• 3075
Всего пару недель назад Тегеран принимал нашу делегацию - эксперты и журналисты приняли любезное приглашение информационного агентства «Парс» и просочились в Иран несколькими небольшими группами из России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Несмотря на то, что немалая часть поездки пришлась на майские праздники, среди которых особняком выделялся День Победы, обе стороны - Персия и посетившие ее «советские туристы» стоически пережили неделю интенсивного общения. Об этих незабываемых днях - записки на полях путешествия.

 

Михаил Пак, шеф-редактор ИА REGNUM по Казахстану, специально для Vласти

 

Всего пару недель назад Тегеран принимал нашу делегацию - эксперты и журналисты приняли любезное приглашение информационного агентства «Парс» и просочились в Иран несколькими небольшими группами из России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Несмотря на то, что немалая часть поездки пришлась на майские праздники, среди которых особняком выделялся День Победы, обе стороны - Персия и посетившие ее «советские туристы» стоически пережили неделю интенсивного общения. Об этих незабываемых днях - записки на полях путешествия.

 

Пролог

 

Иран принято считать страной, которая находится по ту сторону «Оси  зла». В соответствии с азами географических понятий так называемого международного сообщества страна находится где-то между Сомали и Северной Кореей, в непосредственной близости от людоеда Фиделя и опасно соседствуя с палачами ГУЛАГа. Странноватая в глазах либеральной публики страна: дети от голода вроде как и не пухнут, но в этих диких краях или где-то совсем рядом - зачем-то совсем недавно сожрали Кука. Или это родина моджахедов? Да разве ж это важно? На взгляд просвещенного поэта и гражданина, живущего по европейскому времени, главное - что аятолла Хомейни и мулла Омар - это не муж и жена. А четыре совершенно разных человека.

 

О параде стереотипов времен Генри Киссинджера говорил даже внимательный взгляд моей жены, которой я сообщил радостную весть о поездке в Иран. Всего один жест - маленький кулачок трижды ударил по изящному женскому лбу - и мои умственные способности надолго были поставлены под вопрос. Уже тогда подумалось, что будет весело. Дело в том, что Иран  как будто соткан из огромного числа стереотипов. Строгая страна, ярчайший на планете поборник морали и нравственности. Только на основании двух этих явлений исследователи, никогда не бывавшие по ту сторону иранской границы, ткут из нитей домыслов настоящие персидские ковры чистейшего вымысла. Видимо, по этой причине одной из самых убедительных просьб моих новых иранских друзей была просьба - честно изложить свои впечатления о путешествии на страницах какого-нибудь казахстанского издания.

 

Наивные! Они просто ничего не знают о подлинном реноме журналистики в нашей развращенной демократическими свободами стране. Впрочем, исполняю.

 

Часть I.  «Всухомятку»

 

Перелет Ташкент - Тегеран. Самая трудная часть путешествия. Самолет еще в воздухе, а  по салону лайнера уже шагает локальная исламская революция. Вся женская легкомысленность перекладывается в платки и хиджабы, а суровый пилот объявляет о снижении в аэропорту имени
Рухоллы Аль-Мусави Аль-Хомейни. Не успев ступить на священную персидскую землю, один из не слишком религиозных моих казахстанских спутников шумно дохнул перегаром и произнес: «Пройти бы границу. Инша Алла!». Это вселяло оптимизм.

 

Первое, что удивляет, как говаривал товарищ Довлатов, «до паралича и бреда» в Иране, это сухой закон. Из всех доступных в этом смысле развлечений усталый «советский» турист в трениках и с курицей может рассчитывать лишь на последовательное движение в сторону резиновой женщины. В смысле, в любом из ресторанов вам подадут исключительно пиво. Но не спешите радоваться. Все оно будет исключительно безалкогольным.

 

В первые часы пребывания на священной персидской земле без примесей спирта, воспаленный дружескими посиделками еще на подступах к Ирану мозг напрочь отказывается перерабатывать информацию об отсутствии алкоголя в крови экономики страны. Но вот все маленькие магазинчики в предместьях отеля уже в курсе, что означает советское «из-под полы». Но ничего этим нехитрым способом не продают. К ощущению всемирного заговора добавляется еще и раздражение - разве можно так мучить нашего человека? Чудовищная в своей простоте мысль приходит лишь к концу второго дня.

 

Персы вовсе не ходят, «аки посуху»! Они действительно прочитали книжку о вреде пьянства. И по-настоящему решили навсегда бросить... Нет, не читать. А - пить! Поэтому «столичная» у местных жителей - это исключительно «штучка». А «ржаную» продукцию иранцы предпочитают употреблять с пылу, с жару, прямо из печи. Убежден, жены многих моих друзей попросили бы по прибытию в эту благословенную страну категорического политического убежища. Для своих супругов.

 

Но русские - не сдаются! В один из вечеров я придумал, как обмануть систему. Футбольный паб (да простят меня тегеранцы, уж не знаю, как он называется на фарси) располагался совсем неподалеку. Воодушевленный своей изобретательностью, я потирал в предвкушении классического британского дерби «Челси – Ливерпуль» руки. Ну, какой футбол без пива? Ну, какие мужики без футбола? Ну, какой паб - без мужиков?

 

Все верно. Вот подтягивается первая группа болельщиков. Судя по клубным цветам - сторонники лондонских «аристократов». Что-то заказывают. Ну, думаю, наступил момент истины. Час просветления. Болельщикам несут какую-то тару с жидкостью. Ставят на стол. Молодые мужчины втягивают эту жидкость через трубочки - и... выпускают дым. Кальянный футбольный паб - до такого не дошли даже чукотские сограждане Романа Абрамовича. От огорчения я даже не досмотрел матч. Говорят, что мой любимый «Ливерпуль» в тот день выиграл. А что толку?

 

Утомленные трехдневным распитием безалкогольного пива и местной кока-колы, носящей гордое название Zam-zam, старшие товарищи, наконец, «раскололись». Выпивать в Тегеране можно лишь в двух местах. Первое -это территория иностранных государств - то есть посольства. Здесь, рассказывают, тон задают дипломатические работники Российской Федерации, снабжающие литрами дипломатической почты все братские республики на территории Тегерана. Выполняют, так сказать, интернациональный долг.

 

Про другое секретное место распития спиртных напитков я слышал еще до поездки в Иран: о нем мне рассказывали целые поколения советских исследователей, не пожелавших в свое время «сидеть на стакане» с безалкогольным пивом. Знакомство с местной армянской диаспорой, многие представители которой занимаются самогоноварением, у иных русских происходило в первый же день пребывания в этом сухом и жарком климате. А длилось после - годами, причем зачастую советские «туристы» гостили у хлебосольных хозяев неделями, всерьез пытаясь подорвать местную вино-водочную промышленность.

 

Есть, впрочем, еще и третий способ вполне легального ввоза спиртного в мусульманскую страну. О нем я узнал прямо в самолете, еще по пути в Персию. Товарищ с внушительной фигурой Будды вез любимый напиток в своем организме. И, между прочим, клялся, что все его товарищи поступают именно так. Иные желудки, замечал он, выдерживают «закваску» до двух суток. Ехал гражданин из России в таком состоянии в сторону Бушерской АЭС. А уж там, дескать, его ждали неприкосновенные запасы. Уж не знаю, каким способом он их пополняет.

 

...Впрочем, на поверку оказывается, что иранцам он не очень-то и нужен, этот алкоголь. Люди постарше - посмеиваясь, рассказывали мне истории, суть которых сводилась к тому, что первые десять лет тяжело, а потом привыкаешь. А молодежь, развлекающаяся себя кальянами, и вовсе – не поняла моего вопроса о том, как они расслабляются. Или, может, парни в «кальянном пабе» просто напустили на себя такой вид? Ведь выбора у них все равно нет. Ну не жить же ради этого всю жизнь в армянском квартале...

 

Продолжение следует...

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики