акишев
ФОТО ЖАНАРЫ КАРИМОВОЙ

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Национальный банк не видит необходимости препятствовать колебаниям курса тенге, так как то, что происходит на рынке, является объективной реальностью, заявил в среду в ходе пленарного заседания мажилиса парламента глава Нацбанка Данияр Акишев. Он подчеркнул, что фиксация обменного курса может стоить стране достаточно больших денег, в случае ошибки финрегулятора по установлению стоимости национальной валюты.

«По оценкам Нацбанка, в текущем году инфляция сложится внутри целевого коридора 5-7%, но на верхней его границе. На фоне ослабления курса тенге в августе-сентябре инфляция будет ускоряться. Для поддержки курса только с 5-по 7 сентября Нацбанк продал $520 млн – это 80% объема всех торгов, после чего курс тенге еще больше ослаб. Если 4 сентября тенге продавался по 365 тенге, то 12 сентября уже по 380. Возникает вопрос, кто воспользовался ситуацией и скупил всю валюту? Очевидно, что это не население», - заявил депутат Аманжан Жамалов.

Он напомнил, что Нацбанк неоднократно заявлял, что одной из причин инфляции является «фискальное стимулирование экономики через бюджет и квазигоссектор».

«Вы сами приводили цифры, что госхолдинги и квазигосударственные компании на счетах банков сейчас держат более 7,2 трлн тенге – это 34% всех банковских обязательств. Но здесь другая сторона медали – квазигоссектор стал активным участником валютных торгов. У них есть инвестиционная программа, по которой импортируется дорогое оборудование за валюту; есть большие внешние займы, которые надо обслуживать. По данным Нацбанка на 1 июля 2018 года, внешний долг квазигоссектора превышал $23 млрд. По графику погашения только в третьем квартале этого года за его обслуживание необходимо заплатить $2,4 млрд», - подчеркнул парламентарий.

По его мнению, вывод напрашивается сам собой: квазигоскомпании при такой волатильности курса тенге начинают скупку валюты, преследуя простые финансовые цели.

«В результате мы потеряли реальный рыночный курс тенге. Он уже определяется не фундаментальными факторами, например, ценой на нефть, а действиями двух игроков – Нацбанка и квазигоссектора. Не настало ли время решить вопрос определенности, предсказуемости курса тенге? И, к примеру, хотя бы на время установить валютный коридор, который соответствовал бы интересам и Нацбанка, и правительства?» - поинтересовался Жамалов.

В свою очередь глава Нацбанка Данияр Акишев подчеркнул, что в отношении проводимой денежно-кредитной политики прозвучали разные оценки, что есть два крупных игрока.

«Это не соответствует действительно. Валютный рынок в Казахстане представлен всеми банками второго уровня, которые обслуживают свою клиентуру. И клиентура у них, действительно, да, много компаний квазигоссектора, но существует и юр, и физлица, которые торгуют», - заявил он.

Он напомнил, что по валютному законодательству никаких ограничений для предприятий реального сектора, для населения, как продавать, так и покупать валюту, нет. Поэтому, соответственно, «в рассматриваемый период, как с точки зрения предложений, так и с точки зрения спроса, участвовали различные игроки реального сектора экономики, а не только квазигоссектор, и Нацбанк».

«В данном случае эта информации не подтверждается», - отметил Акишев.

Что касается валютной нагрузки по займам квазигоссектора, глава Нацбанка признал, что действительно регулятор публикует данную информацию поквартально.

«Те цифры, которые вы озвучили, действительно они присутствуют, но тем не менее они не означают, что именно эта сумма валюты должна будет выйти за рубеж на обслуживание внешнего долга. Как правило, структура контрактов часто и по многим крупным проектам, которые в РК реализуются, предусматривают не только выплату в денежной форме, но и часто происходят взаимозачеты, также происходит выплата в натуральной форме. Особенно по контрактам, где присутствуют соглашения о разделе продукции. Здесь не идет речь о том, что такая нагрузка действительно присутствует на компании квазигоссектора», - объяснил он.

Что же касается политики Нацбанка на валютном рынке, Акишев отметил, что не видит необходимости в данное время препятствовать колебаниям курса тенге, так как это «объективная реальность».

«Республика Казахстан является страной с открытой экономикой, мы являемся членом ЕАЭС. У нас отсутствуют какие-либо торговые ограничения на перемещения товаров, работ, услуг и капитала между нашими странами. Соответственно, мы объективно будем зависеть от ситуации в наших странах - торговых партнерах. Если там будет происходить ухудшение ситуации, это может сказываться и на экономике Казахстана, и на нашем обменном курсе. Поэтому мы не видим необходимости возврата ни к коридору, ни к какой-либо фиксации, потому что для страны это будет стоить намного дороже, чем те цифры, которые вы озвучили», - подчеркнул он.

«То, что касается потерь, - продолжил Акишев, - действительно, любая фиксация обменного курса будет предполагать ошибку либо, когда Центральный банк будет неправильно определять обменный курс и защищать, возможно, неверный коридор. Это будет стоить стране достаточно больших денег. Мы в принципе это проходили уже три периода подряд – в 1999 году, в 2009 и в 2015 году. Поэтому, на наш взгляд, никаких оснований для пересмотра правил денежно-кредитной политики в настоящее время не существует», - резюмировал он.

Шеф столичного бюро Власти

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики