Электрик из Алматы сыграл главную роль в фильме «Дорога на Берлин»

Светлана Ромашкина, Vласть

Сегодня в Москве пройдет премьера ленты «Дорога на Берлин». Главную роль в ней исполнил 24-летний алматинский электрик Амир Абдыкалыков. Мы встретились с молодым человеком и поговорили с ним о съемках картины.

В широкий прокат лента «Дорога на Берлин» выходит 7 мая. Она снята по повести Эммануила Казакевича «Двое в степи» и военным дневникам Константина Симонова. В картине два главных героя: лейтенант Огарков (его исполнил Юрий Борисов) и рядовой Джурабаев, роль которого сыграл Амир Абдыкалыков. Синопсис гласит, что главные герои — молодые люди, выходцы из разных союзных республик, разные по характеру и жизненным позициям, но объединенные общей целью.

Алматинец Амир Абдыкалыков трудится электромонтером в компании Eurasian Foods Corporation, но с кино связан с детства: его мама работала на «Казахфильме», и семья до сих пор живет в общежитии при студии. Когда Амиру было 5 лет, он играл в футбол с ребятами, мимо проходил режиссер и взял его в картину «Фара»: мальчик сыграл друга главного героя. Таким образом, на киностудии появилась карточка Амира. После этого он часто бывал на площадке: то участвовал в массовке, то был в качестве рабочего, занимался даже реквизитом. Недавно на него вышла агент по кастингу Галина Бондарева, пригласила на пробы в российский фильм «Дорога на Берлин».

Фотография Жанары Каримовой

— Я пришел, мне дали текст, спросили, сколько мне нужно времени, в принципе, у меня текст был не сложный, в основном пришлось молчать. Пару слов было, я их выучил. Мне дали военную форму, и на камеру я показал разные эмоции, потом эту запись отправили на «Мосфильм». Я им понравился, и через месяц меня пригласили на пробы. Два раза ездил на пробы в Москву, пробовался с актерами. На третий раз уже остался там сниматься.

— Когда были съемки картины?

— Съемки были в июне, длились около полутора месяцев. Мы снимали под Москвой, в Алабино. Там военный полигон, и вот в военном городке нам с Юрой Борисовым, моим напарником, снимали жилье. Нам специально сняли квартиру, чтобы мы подружились, репетировали, и таким образом на съемки уже приходили готовыми.

— Съемки были тяжелыми?

— В принципе, нет. Был хороший режиссер — Сергей Попов, он давал точные задачи, которые нужно было выполнить. Я по специальности не актер, у меня мама работала на киностудии, она была на проектах кастинг-директором и директором по картинам. Поэтому маме дали жилье в общежитии «Казахфильма».

— Почему вы стали электриком?

— У меня отец электрик. Я с детства был рядом, выезжал с ним на объекты, заявки, помогал. Что-то у меня получалось, и однажды папа спросил: «Куда будешь поступать?». Я ответил, что не знаю. «Давай на электрика». Я согласился, окончил колледж, начал работать.

— Вы знаете, сколько еще актеров пробовались на эту роль?

— Я разное слышал, кто-то говорил, что пробовалось 30 человек, кто-то что 100.

— Как вы думаете, почему вас выбрали на эту роль? Может быть режиссер вам об этом говорил?

— Насколько я помню, я им понравился, потому что был живой, не наигранный. Может потому что ничего не оканчивал, играл самого себя. Единственное, где-то может они и боялись меня брать, потому что я непрофессионал. Это был риск, да.

— Фильм еще не видели?

— Полностью нет, только на озвучке. Трейлер посмотрел. Вроде бы… мне, честно сказать, нравится.

— Какой ваш герой?

— Он из Казахстана, из Алматинской области, из Талгара. Он серьезный, ответственный, если получил задание, то выполнит его без всяких оговорок. Много не разговаривает, потому что все говорят на русском, а он плохо знает язык, и чтобы над ним не смеялись, он старается говорить мало.

— Какой самый сложный дубль был?

— Сложно было, когда массовка большая – около 400 человек. В какой-то момент кто-то смотрит в камеру, кто-то смеется. И приходилось постоянно переснимать. Было очень сложно – мы должны были запрыгивать в окопы и выпрыгивать из них. Это повторять каждый раз тяжело. Физически устаешь, нервы зашкаливают: «Блин, да что такое?!» А вот самому играть на камеру не тяжело – ты сам за себя отвечаешь и можешь контролировать происходящее.

— Как режиссер готовил вас к роли?

— Он просил вжиться в образ героя, представить себе, что такое война, как сложно было. Сейчас так и не вспомню, но вроде все получалось, потому что задачу правильно ставили и мы ее понимали.

— Что помогало понять героя?

— У меня дедушка с папиной стороны воевал, но я его не видел и не мог с ним пообщаться. Пришлось подключать фантазию, вспоминать исторические фильмы, которые я видел. Уже после съемок я посмотрел ленту «Двое в степи» 1962. Он очень похож на наш, можно сказать, что «Дорога на Берлин» — ремейк. Потом прочитал повесть Казакевича, но знаете, в нашем фильме многое изменено.

— С работы легко отпустили на съемки?

— Да, я сразу предупредил шефа. Даже когда я на пробы отпрашивался, я предупреждал его, что возможно, буду сниматься в кино. Когда меня утвердили, я пришел к шефу, объяснил ситуацию, он сначала сказал «нет», т.к. думал, что фильм снимается долго: год-два. Я ему объяснил, что уеду на месяца полтора-два. Он сказал: «Конечно, съезди, у тебя как раз отпуск подходит, езжай, отдохни».

— На работе все знают, что вы снимались в кино?

— Да, там слухи быстро распространяются. Всех интересовало, сколько получил и как попал в кино. В принципе могу сказать, что меня устраивал мой гонорар!

— После съемок роли предлагали?

— Нет, меня же еще никто не знает. Но после показа фильма, думаю, меня могут заметить.

— Как родители отреагировали?

— Они были очень рады, гордились. Сейчас всех обзванивают, говорят, что скоро фильм со мной выходит.

— Чем отличается кинопроцесс в России от казахстанского?

— В Москве все по времени. Если тебе дают час, значит, ты должен в этот час уложиться. Там можно рассчитать свое время, а в Казахстане – нет. У нас, если тебя приглашают на съемки, скажем, на массовку, тебе не говорят, сколько времени ты там проведешь. Ты можешь там весь день проходить, а можешь и 15 минут. Раньше я часто снимался в массовке. Сейчас я не хожу, потому что мне важно планировать свое время. Если честно, я удивился, как в России снимают, как все хорошо организовано. Но все же и бюджеты в казахстанском и российском кино разные.

— Вы с кем-нибудь подружились на съемках? Общаетесь сейчас?

— Я общительный человек, подружился со многими. Не только с актерами, но и рабочими, водителями, играл с ними в нарды, в карты. Они мне звонят, поддерживают. Сегодня звонили, спрашивали, можно со мной пойти на премьеру в Москве. Я не знаю, что там будет происходить, и ничего не могу обещать. Надеюсь, успею с ними пообщаться. Я сам просился иной раз на площадку, хотя и не мой съемочный день был. Хотел приехать, посмотреть, как там проходит без меня. Было интересно, как там работают техники, как танки ездят, стреляют. Мы во время съемок анекдоты друг другу рассказывали, они меня спрашивали про Казахстан – про наши степи, хотя я многое им не мог рассказать – т.к. всю жизнь прожил в Алматы. Спрашивали о нашей национальной кухне, как у нас относятся к расизму. Я там хорошо себя чувствовал. В Москве у меня живет бабушка, я часто к ней ездил, гуляли с ней в парке. Юрий Борисов мне показывал Москву, один раз пригласил меня в кино, но я заблудился, потом по навигатору нашел кинотеатр, и пришел к окончанию фильма – посмотрел всего 10 минут.

— В будущем есть желание стать актером?

— Не знаю. Но если будут приглашать, то не откажусь.

— Кем сложнее быть: электриком или актером?

— В принципе, там и там не сложно. Но мне кажется, что актером интереснее: можно посмотреть мир, с разными людьми пообщаться, и ты сам меняешься: можешь быть электриком, сантехником, агентом, солдатом.

— Эта роль как-то изменила вас?

—Мне кажется, что нет. Я таким же и остался.

— А отношение к войне поменяла?

— Да. Я теперь понимаю, как нашим предкам было тяжело, но все же они отстояли свою землю.

Свежее из этой рубрики
Loading...