• 15728
Политологи о выдвижении Назарбаева в президенты и пяти реформах: «Второй президент Казахстана еще не родился»

Дмитрий Мазоренко, Арслан Аканов, Vласть

Вопреки высказанным накануне съезда партии Нур Отан сомнениям, Нурсултан Назарбаев согласился стать кандидатом  на внеочередных президентских выборах и подкрепил свое решение оглашением будущих реформ. Vласть опросила политологов на предмет того, были ли альтернативы и насколько судьбоносными могут  стать институциональные изменения.


В оценке предвыборных обещаний мнения политологов разошлись. Одни считают, что заявленные административные и политические реформы – подготовка почвы для обновленной политической системы, другие не согласны - аналогичные попытки принимались и раньше, и теперь главный вопрос в их механизмах и эффективности.


Данияр Ашимбаев, политолог и главный редактор казахстанской биографической энциклопедии «Кто есть Кто в Казахстане?»

Еще 10-15 лет назад был такой своеобразный анекдот: «Второй президент Казахстана еще не родился». Сегодня понятно, что он не утратил свою актуальность. Человека, имеющего статус лидера, который признают все группы – этнические, социальные и региональные, в стране нет. Многие не помнят, как Назарбаев пришел к власти, и как это было. Но все помнят, что он был раньше, поскольку у него был 6-летний стаж в высших руководящих органах республики, в качестве члена политбюро ЦК и потом премьер-министра. А проблема большинства потенциально возможных приемников в том, что они выросли на наших глазах. Поэтому их авторитет и общественная значимость намного ниже, чем у Назарбаева. В нынешних условиях понятно, что другой фигурой, способной сымитировать нацию, страну и государство в стране нет. Может когда-нибудь это время наступит, но в ближайшие годы этот вопрос не будет актуальным.

Президент должен был идти на выборы с определенной программой, чтобы обозначить определенный рубеж. Экономический блок был и ранее обозначен программой Нурлы Жол. А что касается политической системы, понятно, что большинство преобразований, административных, экономических и социальных упирается в низкую эффективность аппарата. Она формируется из двух вещей: на нежелании кадров и руководителей брать на себя ответственность за принятие решений, и отсутствии контроля за их деятельностью. Это плодит у нас коррупцию, непотизм, и отрицательный КПД работы госаппарата. Я думаю, что определенные руководители умеют достигать результатов. Государственные программы у нас работают, несмотря на общее мнение, что все у нас развалено. За последние 25 лет ничего такого не произошло. Речи о том, что у нас - одни и те же кадры, тоже не идет, потому что обновление происходит достаточно серьезное. Но вопрос в том, как этот процесс систематизировать. Запущенная два года назад программа по созданию корпуса «А» и «Б» во многом провалилась.

Если анализировать успех многих стран в развитии экономики, нужно понимать, что он связан с очень жестким контролем за исполнительной властью и борьбой с коррупцией. У нас все упирается в вопросы родственников, деловых и коммерческих интересов. Но это не повод не реформировать систему. Многие кадровые инициативы, президент озвучивал и раньше, какие-то даже уже пытались воплотить. И на этот раз он надеется добиться определенных результатов. Я бы не давал по этому поводу никаких жестких гарантий, потому что практически весь возможный инструментарий у нас был опробован.

А что касается расширения полномочий правительства, парламента и неправительственного сектора, в плане контроля за бюджетной политикой, это тоже не новая мера, о ней говорили давно и её несколько раз пытались внедрить. Но проблема по-прежнему остается в механизме её работы. Что касается перераспределения полномочий, здесь вопрос в неформальной практике, а не в правовой. В нашей стране человек красит место. Он может быть заместителем министра, или простым экспертом, и влиять на ситуацию куда больше, чем первый руководитель того или иного госоргана. У нас был эксперимент с введением института политических секретарей, эта традиция до сих пор существует, но проблема в том, что их начали менять чаще, чем министров, хотя их не нужно было трогать 4-5 лет. В итоге форма соблюдена, а содержание безнадежно испорчено. Здесь нужна очень жесткая последовательность и контроль реализации инициатив. Мы часто видим, что президент выступает с посланием, программной статьей или заявлением. И вместо того, чтобы заниматься их реализацией, все силы госаппарата уходят на пропаганду этого документа, его значимость среди населения и дипломатов. И, при этом, меры по достижению результатов не осуществляются. И я надеюсь, что команда, которая сейчас сидит в Акорде сможет добиться определенных результатов. Я думаю, что на уровне исполнительной власти в среднесрочной перспективе можно ожидать прогресса. Пяти лет для этого достаточно. Было бы желание, все административные проблемы можно было бы исправить за месяц.

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков

На мой взгляд, глубоких реформ на съезде партии «Нур Отан» предложено не было - речь шла о косметических изменениях. Для полноценной политической реформы в Казахстане, нужно, как недавно отметил сам Назарбаев, «поменять декорации». По-прежнему для меня главным остается вопрос: как будет решаться традиционная проблема казахстанской власти - наличие большого количества слабых политических институтов. Можно ожидать, что после очередной избирательной кампании власть из чувства самосохранения начнет проводить системные реформы. Однако ничего конкретного на сегодняшнем съезде я не услышал.

Выступление Назарбаева в очередной раз доказало, что если долго уговаривать главу государства принять участие в выборах и подготовить для этого мощнейшую информационную почву, то рано или поздно он дает добро. То, что мы наблюдали до этого съезда, было хорошей подготовительной работой, своего рода разогревом. Да, многих смутил экзотичный в определенном смысле список кандидатов, но судя по результатам экзамена по казахскому языку, становится понятно: часть претендентов «отсеется», и список станет более-менее благопристойным.

Что касается озвученной Назарбаевым реформы госаппарата, то подобных предложений за годы независимости было очень много. Последней идеей была подготовка элитного резерва госслужащих - корпуса «А». Реформу провели, однако позже заявили о том, что были определенные недочеты. Мне лично все это напоминает хождение по кругу. Главная проблема, на мой взгляд, - формирование в Казахстане так называемого бюрократического капитализма. Чиновники стали главными игроками во всех сферах казахстанской жизни - от экономики до религии и культуры. В таких условиях бюрократический аппарат превращается в систему, которая в первую очередь работает на саму себя, порождая большое количество неестественно дорогостоящих программ.

Расул Арин, политолог

Выдвижение Нурсултана Назарбаева было вполне ожидаемым, в силу того, что в Казахстане нет более ярких личностей, которые могли бы составить ему конкуренцию. Учитывая сложность ситуации в регионе и надвигающийся экономический кризис, связанный с падением цен на нефть и девальвационными ожиданиями, все это говорит о том, что нас ждут не самые легкие дни. И, я думаю, что в такие сложные периоды тестировать новых людей – не самая лучшая идея.

Предложенные президентом реформы говорят о том, что госаппарат нуждается в изменениях, особенно в условиях оптимизации бюджета и сокращения доходов. Президенту важно оставить те кадры, которые будут работать эффективно и не заниматься коррупционной деятельностью.

Меры по усилению роли парламента и правительства говорят о том, что президент готовит почву для новой политической системы. Возможно, в следующих выборах он уже не захочет участвовать. И сейчас он будет стараться создать систему, которая сможет функционировать без него и независимо от того, кто будет следующим президентом. Это соответствует модели западных стран, где роль президента ограничена. За пять лет провести такие реформы будет трудно, но задать такой тренд вполне возможно.

Марат Шибутов, политолог

В том, что Нурсултан Назарбаев выставит свою кандидатуру, я был уверен на 100%. Я не знаю, что должно было случиться, чтобы этого не произошло. Самое важное, что было на съезде – новая реформа государственного аппарата. Она состоит из двух частей, первая – аттестация, а вторая – новый приток госслужащих и общественных советов. Когда проводится аттестация, люди из аппарата исключаются достаточно быстро. Это будет огромная чистка тех, кого не могли уволить раньше. Госаппарат ждут мощнейшие пертурбации. Они и формально будут, поскольку правительство уходит в отставку. Но потом будут новые назначения. Приток будет состоять из людей новой волны. Она будет не очень большой, но, тем не менее, приход младотюрков, «болашаковцев», возвращение старых кадров – это всегда интересно сказывается на стиле управления и работе госаппарата. При этом очень сильно возрастет роль Кайрата Кожамжарова (председателя агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции - V), как человека, который будет все это реализовывать. Техническое выполнение этого зависит от постановки целей, если основная цель - почистить ряды госслужащих, то это легко делается и никаких проблем с этим не будет. Из 100 тысяч госслужащих тысяч 10-15, наверное, уйдет. Однако насколько качественно это поможет госаппарату, я пока не знаю.

Наргис Касенова, директор Центра центральноазиатских исследований Университета КИМЭП

Сам факт выбора такой риторики, безусловно, можно оценить положительно. Назарбаев предлагает либеральные реформы, модель подотчетного государства, и это правильно. Понятно, что предложенные реформы займут определенное время и столкнутся с трудностями в казахстанских условиях. Однако, по моему мнению, важно то, что мы не повторяем за Россией, где сегодня звучит совсем другая риторика. Особую значимость речь президента имеет на фоне звучащих из Кремля предложений о возможности создания валютного союза и связанных с этим страхов у населения Казахстана.

Свежее из этой рубрики
Loading...