• 3045
Уроки Спитака

Ашот Саркисян, гуманитарный советник управления ООН по координации гуманитарных вопросов, специально для Vласти

Фотографии МЧС Армении

Сегодня в Армении отмечается день памяти жертв Спитакского землетрясения, которое произошло 7 декабря 1988 года. В Спитакской трагедии погибло 25 000 человек, 140 000 стали инвалидами. Ашот Саркисян поделился с нами своей историей того, как это землетрясение изменило его жизнь и почему мы должны помнить о Спитаке.

В Спитаке был обычный зимний день: дети на занятиях в школах, взрослые на работе, сотни горожан занимались покупками в магазинах, пожилые люди сидели дома.

Примерно в 11.30 я посмотрел на часы и напомнил сослуживцам, что, пожалуй, неплохо бы подкрепиться. Я был в Ереване, в любимом научном центре родного политехнического института. И вдруг сильно качнуло, наше старое здание, которое было построено после войны, подскочило и как-то странно запрыгало. Мы мигом выбежали во двор с третьего этажа. Трудно было поверить, что это землетрясение. Мы шутили и смеялись. Я еще помню, что, спохватившись, помчался наверх и отключил все рубильники. Я слышал, что от землетрясений могут быть пожары и надо первым делом отключить электричество.

На газонах была зеленая трава, погода была отнюдь не зимняя, и нам почему-то было очень весело. Наверное, от страха.

Что произошло на самом деле, мы узнали только спустя четыре часа. Но слухи начали расползаться гораздо раньше: «Спитак стерт с лица Земли...Ленинакан… половина Армении».

Первая неделя

Мы с друзьями незамедлительно собрались, покидали в машину все, что можно было и выехали в Ленинакан (сегодня Гюмри). Таких как мы было много — организации целыми коллективами отправлялись на помощь.

Потом была жутко холодная неделя в Ленинакане с короткими зимними днями, которые складывались в долгую, нескончаемую, полную бездонной горечи, неделю беспомощного копошения в руинах. Мы жили в палатках, о сне в такой холод и речи быть не могло.

Наша основная задача — разгребать завалы. Но однажды нам удалось извлечь из-под руин молодую женщину, которой, пришлось срочно ампутировать ногу, чтобы избежать заражения крови, и маленького мальчика, — он был под завалами, но абсолютно целехонький.

Масштаб завалов был настолько велик, координация в поле была настолько спонтанной, что больших жертв избежать не удалось. И, тем не менее, все работали не покладая рук, вызволяли людей из-под завалов практически голыми руками, по ночам работали в темноте или при свете ручных фонариков. То, что с помощью специальной техники и оборудования можно сделать за минуты, тогда занимало часы и даже целые дни.

Физически было тяжело, но тяжелее всего было пребывать в застывшем времени, где часы показывают одно и то же время, где настоящее ничем не связано с еще не остывшим кофе на плите, где люди копошатся в завалах в надежде найти окно в тот ушедший навсегда мир, дотронуться до близких, дотянуться до родного угла. Где в отчаянии прижимаешь к груди трехлитровую банку персикового компота, заготовленного всего три месяца назад на зиму и извлеченного из-под руин в целости и сохранности. Это единственное, что осталось от той жизни. Никто уже не плакал, слез не было. Только монотонный протяжный стон или даже вой. Трудно было понять, откуда он исходил.

Таким мне запомнился Ленинакан в первые дни после землетрясения.

Помогали всем миром

Позднее появились профессиональные спасатели из разных стран. Землетрясение в Спитаке открыло границы Советского Союза, который тогда уже трещал по швам. Двумя годами ранее случился Чернобыль, но тогда все замалчивалось. Со Спитакским землетрясением было иначе — буквально на второй день границу открыли, и тогда мы впервые увидели столько иностранцев на советской земле.

На наших глазах происходила реальная интервенция, которой нас столько пугали. Только это была интервенция гуманитарного характера, к которой подключились люди из 113 стран – это около 40 000 добровольцев и специалистов. Откуда только ни прибывали самолеты.

Пожарные из Чехословакии спасли жительницу из Ленинакана

В то время на остывших, холодных развалинах, посреди аккуратно сложенных штабелями гробов, зарождалось великое братство, которому суждено было пережить развал Союза и последующие потрясения: как в наших странах, так и во всем мире. Нас объединило большое горе.

У нас до сих пор, если проехать по зоне бедствия, можно увидеть бывшие стройплощадки с надписями на старых металлических воротах: Казахстрой, Узбекстрой, Укрстрой. Или дома, школы и госпитали, отстроенные итальянцами, швейцарцами, австрийцами, немцами, россиянами и многими другими.

Как Спитакское землетрясение изменило мир

Спитак преподнес миру много уроков. По СССР стали формироваться профессиональные отряды спасения, закупалась спецтехника. Первый такой отряд был создан в Армении при поддержке Немецкого Красного Креста, спасательный отряд «Спитак» — он функционирует по сей день, на его опыте были созданы многие отряды в СССР.

Спитакское землетрясение также показало, насколько важно не только предоставлять помощь, но и координировать ее с другими организациями, предприятиями и частными лицами. Ведь недостаточно отдать свою последнюю рубашку нуждающемуся, нужно еще знать, а нужна ли она ему сейчас? А может лучше помочь медикаментами или едой?

Попыткой ответить на подобные вопросы стало принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюции 46/182 в 1991 году, результатом которой стала организация, где я сегодня работаю – Управление ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ ООН), или the UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs. Проще говоря, OCHA («оча»). В этом году и как раз в этом месяце мы отмечаем 25 лет со дня основания OCHA.

Наша миссия заключается в том, чтобы гуманитарная помощь сотен и тысяч профессиональных гуманитарных организаций доставлялась и распределялась среди самых нуждающихся быстро и с учетом их потребностей.

Среди наших достижений хочу выделить создание международной команды реагирования ИНСАРАГ. Членами этой команды могут стать спасатели любой страны после прохождения классификации. Кстати, не случайно, что спасатели Армении первыми в регионе прошли классификацию и стали членами ИНСАРАГ в прошлом году. Казахстан в скором времени тоже станет частью этой команды. Потом Таджикистан, Кыргызстан, Грузия. То есть спасатели из этого региона смогут выезжать на поисково-спасательные операции в любом уголке планеты.

Сегодня международные спасатели прибывают на место бедствия в течение 6-12 часов и сразу же начинают работы. Есть определенные правила, по которым они действуют, налажена координация между отрядами разных стран, принята маркировка, видя которую, профессиональный спасатель сразу знает, сколько из завалов того или иного здания было спасено людей, сколько погибших найдено.

Не землетрясения убивают людей, а здания

Уроки Спитака, к сожалению, начинают забываться. Это вопрос времени и понятно, что большая часть молодежи в нашем регионе знает об этой трагедии мало. Возможно, фильм «Землетрясение», который недавно вышел в прокат, станет таким напоминанием, но лично я не собираюсь его смотреть. Те, кто пережил эту трагедию, никогда не смогут ее забыть.

Спитакское землетрясение нужно не просто помнить, но и не забывать и применять его уроки. В нашем регионе, как на Кавказе, так и в Центральной Азии, сейсмические риски одни из самых высоких по всему миру.

В погоне за повседневными заботами легко забыть, что мы живем в гостях у природы, поэтому нужно знать и соблюдать ее правила.

Есть такое понятие «ленинаканские девятиэтажки» — это серия абсолютно идентичных домов, которые во время Спитакского землетрясения превратились в бетонную пыль. Потом много расследовали и исследовали, почему было столько погибших и можно ли было избежать трагедии. Говорили об уникальности землетрясения, которое совместило в себе не только вертикальные толчки, но и горизонтальные. Тем не менее, главные причины, как выяснилось, заключались в людях. Во-первых, были занижены нормы сейсмичности, то есть дома были рассчитаны на землетрясения меньшего масштаба. Во-вторых, конечно, это качество. Строительство в бывшем Союзе было самым «жирным» местом, а системное воровство не знало границ.

А теперь представьте, если этой ночью вы проснетесь от звона посуды на кухне, стены сотрясаются, пошла первая волна землетрясения. Знаете ли вы что делать, куда идти? Предположим, что, несмотря на то, что не рекомендуется выбегать на лестничную площадку, вы все же попытались выбежать, но заклинило дверь. Времени немного и нужно занять максимально безопасное место. Несущая стена. Есть ли она у вас или ваша квартира потеряла ее во время евроремонта? Находится ли рядом окно? Нет ли риска порезаться о разбитое стекло? Не упадет ли на вас шкаф? Где ваш телефон (и заряжен ли он?), документы, есть ли поблизости вода и еда на первые дни в случае наступления худшего сценария? А ведь это далеко еще не полный перечень вопросов, на которые у вас должен иметься ответ.

Так что же мы можем сделать сейчас?

Самое главное – это забыть о понятии «стихийное бедствие». Есть природные явления: наводнения, землетрясения, ураганы, которые могут перерасти в бедствия и катастрофы.

Ашот Саркисян, автор фото Асель Исабаева

Беда, в сущности, наступает тогда, когда люди проживают в местах, где эти природные явления могут случиться. Беда наступает тогда, когда люди, проживающие в зоне риска, думают, что они застрахованы от возможных потерь. Беда наступает тогда, когда уроки прошлого забываются и не передаются из поколения в поколение. Мы не можем предсказать, когда будет следующее землетрясение, но мы в силах принять меры, которые завтра облегчат нашу участь, если случится худшее.

Вот некоторые из этих мер:

1. Получите базовый набор знаний о том, как правильно себя вести при возникновении опасных для жизни явлений. На эту тему много информации в интернете. Можете обратиться в местное отделение обществ красного креста или красного полумесяца – у них всегда готовы памятки, обучающий персонал и необходимая литература.

2. Придя домой сегодня вечером, окиньте взором свою квартиру, свой дом. В случае толчков, где кроется потенциальная угроза? Тяжелые энциклопедии на полках? Шкаф в зале? Цветочные горшки? Стеклянный кухонный стол? По оценкам экспертов, около половины жертв землетрясений погибают в своих домах из-за свалившихся на них объектов: полок, шкафов, тяжелых предметов.

3. Приобретите или соберите сами так называемый чрезвычайный рюкзак или тревожный чемоданчик с самыми необходимыми предметами и документами. Насколько мне известно, такие тоже имеются в обществах красного креста и красного полумесяца.

И последнее – поговорите с близкими и родными. И не только этим вечером. Регулярно. Для того, чтобы завтра вы могли пережить потрясения с минимальными потерями, вы должны развивать культуру готовности сегодня и постоянно. В каждом доме должен иметься семейный план на случай ЧС и тревожный чемоданчик. Дома должны быть обставлены с учетом сейсмической опасности. Ваши дети должны знать, как себя вести при ЧС, когда вас рядом нет. Мы не должны бояться этих разговоров. Масштабное бедствие может не случиться в ближайшие десятилетия, но то, насколько будут защищены завтра ваши дети и внуки, зависит от нас с вами сегодня, от наших решений и действий.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые