• 2949
Неоконченная делимитация. Почему на границе Киргизии и Таджикистана гибнут люди?

Андрей Мырзаев, Бишкек, специально для Vласти

Последний инцидент на границе Киргизии и Таджикистана произошел 25 августа в Сайлейлекском районе Баткенской области Киргизии. Перестрелка произошла между пограничниками Киргизской Республики и Республики Таджикистан.


Как сообщает КирТАг, в результате вооруженного конфликта огнестрельные ранения получили пятеро жителей приграничного таджикского села Овча-Калача. По информации погранслужбы КР, таджикской стороной в ходе перестрелки использовались минометы. Официальные ведомства РТ эти данные не подтвердили.

Стороны приводят разные версии случившегося. По данным киргизской погранслужбы, таджикские пограничники пытались установить пограничный пост на несогласованном участке государственной границы. При этом граждане Таджикистана — жители села Овча-Калача (РТ) — пытались с помощью экскаватора разрушить мост через реку Гулакандоз, по которому граждане Киргизии проезжают в местность Сай (КР).

По информации главного Погрануправления государственного комитета национальной безопасности Таджикистана, конфликт произошел поздно вечером в понедельник между местными крестьянами и киргизскими пограничниками в связи с возобновлением киргизской стороной строительства моста на спорном участке. 26 августа Министерство иностранных дел Республики Таджикистан направило ноту Министерству иностранных дел Киргизской Республики.

Как сообщает, Госпогранслужба КР, 26 августа 2014 г. в пункте пропуска «Интернационал» (КР) состоялась встреча начальников Региональных пограничных управлений по Баткенской области Киргизии и Согдийской области Таджикистана, в ходе которой обсуждались меры по стабилизации обстановки на киргизско-таджикском участке госграницы, недопущению эскалации конфликта, а также вопросы охраны кыргызско-таджикского участка государственной границы штатными подразделениями пограничных ведомств Сторон. По итогам встречи начальники Лейлекского (КР) и Ганчинского (РТ) пограничных отрядов провели осмотр места инцидента, произошедшего 25 августа 2014 г.

В данное время ситуация на киргизско-таджикском участке государственной границы относительно стабильная. Пограничники совместно с представителями правоохранительных органов проводят разъяснительную работу с населением приграничных территорий. На месте инцидента работает оперативно-следственная группа по выяснению причин и обстоятельств, произошедшего инцидента. Результаты пока неизвестны.

С начала года произошло не менее 5 столкновений на киргизско-таджикской границе. 10 августа погиб один человек. 10 июля, так же было столкновение пограничников с применением оружия — пострадавших не было. В мае 2014 на таджикско-киргизской границе, на автодороге, соединяющей город Исфару с таджикским эксклавом Ворух, вблизи киргизского села Кок-Таш, произошел очередной инцидент между гражданами двух государств, в результате пострадало около 60 человек с обеих сторон. Другой конфликт на границе Таджикистана и Киргизии произошел в апреле 2014 года, тогда в нем участвовали и местные жители. 11 января в Баткенском районе одноименной области Кыргызстана произошла перестрелка на границе между киргизскими и таджикскими пограничниками. В результате инцидента пострадали пять человек со стороны Кыргызстана и шесть — со стороны Таджикистана.

Одна из главных причин конфликтогенности региона в том, что большой участок границы до сих пор не делимитирован, хотя между правительствами двух стран неоднократно проводились переговоры, как на локальном, так и на столичном уровне.


Может ли проблема нерешенности границ с Таджикистаном и Узбекистаном как-то повлиять на вступление Киргизии в Таможенный Союз? Есть ли более глубинная подоплека столкновений? И какой выход из ситуации видят эксперты? На эти вопросы Vласти отвечает директор «Центра перспективных исследований» Сергей Масаулов.

— В таких ситуациях часто появляются некие внешние факторы. То, что играет достаточно много «сил» — очевидно. Отсюда очень смазанная, полифоничная картина. Но очевидно следующее — если посмотреть на конфигурацию границы, то мы увидим что это — результат прошлого мышления, отголоски 20-х годов прошлого века. И вот плоды такого мышления воплотились в то, что мы называем административной границей. Тогда мало кто предполагал, что эти границы могут стать политическими, иначе бы можно было бы представить их по-другому, например, в соответствии с реальным населением — раз, в соответствии с опорой на топонимику мест — два.

Топонимика очень ясно показывает где, кто и каким образом осваивал местность. Но на первое место ставились интересы производственно-хозяйственного комплекса, и одновременно была идеологическая парадигма: каждая из этих республик должна иметь и индустриальный потенциал и соответственно национальный рабочий класс и аграрное производство.

Второе: в момент, когда в 20-ые годы прошлого столетия проходило размежевание, Таджикистан был автономной республикой в составе Узбекистана. И нынешняя граница проводилась тогда между Узбекистаном и Киргизией. В дальнейшем, когда в 1936-году возникла Советская социалистическая республика Таджикистан, специальному исследованию границ не уделили внимание, а перешли к этому только в 50-е годы. И вот к 1958-году появилась, наконец, вторая карта, которая учитывала уже сложившиеся население и изменение хозяйственного комплекса. Эти две карты — 1926-года и 1958-года — противоречат друг другу по ряду пунктов.

Если с Узбекистаном у Киргизии осталось около 300 километров не согласованных участков, то с Таджикистаном их в два раза больше. К тому же, большие сложности с анклавами. Ворух — полностью таджикский анклав, Сох территориально и политически принадлежит Узбекистану, но населен таджиками. И даже это население разношерстное: горные таджики, таджики с равнинной местности, есть противоречия и в конфессиональном смысле. Вот этот набор можно назвать условиями, создающими сложности на границе.

— То есть, просто так взять и договориться о разделении границы не получится?

— Когда стороны, которые пытаются провести демаркацию границ, объявляют, что основная причина конфликтов — не делимитированные участки, то они лукавят. Невозможно разделить границу, не договорившись. А когда начинается согласование, выясняется, что вице-премьер с одной стороны, вице-премьер по безопасности с другой не могут понять, как эти переговоры вести. Прежде всего, нет согласованной позиции по поводу того, какую карту положить в основу — киргизский вице-премьер говорит о 20-х годах, таджикский о более поздних картах 58-года. На этом уровне все всегда и остается на уровне благих пожеланий.

700 километров границы остаются несогласованными, и скорее всего, не будут пока согласованными, потому что есть еще одна причина. Дело в том, что население, проживающее в этих областях, давно привыкло к определенной хозяйственной деятельности. Формально это называется приграничная торговля, а в действительности — это контрабанда, в том числе и китайских товаров, а также иных, часто запрещенных незаконных товаров, провозимых из Афганистана, дальше, на север. И поскольку население полностью сидит на этой контрабанде, у них налажены связи и взаимодействие.

Причем этим людям вопросы национальности не принципиальны. Им важен доход. И им совершенно не нужна какая-то четкая граница со сложными переходами. Им нужна та граница, которая есть сейчас, они в ямочном порядке продолжают жить, так как будто границ там нет вовсе.

В такой ситуации искрой к конфликту может стать все, что угодно — молодежь отпраздновала бурно чего-то, кто-то кому-то решил отомстить за что-то и так далее. На юге оружие долго не ищут — закидывают камнями. Далее — ответ пограничных нарядов и как результат — вооруженные столкновения.

Вместо того чтобы этот узел распутать, власти ведут вялые переговоры. Нет политической воли на то, чтобы разгрести накопившиеся проблемы. На самом деле со всех сторон в трех странах люди находятся в ситуации готовности к взаимному обвинению, дескать, провокация была с сопредельной территории, и значит — не наша вина. И вот так вот мы и живем.

— Может ли нерешенность вопроса делимитации границ с Таджикистаном и Узбекистаном повлиять на решение Киргизии вступить в Таможенный Союз, так как для Таможенного Союза границы — вопрос основополагающий?

Если Киргизия будет вступать в ТС, то следующая очередь — Таджикистана, ряд вопросов уже согласован. И по большому счету границу можно сразу переносить в сторону китайско-афганской. И тогда главным вопросом становится положение Узбекистана. Я бы не скидывал со счетов, вероятность вмешательства в ситуацию внешних сил, которые используя эту напряженность, могут препятствовать принятым решениям по ТС.

— Бытовало мнение, что в Фергане и Баткенской области существуют чуть ли не лагеря террористов, экстремистов...

— В Фергане такого нет. Сразу после андижанских событий в Киргизии были подобные лагеря, только не исламистов. Периодически в СМИ появляется информация о том, что кто-то кого-то в военной форме видит в горной части Киргизии. Но эта информация не находит подтверждения. То, что через границу Киргизии могут свободно ходить — это факт. События, когда был конфликт на границе с Китаем, это подтвердили. То, что провозят наркотики — тоже нельзя исключать. Но вот тренировочные лагеря — это вряд ли.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...