В то же время многие ходовые сорта нефти подешевели до $10 за баррель
​В узком сегменте нефтяного рынка появились отрицательные цены на сырьё
Фото с сайта bloomberg.com

Специфический сорт нефти с ограниченным рынком сбыта — американский Wyoming Asphalt Sour, использующийся для получения асфальта, стал стоить дешевле нуля. Продавцу приходится доплачивать покупателю 19 центов за баррель, чтобы тот взял его на реализацию. В то же время многие ходовые сорта нефти стали стоить дешевле $10 за баррель, пишет The Bell.

Опрошенные Bloomberg трейдеры не исключают отрицательных цен и на другие североамериканские сорта нефти из-за исчерпания емкостей хранения и ограниченного спроса со стороны НПЗ. Канадская нефть из нефтеносных песков (Canadian Western Select) в пятницу 27 марта уже стоила $4,58 за баррель, сернистая Southern Green Canyon из Мексиканского залива — $9,33, Oklahoma Sour — $6,75. Трейдеры полагают, что эта динамика – явный показатель необходимости сокращения добычи.

Биржевая нефть Brent в пятницу упала ниже $25 за баррель на новостях о том, что Россия и Саудовская Аравия не ведут переговоров о возобновлении сделки ОПЕК+. Майские фьючерсы на нефть WTI торговались по $21,5 за баррель.

Нынешняя обстановка на физическом рынке углеводородов – беспрецедентная, по крайней мере со времен кризиса перепроизводства 1980-х: в США многие скважины уже дешевле заглушить, чем продолжать добычу. В мире похожая ситуация. «В Сибири нефть покупают дешевле $10, а цены на внутреннем рынке Китая упали к однозначным цифрам», — утверждает Bloomberg. Российский экспортный сорт Urals на минувшей неделе стоил дешевле $19. На рынках, имеющих выход к морю, трейдеры выкачивают нефть на танкеры и арендуют резервуарные парки. Это не больше чем временное решение: свободных мощностей хранения в США осталось меньше чем на полмесяца, а фрахт танкеров подорожал на порядок.

Физическое сокращение добычи неизбежно, причем в ближайшее время, уверены эксперты Bloomberg: в мире коронавируса и нефтяной войны, где спрос упал на 20%, попросту нет места для прежних 100 млн баррелей в сутки. Добывающим компаниям в США пока выгоднее терпеть отрицательные цены, чем прекращать добычу, но долго это продолжаться не может. «Добычу придется сокращать или закрывать полностью. Вопрос в том, где и на сколько», — говорит руководитель подразделения рынка нефти в IHS Markit Джим Буркхард.

Отдельный вопрос, оправданна ли ставка России с Саудовской Аравией в нефтяной войне на «вышибание» американской сланцевой нефти. Аналитики PKVerleger считают, что по крайней мере частично ответ утвердительный, но ценой этой относительной победы будет мировой экономический коллапс. Не внушают оптимизма и исторические аналогии: именно демарш Саудовской Аравии в 1986 году, уронившей нефть к $10, считается одной из причин развала СССР.

Сама Саудовская Аравия нуждается в цене на нефть более $80 за баррель, чтобы сбалансировать свой бюджет. В пятницу страна повысила потолок госдолга с 30% до 50%. В Ираке, втором по величине производителе на Ближнем Востоке, бюджет был основан на цене нефти $56 за баррель, и правительство заявило, что оно, вполне вероятно, не сможет выплачивать зарплаты и поддерживать импорт продовольствия. Экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на прошлой неделе сравнивал двойной шок от падения цен на нефть и пандемии коронавируса с распадом Советского Союза. Вследствие этого Казахстану с самого начала пришлось повысить процентные ставки в попытке защитить национальную валюту.

Рынки уже полны тревожных знаков. За первые два месяца этого года инвесторы вывели с развивающихся рынков $83 млрд, что, по данным МВФ, является самым большим отток за всю историю наблюдений.

Многие из наиболее пострадавших стран от обвала нефтяных цен сегодня – Саудовская Аравия и бывшие партнеры России по ОПЕК +. Валюты от мексиканского песо до казахстанского тенге упали более чем на 14% в этом месяце, поскольку Россия и Саудовская Аравия начали ценовую войну на нефть перед лицом резкого падения мирового спроса. А доходность по гособлигациям Анголы, Нигерии и Ирака взлетела до 30%, 12% и 14% соответственно, так как инвесторы волнуются о рисках реструктуризации и дефолта.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики