• 9667
Голливудская модель

Адам Дэвидсон – основатель блога « Planet Money» на NPR (Национальное Общественное Радио, США);  один из авторов журнала «The New York Times».

В свете все более автоматизированной глобальной экономики, каждый бизнес становится немного похожим на шоу-бизнес.


Недавно я был на съемочной площадке. Шел первый день съемок. Я приехал рано утром, но в заброшенном офисном здании над подготовкой к съемке уже трудилось 150 человек. Члены съемочной команды прокладывали электрические кабеля и устанавливали свет. Оператор-постановщик в углу обсуждал с командой то, как лучи солнца проходят через жалюзи. Техники заканчивали последние приготовления бутафорского лифта. Причем, я не сразу даже понял, что он не настоящий. Нажал кнопку «Вызов» и ждал, когда приедет лифт.

Меня пригласили в качестве «технического консультанта». Фильм был связан с определенными событиями в мире финансов, о которых я имел непосредственное понимание, и создатели фильма хотели задать мне некоторые вопросы. Но, по сути, большую часть дня я задавал вопросы сам, пытаясь понять то, что интриговало меня все больше: почему весь процесс проходил так гладко? Команда вместе никогда до этого не работала, а те сцены, которые они снимали в тот день, требовали согласованного решения сложного набора задач: освещение, грим, укладка волос, декорации, реквизит, сама игра актеров. И, тем не менее, никаких задержек в процессе не было. Все работали слаженно, как единое целое. Художник по декорациям рассказал мне об оттенке желтовато белого, который он выбрал для стен, и о том, как этот цвет поддерживает общий тон сцены. Художника по костюмам мучал вопрос о том, какие именно сандалии должен надеть главный герой. И все это они говорили мне. Но им не нужно было говорить об этом друг с другом. Они просто работали, и каким-то образом все становилось на свои места.

Подобный подход в бизнесе иногда называют «голливудской моделью». Проект определен, команда собрана и работает вместе, пока не будет выполнена определенная задача. Затем команду распускают. Подобная краткосрочная и основанная на проекте бизнес-структура является альтернативой корпоративной модели, в которой капитал сначала вкладывают в развитие бизнеса, затем нанимают сотрудников на долгосрочную работу, которая длится несколько лет, а иногда и всю жизнь. Данная модель также отличается от «гигномики» в стиле компании Uber, которая строится таким образом, чтобы выполнение краткосрочных задач было под силу одному человеку и длилось менее одного дня.

В рамках «голливудской модели» команды, сформированные ситуативно, выполняют крупные и сложные проекты, в которых необходимы различные люди с взаимодополняющими знаниями. Голливудская модель теперь используется при строительстве мостов, создании приложений или открытии ресторанов. Многие косметические компании формируют временные команды косметологов и технических специалистов в целях разработки новых продуктов, затем передают само производство на завод, на котором нет долгосрочных сотрудников. (Большие киностудии, на самом деле, работают таким же образом: пока производство кинокартины выполняется временными сотрудниками, маркетинг и распространение, как правило, находятся в руках постоянно занятых профессионалов).

Сейчас американская экономика находится на этапе масштабного сдвига в сторону «голливудской модели». Все больше рабочих мест формируется вокруг краткосрочных, основанных на определенном проекте, команд. Существует много причин, почему данные изменения происходят именно сейчас. Ключ к пониманию ситуации: мы достигли конца века, того момента в экономической истории, когда доминировали крупные бизнесы, предлагающие идентичные продукты. Конкуренция в основном касалась цены, а продукцию делали более дешевой и рациональной. Данный процесс требовал огромных инвестиций в физический капитал – оборудование и заводы – а затем заселения заводов рабочими, которые выполняли рутинные задачи. Те корпорации, которые не занимались производством, работали по этой же модели: взять те же офисные здания, заполненные канцелярскими работниками, финансистами и юристами. Данная система начала терять свою актуальность в США в 1960-х, сначала на производстве на фоне экономического роста Германии и Японии. И окончательно утратила смысл из-за возросшей конкуренции Китая во время 2000-х. Голливудская модель куда более адаптивна. Каждую новую команду работников нужно собирать с учетом определенных потребностей на определенный момент времени и с ограниченными финансовыми обязательствами.

Очевидно, что это хорошая новость для руководителей и владельцев капитала. Но судя по тому, что я видел на съемочной площадке, как не удивительно, это также хорошая система для работников, особенно тех, кому важно получать знания. Спросите голливудских продюсеров, и они подтвердят, что количество проверенных и надёжных квалифицированных рабочих, способных выполнить определенную задачу, ограничено. Проекты обычно появляется быстро и одновременно. С четкими сроками. Поэтому те самые важные специалисты имеют хорошую возможность поторговаться. По крайней мере, в Голливуде заработная плата у стилистов и визажистов на съемках намного выше, чем даже в самых дорогих салонах красоты. Аналогично, декораторы зарабатывают больше, чем технические специалисты и электрики на строительных объектах. А это значит, что, несмотря на эпизодичность работы, в Голливуде много профсоюзов, что помогает держать зарплату на высоком уровне. Согласно рейтингу профсоюза «Local 728» - который входит в Международный альянс работников театральной сцены и является объединением специалистов по освещению в Лос-Анжелесе - электрики даже начального уровня на крупных кинопроектах получают на 40% больше, чем в среднем по отрасли.

«Голливудская система» предлагает еще одно преимущество для работников. Получив результаты кассовых сборов после очередного уикенда, работники киноиндустрии узнают новую информацию о том, какая квалификация имеет наибольшую востребованность. Как-то раз я обсуждал с визажистом внезапную вспышку популярности зомби на телевидении и в кино. Как она объяснила, в результате выиграло небольшое количество специалистов по зомби-мейкапу, а другие же начали изучать данное искусство. С другой стороны, подобные ситуации могут вводить и в уныние: получается, что каждый год определенная категория работников понимает, что у них нет рыночных преимуществ. Но в целом, данная модель благоприятней заводской системы, в которой работники имеют возможность оценивать свою рыночную ценность лишь периодически: когда они только начинают работать, когда меняют работу, когда просят о повышении зарплаты и наихудший вариант – когда их увольняют, зачастую массово.

Автоматизация уже давно имеет центральное значение для Голливуда, но она имеет менее разрушительное воздействие именно благодаря «голливудской модели». Некоторые проекты, подобные фантастическим работам Джеймса Камерона с изобилием компьютерной графики, начинаются с крупных капиталовложений в новые технологии, которые мы традиционно связываем с производством. Но в большинстве фильмов технологии используются постепенно, по мере того как отдельные специалисты в каждой подобласти решают адаптировать данные инновации или нет.

Недавно я разговаривал с одним оператором, который выразил беспокойство о последних технологиях, применяемых в Голливуде: когда камерами управляют роботы. В фильме «Гравитация», например, использовались камеры, закрепленные в роботизированных руках, что позволило добиться потрясающей реалистичной визуализации космического пространства. Но роботы не исключают необходимости традиционной функции оператора. Если бы работа оператора заключалась лишь в умении управлять камерой, ему, конечно, трудно было бы найти работу в эру роботизации. Но инструмент оператора – это его глаза, а также глубокое понимание того, как картинка должна меняться, чтобы привлечь внимание аудитории. (А вот механикам, которые отвечают за передвижение камеры, стоит опасаться).

Если говорить об экономике в целом, мы покидаем эру роботов и автоматизации – эру громоздких и дорогих машин, требующих обширных технических знаний в управлении – и вступаем в новую эру сотрудничества между человеком и роботом, в которой перед роботами можно ставить задачи и для этого не нужно знать сложный язык программирования, а можно использовать жесты и определенный набор команд. Главная задача будет состоять не в том, чтобы понять, как управлять роботами. А понять, что именно нужно сделать и затем уже использовать робота, чтобы достичь результата.

Возможно, не является случайностью то, что голливудская модель популярна в то время, когда придумывание небылиц в широком смысле лежит в самом сердце американского бизнеса. Из-за автоматизации, как и расширения торговли с большим количеством стран с низким уровнем заработной платы, в США невозможно получить «здоровую» прибыль, предлагая товары или услуги широкого спроса по низкой цене. Чтобы получить прибыль, нужно, чтобы ваша компания могла предложить дополнительно, а покупатель было готов за это заплатить. Недавно я был на цементном заводе, где мне поведали хорошо отрепетированную историю о том, как их производство было частью зеленой революции. Чтобы создать дополнительные преимущества и донести о них информацию, нужны те же знания, которые часто применимы в кино: а именно умение сделать так, чтобы все элементы продукта были гармоничными и несли одинаковую ценность.

Голливудская модель – не для всех хорошая новость. Очевидно, что эта модель поощряет образованность и межкультурную компетентность, которыми обладают не все слои населения. Но «голливудская модель» предполагает, что в рамках новой экономики победителей будет больше, чем 1%. Это будет большое количество людей (дословно десятков миллионов американцев), многие из которые не имеют научной степени в проектировании, но обладают любопытством, креативностью и большим набором инструментов, которые помогут им установить контакт с аудиторией, какой бы она не была.

The New York Times

Перевод Нины Кузнецовой, специально для Vласти

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Просматриваемые