Ергали Бегимбетов, председатель правления СК «Amanat»: «Страховая деятельность остается маржинальной несмотря на кризис»

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Вопреки всеобщему пессимизму от перспектив экономики и финансового сектора Казахстана, страховой рынок по-прежнему показывает прибыльность и оставляет пространство для усиления позиций у его игроков. Однако и ему может грозить перспектива снижения или прекращения роста. Vласть поговорила с председателем правления Страховой компании «Amanat» (прим. редакции - ранее она называлась «Amanat Insurance») о том, почему казахстанскому рынку не хватает конкурентоспособности, из-за чего его рост может уйти в минус и на что его участники будут делать ставку, чтобы укреплять и развивать свой бизнес.

В первую очередь хотелось бы спросить о состоянии дел на страховом рынке. Недавно компании начали отчитываться о прошедших 8 месяцах и, судя по всему, экономические шоки особо не сказались на этом рынке. Как вы оцениваете ситуацию изнутри?

Ситуация действительно остается позитивной, несмотря на то, что по чистым собранным страховым премиям рынок общего страхования вырос на 5%, по чистым страховым выплатам – на 28%. То есть убыточность на рынке растет и это нормальный процесс. Из 93 млрд. тенге, собранных с начала года, компании осуществили страховых выплат на 34 млрд. тенге. Коэффициент выплат составляет примерно 36-37%. Это положительный результат, рынок по-прежнему остается маржинальным. На развитых рынках коэффициент выплат превышает 70-80%.

А динамика в течение года оставалась плюсовой или какие-то перепады все же были?

Рынок вырос в январе в большей части благодаря сильному росту премий по обязательному страхованию ответственности автовладельцев (ОС ГПО ВТС). В феврале рынок ушел в сильный минус, но потом постепенно выходил из минуса и вырос на 5% на 8 месяцев. Вполне возможно, что по окончании года рост сохранится или упадет и выйдет в ноль. Говорить о том, что рынок может стать убыточным, было бы неверно.

Почему рост может уйти в ноль?

По прибыльности он в ноль точно не уйдет, просто нет для этого оснований. Если в ближайшие 3 года роста в экономике не будет, рост страхового рынка может остановиться. Возможно, он может уйти даже в зону отрицательных значений по росту. Из-за сокращения госрасходов, инвестиций в экономику, неравных конкурентных условий с российскими предприятиями, многие наши предприятия получают убытки, а некоторые и вовсе закрываются. Соответственно, количество клиентов на рынке сжимается или же сокращается у них доходность, что негативно скажется на расходах на добровольное страхование.

А если говорить о портфеле физических лиц?

Покупательская способность граждан сжимается и это не может не сказаться на рынке страхования физических лиц. Учитывая, что текущий курс тенге к доллару неадекватен, то вскоре покупательская способность пострадает еще сильнее. Даже те, кто покупал добровольные виды страхования, уже стали задумываться, стоит ли им делать это в следующем году. По ОС ГПО ВТС рынок будет расти хотя бы потому, что МРП будет расти.

Скажите, для рынка нынешний кризис – новый опыт, или события 2007-2009 годов в определенной степени были схожи с нынешними?

Страховой рынок легко прошел тот период. Текущая ситуация для него в новинку. Из-за падения премий по добровольному страхованию можно ожидать повышения конкуренции в обязательных классах страхования. Особенно на рынке обязательного автострахования. Хотя в целом конкуренция на нем остается довольно примитивной.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что весь финансовый рынок прогнозировал нынешний кризис и готовился к нему, прорабатывая различные сценарии и выполняя стресс-тесты. Каким образом к нему готовились страховщики?

Для начала хотел бы отметить, что с развитием кризисных явлений не выросло количество землетрясений, наводнений, пожаров и т.п., соответственно не выросло количество страховых случаев. Поэтому нагрузка на страховой сектор сильно не увеличилась. Безусловно, определенные риски из-за этого появились в инвестиционном блоке. Мы регулярно проводим различные стресс-тесты, и пока не видим вероятности каких-либо значительных убытков. Разве что рост расходов по аренде помещений. Здесь не только мы, а почти все арендаторы ведут переговоры с арендодателями на предмет фиксации цен в тенге на определенный период или не большого их роста.

А чем для рынка, в итоге, закончилась эта подготовка?

Первое, что сделали компании – перевернули все свои активы в доллары, чтобы не проиграть от девальвации. Так сделало большинство игроков, если не все. Поскольку трансграничная перестраховочная премия фиксируется в долларах США, здесь местами игроки, потерпели отдельные убытки на перестраховании, т.к. взяли премию с клиента по курсу 180 тенге за доллар. На следующий день он резко вырос, а за перестрахование еще не заплатили. Еще по рынку упала доля залогового страхования по причине общего сокращения кредитования экономики и населения.

За счет чего все это время рос рынок и какой потенциал у этих направлений для будущего роста?

За 8 месяцев рынок вырос за счет обязательного страхования ответственности автовладельцев, страхования общегражданской ответственности и добровольного медицинского страхования. По обязательному страхованию ответственности автовладельцев был наибольший рост – 24%. Это, видимо, было связано с большим потоком автомобилей из России. Для появления новых страховых продуктов пока не видно предпосылок. Пенетрация существующих продуктов пока остается все еще на низком уровне. Возможно, что рынок в ближайшие три года расти не будет.

Хотелось бы подробнее остановиться на автостраховании. Насколько сильно зависит доходность по этому направлению от ситуации на автомобильном рынке?

Если объем продаж автомобилей в Казахстане сокращается, то и страховой рынок по добровольному автострахованию сжимается вслед за ним. В 2013 году этот сегмент вырос на 99% за счет большого роста автокредитования, в 2014 – на 32%. За 8 месяцев этого года он упал на 5%, тогда как средний рост этого сегмента рынка за последние 5 лет составил 40%. Наряду с падением автокредитования, ситуацию дополнительно осложняет ослабление покупательской способности предприятий и населения из-за девальвации тенге. Из этого логично предположить, что рынок автострахования тоже будет падать.

А насколько страховщикам вообще интересен этот сегмент?

Очень интересен, т.к. это стабильные ежедневные доходы. На рынке добровольного и обязательного автострахования как таковой конкуренции нет. Вся конкуренция сосредоточена на размерах агентской комиссии и цене страховки. Нельзя сказать, что растет конкуренция в части предоставления превосходного сервиса и улучшения качества самого продукта. Здесь пока ни одна страховая компания не удивила массового потребителя. К сожалению, сейчас уровень агентских комиссий по обязательному автострахованию комиссии достаточно высок. Даже несмотря на то, что законодательно она ограничена 10% для страховых агентов-физлиц, и 15% для агентов-юрлиц. Тем не менее, многие страховщики платят больше, не нарушая при этом закон. Многие страховые компании приняли страховых агентов в штат. Как штатным сотрудникам, они могут платить им, сколько захотят. Законодательно это не ограничено, поскольку в этом случае страховой агент перестает быть таковым. Но важно учитывать, что из-за найма агентов в штат растут расходы по их содержанию и налогам. Естественно, все это снижает конкурентоспособность отечественного рынка.

А по объему этот рынок примерно какой?

За 8 месяцев прошлого года объем рынка обязательного автострахования составил 22,5 млрд тенге, а за 8 месяцев этого года – 26,3 млрд тенге. За последние 10 лет страховые компании собрали по нему 195 млрд тенге. По нашим оценкам средний размер агентской комиссии при этом составил 40%. То есть, из 194 млрд тенге почти 78 млрд ушло агентам. Если бы страховые компании платили в среднем 12,5%, то сейчас их собственный капитал увеличился бы на 53,5 млрд. тенге. На 1 сентября общий собственный капитал страховых компаний составил 316 млрд. тенге. Если отнять капитал тех, кто практически не участвует на этом рынке, то он составит 157 млрд. тенге. Если бы игроки не конкурировали за счет агентской комиссии и различных подарков в виде 20-50 литров бензина, то их собственный капитал сейчас был бы выше на 34%, не учитывая накопленный инвестиционный доход. Как говорится, сами не заработали и другим не дали. Заработали только агенты.

Какие еще портфели, на ваш взгляд, могут сократиться в ближайшем будущем? В основном это ведь затронет добровольные сегменты страхования?

Учитывая, что с 2017 года хотят ввести обязательное медицинское страхование, можно ожидать падения на рынке добровольного медицинского страхования. Мы не ожидаем его роста до 2017 года. Вполне возможно, этот вид страхования будет одной из статей, которую предприятия поспешат урезать, чтобы сократить расходы. Также мы не ожидаем роста объемов премий по страхованию имущества, грузов, строительно-монтажных рисков.

Кстати об обязательном медицинском страховании. Многие игроки жалуются, что их участие в этой процедуре исключено. И сейчас они обеспокоены возможностью потерять продукт по добровольному медицинскому страхованию. Насколько это доходная статья для компаний?

Нельзя с уверенностью утверждать, что добровольное медицинское страхование исчезнет как класс. Еще не понятно, какие услуги входят в пакет обязательного медицинского страхования. К тому же, это нововведение не гарантирует повышение качества оказываемых медицинских услуг. Вполне возможно, что люди все равно будут обслуживаться в частных клиниках. Если посмотреть опыт в России, то при внедрении обязательного медицинского страхования этот портфель у страховщиков не упал. Сейчас он продолжает ежегодно расти. В целом, в Казахстане это низко доходный продукт из-за самого высокого уровня убыточности.

Скажите, а регулятор проявляет беспокойство о рынке и планирует как-то поддерживать его в ближайшей или более долгосрочной перспективе?

Работа регулятора имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Сейчас у нас идет дискуссия по поводу расширения роли фонда гарантирования страховых выплат. Позиции рынка и регулятора здесь сильно расходятся. Если изменения в законе будут приняты в пользу регулятора, это негативно скажется на качественном развитии рынка и страховщиков. Но есть вещи, которые регулятор хочет улучшить – это налоговые аспекты. Возьмем, к примеру, добровольное медицинское страхование. Расходы на него облагаются подоходным налогом у предприятий. Сейчас предлагается убрать этот вид налога, что будет большим подспорьем для рынка и клиентов. Также обсуждаются обязательные классы страхования. Регулятор хочет упростить какие-то вещи, и это тоже хорошо скажется на рынке. Может это и не усилит его рост сейчас, но однозначно приведет к сокращению расходов у компаний и к повышению их конкурентоспособности. Нацбанк также планирует внедрить электронный страховой полис, начав его апробацию с обязательного страхования ответственности автовладельцев. Это очень позитивно скажется на всех участниках страхового рынка.

Страховщики, насколько я понял, опасаются роста конкуренции из-за вступления Казахстана в ВТО. Они допускают возможность прихода через 5 лет на наш рынок более капитализированных иностранных игроков, которые смогут брать на себя больше рисков. Насколько оправдано их беспокойство?

Опять же, наш рынок очень неконкурентоспособен из-за того, что у компаний высокий коэффициент внутренних расходов. Он в разы выше, чем в развитых странах. Из-за этого у нас крайне высокая себестоимость страховых услуг. К сожалению, у Нацбанка нет внятного видения по решению этой проблемы. Он, может быть, работает над объемом повышения страховых премий, но точно не над повышением конкурентоспособности страхового рынка.

Вы не могли бы остановиться на издержках. Почему они высокие и о каком уровне идет речь?

Если вы возьмете общие административные расходы страховщиков, и поделите на заработанные страховые премии, то этот коэффициент внутренних расходов будет близок к уровню 35-60%, в зависимости от эффективности компании. На развитых рынках он не превышает 20%. У нас это происходит из-за низкой производительности труда внутри компаний. Качество менеджмента и производительности у нас страдает во всех отраслях и финансовый сектор здесь не исключение. В то же время у рынка есть значительный потенциал сократить эти издержки. Вопрос только в желании.

Давайте вернемся к ВТО.

Посмотрите на опыт Кыргызстана, который гораздо раньше Казахстана вступил в ВТО. Туда пришли иностранные страховщики? Нет. И дело не только в покупательской способности населения. У нас она может быть и выше, но не факт, что в течение нескольких лет не сравняется с Кыргызстаном. Поэтому, остается открытым вопрос привлекательности нашего рынка. К тому же, у иностранцев у себя дома хватает проблем. Мы больше боимся конкуренции с российскими страховщиками. Если российские банки усилят свое присутствие в Казахстане, и будут здесь доминировать, то вполне возможно, что и их дочерние страховые компании придут за ними. Тогда мы рискуем потерять большую долю рынка, связанную с залоговым страхованием. В то же время у них тоже большое количество проблем у себя в России. Тут многое зависит и от нас. Если за эти 5 лет рынок значительно повысит свою конкурентоспособность во всех аспектах, то и рисков потерять бизнес у нас будет гораздо меньше.

Вы говорили, что не верите в возможность роста рынка в ближайшие три года, но понятно, что игроки все равно должны выстраивать стратегию и пытаться увеличивать обороты. На какие направления ваша компания делает ставку?

За 8 месяцев мы уже выросли на 14% по чистым собранным страховым премиям, фактически опережая рост рынка почти в 3 раза, и планируем вырасти на 20-25% до конца года. В следующем году мы планируем вырасти на 25-30%. Будем делать ставку на все направления общего страхования, но в особенности на обязательное страхование автовладельцев и КАСКО. Может быть, активно войдем на рынок добровольного медицинского страхования. Наша доля на этом рынке мала и мы вполне можем её существенно увеличить. Чтобы достичь такого роста, мы серьезно работаем над повышением качества сервиса и продуктов. В первую очередь, нам нужно автоматизировать многие процессы. Это поможет не только сократить издержки, повысить скорость и производительность, мы еще избежим необходимости найма дополнительных сотрудников. Все это поможет снизить издержки. В перспективе ближайших 5-ти лет мы хотим довести их до мирового уровня – тех самых 20%, о которых было уже сказано. Мы очень оптимистично настроены.

Вы возглавили правление «Amanat» относительно недавно и понятно, что большинство результатов своей работы Вы увидите в будущем. Тем не менее, за этот непродолжительный срок Вам удалось достичь каких-либо важных результатов в вопросе сервиса, за счет которого вы планируете развивать свой бизнес дальше?

За это время мы очень много сделали, но хочется рассказать об одном страховом случае в нашей практике, связанном с затоплением завода в Карагандинской области в апреле этого года. Этот случай уникален для нас тем, что мы впервые столкнулись с затоплением промышленного объекта по причине наводнения. С согласия клиента и перестраховщиков в качестве международного эксперта для объективной оценки ущерба была привлечена компания Crawford. По результатам их оценки ущерб по согласованию с клиентом составил почти 900 тысяч евро. Сумма ущерба была перечислена нами клиенту единовременным платежом. Благодаря тому, что объект был перестрахован на 50% на местном рынке, и с 1 апреля мы купили договор облигаторного перестрахования Risk XOL на международном рынке, мы возместили 75% от страховой выплаты от перестраховщиков

Пользуясь вашей площадкой с вашего позволения, хотим выразить особую благодарность страховым компаниям «НСК» и «НОМАД Иншуранс», очень быстро оплатившим свою долю убытка в размере 25% каждая. Также хотим выразить благодарность европейским перестраховочным компаниям, оплатившим свою долю убытка в размере 25%.

Этот случай и его урегулирование имеют очень большую ценность для нас с точки зрения приобретенного опыта и знаний. Теперь мы уверены, что процесс урегулирования подобных убытков с клиентами в будущем займет гораздо меньше времени.

Тем не менее, ваши планы не кажутся вам чрезмерно амбициозными на фоне постоянного недовольства страховщиков уровнем культуры страхования в стране?

Кажутся. Если все компании улучшат сервис, это обязательно приведет к повышению страховой культуры и росту рынка. Тогда у всех появится больше пространства для роста. Сейчас как получается: возьмем компанию, которая занимается обязательным страхованием автовладельцев. Средняя убыточность по этому классу страхования на рынке составляет 40-45%. Фактический размер агентской комиссии со всеми налогами составляет 40%. Коэффициент внутренних расходов у страховой компании составляет 30-60%. В итоге компания должна получить убыток. Выходит, единственное, за счет чего можно выйти в плюс или в ноль – злоупотребления при работе с пострадавшими в результате ДТП, выраженные в попытке заплатить меньше положенного или вовсе отказать, пользуясь их неосведомленностью или нежеланием судиться. У нас больше платят агентам, чем пострадавшим. Учитывая все это, как вы думаете, будет ли расти страховая культура? Нет. Этот вопрос всецело зависит от тех, кто её формирует. А формируют ее страховые компании.

Хорошо, давайте подытожим разговор вопросом о жизнеспособности рынка. Насколько в ближайшее время вероятен дефолт компаний? И сколько игроков могут уйти с рынка?

Потребителю этого точно не стоит бояться. Если кто-то объявит дефолт, у нас есть очень надежный фонд гарантирования страховых выплат, который выполнит все обязательства. Оснований для массового дефолта пока не видно. Безусловно, у кого-то упадут объемы бизнеса или вырастут издержки. И вполне возможно, что акционеры примут решение продать, закрыть или консолидироваться с другой компанией. Возможно, число страховых компаний по общему страхованию немного уменьшиться. Но не факт, что рынок от этого выиграет. Достаточно посмотреть на банковский сектор – количество игроков на нем сократилось, но уровень сервиса лучше не стал.

Фото Дмитрия Засухина, предоставлены СК "Amanat"

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...