• 3119
В Институте политических решений прошло экспертное обсуждение новой инициативы МВД - планируемого изъятия травматического оружия из гражданского оборота. Один из доводов апологетов новых поправок – опасность, которую представляют для общества вооруженные сограждане. Но противники изъятия не согласны: против 47 преступников - владельцев травматики, за последние пять лет более трех тысяч сотрудников правоохранительных органов совершили преступления.

 

Зарина Ахматова, Vласть

 

В Институте политических решений прошло экспертное обсуждение новой инициативы МВД - планируемого изъятия  травматического оружия из гражданского оборота. Один из доводов апологетов новых поправок – опасность, которую представляют для общества вооруженные сограждане.  Но противники изъятия не согласны: против 47 преступников - владельцев травматики, за последние пять лет более трех тысяч сотрудников правоохранительных органов совершили преступления. Так что вопрос – кто опаснее – казахстанец, покупающий травматический пистолет, или человек в погонах – остается открытым. 

 

«В связи с поздним поступлением Вашего обращения, участие  представителей МВД в указанном обсуждении  не представляется возможным», - так отреагировали на приглашение Института политических решений инициаторы взбудораживших  общественность поправок. К слову, в публичном поле инициатива прогромыхала 13 февраля. Уже в  день всех влюбленных аналитики пригласили главных «виновников» поприсутствовать на обсуждении, но в Комитете Административной полиции МВД только поблагодарили экспертов  «за инициативу» и не пришли. Отдуваться пришлось надзорному органу – Жандосу Умиралиеву, заместителю прокурора Алматы и Бауыржану Абдрахманову, старшему прокурору управления по надзору за законностью в социально-экономической сфере прокуратуры Алматы.

Планируемое изъятие, скорее всего будет производиться на условиях добровольного выкупа, но законодательный перевод травматического оружия в разряд служебного  не оставляет выбора его владельцам. Последних в Казахстане, по официальным данным – 17 818 человек, у них на руках находится 18 431 единиц травматического оружия. И еще 3 384 единицы бесствольного оружия с патронами травматического действия единиц предположительно - в незаконном обороте.

 

Как рассказал Жандос Умиралиев, «статистические данные свидетельствуют о тенденции к росту преступлений с применением огнестрельного оружия, в том числе с патронами травматического действия». По его словам, в 2009 году с применением огнестрельного оружия совершено 562 преступления, в 2010 – 552, в 2011 – 728, а  первом полугодии 2012 года  - уже  360.  Анализ приведенных статистических данных  позволил сделать прокуратуре собственные выводы – за два года рост преступлений, совершенных при помощи травматики, составил 30%.  


- Таким образом, огнестрельное оружие с патронами травматического  действия, отнесенное к оружию самообороны, все чаще используется для нападения, - резюмировал представитель прокуратуры, списав этот факт на недостаточное чувство ответственности владельцев травматического оружия.  

 

Еще один довод прокуратуры - правоохранительные органы не располагают криминалистической пулегильзотекой травматики, что влияет на раскрываемость преступлений. Однако, по мнению Марата Шибутова, представителя Ассоциации приграничного сотрудничества, изъятие травматического оружия из гражданского оборота вряд ли оздоровит криминальный  климат в стране. Проблем  с теми, кто должен стоять на страже порядка – гораздо больше, чем  с теми, про кого в этот раз собирают статданные в МВД, считает Шибутов. В своем выступлении он презентовал другую статистику. Да и вопросы аналитик задает иные, чем ведомство, без страха замахнуться на глобальные проблемы: «Безопасно ли в нашей стране?». Из нижесказанного  явствует, что пока не очень.

Так, в период с 2008 по 2012 год в стране было совершено 875 523 преступления, из них с применением травматического оружия – 825 преступлений, эта цифра – 0,0001% от общего количества преступлений. 

 

- Если говорить об уличной преступности, возросло количество изнасилований, краж, хулиганств, фактически за это время уличная преступность выросла в три раза. Количество же преступлений с использованием любого огнестрельного оружия, напротив, сокращается. Получается, что в прошлом году этот показатель составил  0,24 процента. Если говорить о тяжких и особо тяжких преступлениях, то у нас 98 процентов совершается без применения огнестрельного оружия. Людей убивают палками, кухонными ножами, монтировками. Вот такая вот статистика, - рассказывает Шибутов. 

 

Из его же доклада следует – несмотря, на то, что преступность растет, бороться с ней по неизвестным причинам, не торопятся.  Показатели раскрываемости серьезно  отстают от темпа самой преступной активности. Так, в Алматы, в прошлом году раскрывали одну из 10 краж, один из семи грабежей, одно из четырех убийств.

- Только вдумайтесь, если вас ограбят – вероятность того, что преступника найдут – крайне мала. Если вас убьют, что шансов – один из четырех, что убийцу вообще найдут.  И что я, спрашивается, как налогоплательщик и потенциальная жертва преступника, должен думать о государстве? - возмущается Шибутов. 

 

Но самая занятная статистика, приведенная аналитиком, оказалась сводной таблицей лиц, совершивших преступления. Марат Шибутов ничего не усложнял, взял для убедительности акимов, судей и сотрудников правоохранительных органов:

- У нас с 2008 по 2012 год 47 человек-владельцев травматического оружия совершили преступления. За тот же период совершили преступления 314 акимов, 39 судей, и 3661 сотрудник правоохранительных органов. При этом судей у нас назначает лично президент, а потом судьи проходят несколько проверок, в том числе и проверку КНБ. Получается, что владельцы травматического оружия более законопослушны, чем все перечисленные категории граждан. Давайте тогда на деньги, которые будут выделяться из бюджета для выкупа оружия, купим тогда камеры видеонаблюдения, технику для оперативников, машины для полицейских, квартиры им купим. Я, как налогоплательщик, хотел бы, чтобы бюджетные деньги туда пошли, - отметил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества.

Сергей Катнов, вице-президент казахстанской оружейной ассоциации «Корамсак» почти крамольно цитировал философов («Разоружая народ, власть таким образом оскорбляет его недоверием, и это говорит о подозрительности правительства». Н. Макиавелли ) и стоял на своем: запрет оружия ситуацию не улучшит:

- Никому в голову не приходит запрещать автомобили или ножи. От ДТП и от кухонных ножей в стране гибнет гораздо больше народа, чем от травматического оружия. Мировой опыт показывает, что к снижению преступности запрет однозначно не приведет. Если у человека – преступные намерения, он их однозначно реализует, неважно, что у него в руках. Мы очень много плотно общается с коллегами из стран СНГ: Россия, Белоруссия, Украина. В России, в частности, в Москве, много нелегалов, все поголовно вооружены ножами. Хотим мы того или нет, человек будет защищаться, у нас есть класс собственников, которым есть, что терять. Вот предприниматель запирает магазинчик и идет вечером домой с выручкой, защищаться ему нужно, а – нечем. Мы фактически лишаем наших граждан права на самозащиту, - отметил Катнов. 


Интересно, что регистрация и разрешение на ношение такого оружия все-таки нужны. Но по общему замечанию присутствующих процедура, хоть и хорошо прописана, но плохо реализуется. Вот и господин Абрахманов это подтвердил:

- Нами в прошлом году были инициированы такие проверки в уполномоченном органе по выдаче разрешений. Действительно, имеют место нарушения, мы выявляли это в ходе проверок. У нас на местах – и в районных отделах, и в департаментах, дают такие разрешения. По результатам проверки был привлечен к ответственности ряд должностных лиц. Данная работа продолжается, - отметил Абрахманов.

Ерлан Смайлов, модератор клуба ИПР, «законопослушный», по его словам, владелец травматического оружия, уверен: получить разрешение на оружие самостоятельно – вполне реально. В 2011-м году, на одно из экспертных  обсуждений по антитеррору в элитный отель в Алматы Смайлов принес зарегистрированный травматический пистолет ИЖ-79-9Т. Тогда ситуацией с травматическим оружием были обеспокоены меньше, орудие на «рамке» не забрали. Тест на антитеррористическую эффективность организаторы мероприятия с треском провалили. Впрочем, Ерлан Смайлов уверен: получить разрешение, еще не значит, использовать оружие ежедневно. Но корректная процедура может на ранней стадии отфильтровать безответственных желающих пощеголять «стволом».

- Там много формализма, но разрешение вполне реально получить самому. Наркодиспансер, психдиспансер, справка из стрелкового клуба, рапорт участкового о том, что дома есть сейф, уплачивается госпошлина, и затем уже  само МВД запрашивает справку об отсутствии судимости. Сама процедура – корректная, другой вопрос – то, о чем говорит представитель прокуратуры, - коррупционные факторы влияют. Я сам документы собирал, это вполне реально – потратить пять дней и все предоставить самому, - отмечает модератор дискуссии.

Впрочем, перефразируя известный слоган, большинство наших сограждан,  видят разницу между самоличным получением и покупкой  разрешения, более того, они готовы за нее заплатить. Тем более, что цена комфорта не слишком высока. Хотя, не будь такой возможности, процедура получения разрешения могла бы на самом первом этапе отсеять «группу риска» - людей, склонных к насилию и представляющих угрозу для общества. Еще одной мерой, которая бы могла снизить риски эксперты назвали – повышение планки возрастного ценза. Выдавать оружие предлагается с 25 лет. Эту рекомендацию также включили  в список, составленный по итогам дискуссии. По словам Ерлана Смайлова его передадут в рабочую группу мажилиса для обсуждения законопроекта. Есть шанс, что доводы спикеров будут в этот раз услышаны, если только де-факто решение уже не принято.

Свежее из этой рубрики