Когда Мандарин вяжет

Жанара Каримова, Vласть

Vласть продолжает изучать жизнь казахстанских дизайнеров. Мы встретились с девушкой, которая создала бренд Мандарин Нарбаева. В основном в ее коллекции представлены вязаные вещи. Причем вяжет ее мама, а сама девушка придумывает дизайн. 

Мандарин, она же девушка по имени Мадина, в колледже была одной из самых высоких. Ей постоянно твердили, что она должна работать моделью. Мадина решилась отправить свои фотографии в агентство EAT models, которое тогда только открылось. Отработав пару сезонов, поняла, что хочет быть тем, кто создает одежду. Так появился бренд Мандарин Нарбаева. Ее первая коллекция была из вязаных вещей и весьма удивила публику.

— В 2012 году марка одежды Pentatonicа участвовала в open way, я была там моделью. Подметила этот конкурс, решила попробовать. Больших надежд не возлагала, но заняла второе место и получила возможность бесплатно выступить в качестве дебютантки на KFW.

Самое удивительное, что Мадина вязать не умеет. В этом деле мастер ее мама.

— Мама раньше мечтала быть дизайнером. Я сказала: «Давай попробуем. Получится или нет, ничего страшного». Я рисую эскизы, мы с ней их обсуждаем, что-то добавляем. Так мы дополнили друг друга. Первая коллекция была из белой и зеленой пряжи, сплошной минимализм. Пряжу мы заказываем из Турции. Хотим заказать австралийскую, но пока такой возможности нет. Мы экспериментируем, с пряжей можно вытворять невообразимые вещи. Но пока мы ничего не показываем, рано. Моя мама может связать шапку за 20 минут, а объемный кардиган, не отвлекаясь по мелочам, за день.

Мадина ставит себя на место покупателя, отключая внутреннего дизайнера, размышляет: купила бы она такое или нет. Сама она обожает живопись, после окончания Алматинского колледжа декоративно-прикладного искусства им. О. Тансыкбаева, поступила в Казахскую национальную академию искусств им. Жургенова на станковую живопись.

— У нас сейчас очень модно учиться в Нью-Йорке, Милане, но я считаю, что можно и тут самостоятельно или у профессионалов набраться опыта. Главное иметь вкус, стиль и талант. Я совсем недавно прошла курсы у Ольги Стан. Мечтаю поступить в Институт имени Репина, но до этого нужно учиться и учиться.

— Второй показ прошел на KFW, у нас был с ними контракт, поэтому я не могла участвовать на других неделях моды. На первый сезон они мне дали грант и я бесплатно участвовала, второй уже платно. Везде дизайнеры платят за участие, тебе дают площадку и все условия. Вроде участие в Mercedes-Benz Fashion Week и Kazakhstan Fashion Week стоит почти одинаково, не знаю, можно ли оглашать цену, грубо говоря, около двух тысяч долларов. Чтобы выставить свою коллекцию, нужно очень много денег. Делаешь коллекцию, продаешь, делаешь новую. Многие дизайнеры для начала дела берут кредит, но не всем везет. Нужно наш народ зацепить своими вещами. Мы с мамой сами работаем, никто нас не спонсировал. Сейчас интерес к нам больше, как и клиентов, работаем уже в плюс.

Во второй коллекции Мандарин решила совместить живопись и дизайн. «Могла бы, как многие нарисовать на холсте, и налепить принт», но решила расписать ткань вручную. По традиции провела несколько тестов, постирала и погладила разрисованную вещь, и принялась готовить вторую коллекцию.

— Все было белое, никакой пряжи, я не стала мудрить с конструкцией, сделала все минималистично. Мне хотелось сделать акцент именно на росписи. Многие писали, что там слишком простой крой, но я так и планировала.

Недавно в Интернете бурно обсуждали показ дизайнера Рика Оуэнса, где модели были в вещах, демонстрирующих мужские гениталии. Мадина совершенно спокойно относится к подобным вещам, а вышеупомянутого дизайнера обожает и считает, что ему можно все. В тоже время, она понимает, что казахстанцы, в силу своего менталитета, к таким откровениям не готовы, да и площадок для такой моды в стране пока нет.

— Гениталии я не рисовала, только женскую грудь. Ведь она красивая, еще и детей вскармливает. Некоторые женщины даже в автобусах кормят своих чад, и ничего. Обнаженная натура всегда была в искусстве.

Мадина не самого высокого мнения о казахстанской модной тусовке:

— Когда я попала в мир моды, осознала, что тут люди любят интриги, ссоры. Во время недели моды я занимаюсь только своей коллекцией. Стараюсь ничего не комментировать, это похоже на хождение по минному полю. Тут есть свои лагеря старой и новой школы. Я не вижу смысла в этом разделении. Делая моду в Казахстане, нужно быть сплоченными. Мы занимаемся одним и тем же делом, нет смысла делиться.

В прошлом году Мандарин Нарбаева выпустила пять коллекций: зимнюю, летнюю и несколько капсульных. В планах у девушки совместные проекты с Etage, Ольгой Стан и открытие собственной мастерской, где они с мамой будут работать, и выставлять свои вещи. Со своими коллекциями она также выступала на неделях моды в Астане. Но там, как говорит Мадина, совсем другая аудитория. «Там любят шубы, стразы, платья. Я часто езжу туда на выставки и дизайнерские ярмарки».

Стоит одежда от казахстанского дизайнера довольно дорого.

— Мы берем вещь, взвешиваем ее, рассчитываем, сколько ушло на пряжу и добавляем свой маленький процент, - рассказывает Мадина. - Объемные кардиганы толстой вязки стоят примерно от 80 тысяч тенге, а шапки от 15 тысяч. Стараемся не загибать цены, чтобы все могли себе позволить.

Свежее из этой рубрики
Loading...