Ярослав Разумов, специально для Vласти

Упал тенге. В очередной раз. У меня – полное ощущение дежавю. В комментариях, почему-то, все вспоминают падение тенге в феврале 2009г. Но начинать-то надо с 1999г. (вообще, пора вводить какую-то официальную дату в феврале, типа «Памяти товарища Тенге», или «Люди! Помните!»).

Мало кто это помнит, одни в силу молодости, другие (официальные лица) – потому что помнить не хотят, а у кого-то просто затерлось это в памяти. В 1998г. в мире начался так называемый Азиатский экономический кризис. Упали валюты «азиатских тигров», еще ряда стран, в том числе наших среднеазиатских соседей. В августе 1998г. кризис добрался до России. Ельцин обещал, что девальвации рубля не будет, а, значит, она уже была неизбежна.

Что же было у нас? Железобетонное спокойствие. Официальные лица уверенно успокаивали публику, близкие к ним СМИ рассказывали про «казахское экономическое чудо». Ссылки некоторых не верящих в оное чудо журналистов на ситуацию в России вызывали у официальной публики полуулыбку и легкое пожатие плечами: «ну, что вы хотите от наших соседей…».

Между тем уже во второй половине 1998г. внешнеторговый баланс Казахстана стал проседать. Импорт от соседей стал сверхвыгодным. Везли всё. Одни мои знакомые зарабатывали даже на том, что челночным способом таскали из Самарканда (!) пластиковые чашки для домашних животных! К началу 1999г. отрицательный внешнеторговый баланс Казахстана был, по официальным данным, кажется 700 млн. долларов. По тем временам – сумма очень значительная. Квалифицированные и честные эксперты, Канат Берентаев и Валерий Марков, писали, что на самом деле потери не меньше 1 млрд. долларов и призывали к скорейшей девальвации. Их не слушали. Пропаганда «чуда» была столь сильна, что абсолютное большинство населения в него поверили.

Кончилось все так, как только и могло. Поздно вечером, в феврале 1999г., тогдашний премьер Нурлан Балгимбаев, с присущей ему всегдашней серьезностью, но без особого драматизма, по телевизору объявил о девальвации. Мобильная связь тогда еще не было столь широко распространена, телевизор вечером смотрели не все. В общем, ценники в обменниках на следующее утро многих сограждан ввергли в прединфаркт.

До сих пор помню, как в то утро вошел в автобус. Среди людей висела настоящая мрачная тишина. Лица – скорбно-напуганные. Молчали все, кроме одной бабки, которая несла такое, что в иной ситуации ее бы побили, несмотря на возраст.

Про девальвацию 2009г. напоминать подробно не буду; она у всех на памяти. Интересная картина с нынешним обвалом. Вот что говорилось в статье «С приходом К. Келимбетова в Нацбанк эксперты прогнозируют девальвацию тенге» от 3 октября прошлого года:

«Петр Своик, экономист: Я не предрекаю разовую девальвацию. Девальвация ведь уже идет, помните, совсем недавно тенге стоил 147, потом 150, и уже под 154. И вот так плавно, на салазках, можно спуститься до 170 тенге. Хотя, по всей видимости, опустить придется гораздо в большей степени.

Между тем, такую точку зрения разделяют не все эксперты. Экс-министр финансов, 3-й председатель Национального банка страны Ораз Жандосов не видит оснований для паники. По крайней мере, в ближайшее время. Он советует новому председателю Кайрату Келимбетову, в первую очередь, заняться накопившимися проблемами: высокой инфляцией, нестабильностью банковской системы и низким уровнем сбережений населения в тенге».

Любопытно, каким будет уровень этих сбережений после 11 февраля? Можно, конечно, сказать, что эти прогнозы делались 4 месяца назад. Но принципиально иных с тех пор я не помню. Даже после недавнего падения рубля. Хотя повод задуматься был, самый что ни на есть! Но, похоже, историю 1998-1999гг. у нас не помнят даже опытные эксперты.

Но не только они удивили меня. У немалого количества коллег уже после очередного объявления Нацбанком радостной вести я встретил вполне высокий уровень позитива.

Один пишет: «поднимут цены, поднимут зарплаты. Главное, чтобы экономика развивалась. А сейчас у экспортеров праздник, поскольку торговый баланс у нас положительный, все будет нормально».

Другой: «А что народ паникует? Ну курс обвалился. Первый раз что ли? Я давно этого ждала. Не может быть, чтобы рубль упал, а тенге нет. Что, кто-то умер в 2009 году? Нет. И сейчас не умрем».

А вот это нашел на одном из сайтов, правда, посвященное еще предыдущим обвалам, но позиция знакомая: «Однако обесценение – не есть преступление, и наша валюта вновь и вновь поднималась из пепла, качая мышцы в валютных противостояниях».

Вспомнилась еще одна интересная вещь: летом 2009г. Международный республиканский институт презентовал в Алматы результаты опроса общественного мнения о социально-политической ситуации в Казахстане. В частности, грандам был задан вопрос – какие события за постсоветскую историю Казахстана им запомнились больше всего? Поразительно, но никто тогда не назвал 2 обвальные девальвации тенге! Это могло бы быть свидетельством большой доли социально-экономического оптимизма казахстанцев, если бы каждый раз во время обвалов народ не метался по обменникам, не скупал доллары по ценам, явно завышенным даже для таких моментов.

Вообще, формирование социально-психологического «портрета» казахстанцев за последние 20 лет – интереснейшая тема для ученых! Процитирую свою статью за 2009г., по поводу упомянутого исследования.

Представлявшая его Раса Алисаускиене, профессор социологических наук, генеральный директор исследовательского института Gallup, тогда сказала, «что в 2005 году, представляла в Астане результаты одного из опросов, провела сравнение Казахстана с Киргизией. Это вызвало резкую реакцию аудитории: «с кем вы нас сравниваете? Сравнивайте нас с Германией!». За прошедшее время этот аспект не изменился - ожидания и ощущения респондентов по-прежнему очень высоки. Почему?

- С одной стороны, вы развивались намного быстрее других стран. В результате большая часть населения привыкла к легким деньгам. Особенно в больших городах и нефтедобывающих регионах. Интересно посмотреть, почему Казахстан одной из первых постсоветских стран ощутил кризис. Потому, что были широко доступны банковские кредиты, сформировалась привычка жить «в кредит». Это, конечно, с одной стороны, «мотор» развития, но с другой стало причиной остроты кризиса в таких странах, как Казахстан и Латвия. В прежние времена в наших странах в долг вообще не брали. В последние лет семь в этом отношении психология поменялась, и на это много поработали как банки, так правительства и СМИ, поощряя это. И в этом трагедия поколения. Среди тех, кто сейчас не может выплатить кредиты, у кого большие проблемы с недвижимостью, это люди в районе 30 лет. Думаю, что тех, кому 45 или больше, может быть, пара процентов.

Желания и надежды были выше, чем в других странах, самоуверенность и гордость в Казахстане были одними из самых высоких. Поэтому и переживание кризиса острее» («Панорама», №18,2009).

Это – про кризис и девальвацию 2009г. Судя по приведенным выше цитатам друзей-журналистов, у части общества «ожидания и ощущения респондентов по-прежнему очень высоки». Насколько обоснованно?

С утра 11 февраля у меня не смолкает телефон: знакомые бизнесмены (МСБ, конечно), просят совет или устроить консультацию у финансовых аналитиков. Наивно, конечно. Но – люди в панике. А кто не в панике, тот очень зол. Оригинально среагировала на это компания «Логиком», вывесив на своем сайте – «Мы тоже в шоке…». А вот – мини-интервью известного предпринимателя Геннадия Шестакова:

- Для МСБ это трагедия. Субъекты МСБ кредитуются в тенге, но при этом обязательно идет привязка к доллару и коэффициент индексации к курсу. Банкротства будут. Инфляция подскочит в течение месяца-двух, в лучшем случае, на 20~30%%. А надо помнить, что объявленный прошлогодний уровень официальной инфляции в 4% - «сказка». Реально она была намного выше. Теперь плюсуем то, что будет из-за девальвации… Вспомним и то, как Келимбетов обосновывал отказ от введения 20-тысчной купюры тем, что это может спровоцировать инфляцию аж до 2%! … Конечно, было ясно, что девальвация произойдет, но как бизнесмену быстро деньги вывести с оборота? Если только быстро закрыть бизнес. Тем, у кого большая дебиторская задолженность будет очень тяжело. … Позиция, вся политика властей в этих вопросах – вне критики! Вот иллюстрация того, что иначе как государственный цинизм невозможно назвать: сайт электронного правительства, e-gov, отключил платные услуги! То есть, когда их включат, там будут уже новые, индексированные цены? В какой стране подобное возможно?

Мы все – общество и бизнес, в очередной раз наступили на одни и те же грабли: кто-то верил в «казахское экономическое чудо», а кто-то ждал от властей разумной политики, т.е., постепенной девальвации. Если в России власти, сделав выводы из всплеска оппозиционных настроений после девальвации 1998г., всегда рубль девальвируют постепенно, то у нас всегда валят резко. А ведь можно было бы поступить, хотя бы, как российские власти. Уж как я совсем недавно ругал российскую девальвацию! Теперь вынужден признать, что бывают и худшие варианты.

Кстати – у нас, наверняка, сейчас околовластные эксперты начнут валить все причины девальвации тенге на девальвацию рубля. Мол, «иначе мы не могли, раз так, мы же тесно зависим!». Но тогда, значит, надо было что то делать с этим. Интегрироваться, например, с Китаем…

Как сказал еще один мой коллега, «можно было бы даже согласиться с разовой девальвацией, но до уровня, который психологически приемлем был, что-нибудь в районе 170».Те, кто уже в третий раз за 15 лет подкладывает нам всем эти «грабли», должны, наконец-то, понять, что так делать нельзя. Запас социального оптимизма не бесконечен. Считаться с этим необходимо, особенно – в политически сложную эпоху.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые