Первый дом правительства КазССР

Светлана Ромашкина, Vласть

В Алматы существует только одно здание, которое входит в список 100 шедевров советского архитектурного авангарда. Правда, переделки последних лет сильно изменили его первоначальный вид. Мы попросили архитекторов рассказать, чем примечательно это сооружение и почему его нужно беречь.

Современный вид здания. Фотография Жанары Каримовой

Речь идет о строении, в котором сейчас размещается Академия искусств им. Жургенова. Прежде здесь был КазГУ, а до этого Дом правительства КазССР. История возникновения этого здания такова: в 1927 году объявили конкурс на постройку дома правительства Казахстана. Победил проект одного из теоретиков конструктивизма Моисея Гинзбурга. Сооружение было построено в 1928-1931 годах при участии И. Миллиниса.

План здания. Скан из книги «Сто шедевров советского архитектурного авангарда»

Из книги «Сто шедевров советского архитектурного авангарда», Москва, 2004 год: С. О. Хан-Магомедова: «Здание Дома правительства состоит из нескольких объемов, связанных между собой коридорами и крытым переходом. Выходящий на площадь основной объем здания включает в себя вестибюль и зал заседаний. Перед входом в здание устроена открытая галерея, над которой расположен связанный с фойе зала заседаний балкон-трибуна. Дом правительства был первым общественным зданием, поэтому его создатели предполагали, что зал заседаний можно будет использовать как общегородской кинозал. Исходя из этого, был продуман график движения зрителей, который бы не нарушал работу основных учреждений, расположенных в здании. Центром композиции интерьера Дома правительства служит расположенное за залом двухсветное фойе, связывающее между собой все основные помещения здания: вестибюль, зал заседаний, корпус Совнаркома и Госплана, корпус ЦИКи корпуса партийных и общественных организаций. По двум одномаршевым лестницам посетители поднимаются в этой фойе из вестибюля и попадают в высокое, освещенное с двух сторон помещение, которое решено как крытый дворик-сад с бассейном и зеленью. Летом остекленные стены раздвигаются, раскрывая интерьер в сад. Гинзбург рассматривал это здание не только как административное учреждение, но и как общественное сооружение, предназначенное для всех жителей города. По проекту предполагалось на плоской крыше зала заседаний сделать сад с бассейном». Не все эти задумки удалось осуществить.

План здания

Фото с сайта dic.academic.ru

Гинзбург хотел, чтобы здание было светлым по тону, но его покрасили в темно-серый цвет. Позже это строение перекрашивали во многие цвета, например, еще совсем недавно был очень энергичный зеленый цвет.

Фотография Жанары Каримовой

21 марта 2015 года во время празднования Наурыза загорелась крыша академии, огнем было объято около тысячи квадартных метров. Сейчас здание находится на ремонте, им занимается "Казреставрация".

Алмас Ордабаев, архитектор:

— До 50-х годов XX века в этом здании был Дом правительства, потом, после ввода в действие нового Дома правительства (ныне Казахско-Британский технический университет), его передали Казахскому университету. В послевоенные годы в сооружение было внесено много переделок. Был закрыт внутренний дворик, но, в общем-то, никаких стилистических изменений там не делали. Наибольшее количество стилистических ошибок было совершено уже после развала СССР. А вот с тех пор, как там появилась Академия искусств им. Жургенова, началась катастрофа.

Чтобы вернуть хотя бы отчасти былую концепцию здания, надо его не только перекрасить, но и сделать капитальный ремонт, практически на уровне реставрации в соответствии с первоначальным проектом.

В интерьерах там очень много глупостей сделано. Варварские переделки, нарушившие общую стилистику здания были осуществлены еще в бытность ректором этого заведения Т.А. Кишкашбаева. Там появились элементы купеческой архитектуры, просто недопустимые для здания, построенного в стиле конструктивизма. К сожалению, следующий ректор Академии – нынешний министр культуры и спорта – продолжил намеченную линию «омещанивания» памятника культуры.

В архитектурном наследии советского периода Казахстана — это последнее здание выдающегося уровня. Раньше у нас еще был Дворец Ленина, но его изуродовали недавней реставрацией. Шедевр Гинзбурга олицетворял собой новое время, новую эпоху. Архитектор спроектировал многофункциональное здание дома правительства, которое было открыто для народа. Там внутри был открытый дворик, люди могли туда заходить совершенно свободно, это олицетворяло демократизм власти. Таким образом, осуществлялась идея прозрачности правления. Это здание можно сопоставить с лондонской мэрией, представляющей собой прозрачную стеклянную сферу. Теперь в этом дворике свалка ненужных вещей. Это здание проектировалось как часть крупного комплекса, включающего себя в себя здание почты и телеграфа, также выдержанного в стиле конструктивизма, а потом, если смотреть на новый дом правительства, по правую сторону - управление железной дороги. Намечался один из самых крупных ансамблей в СССР. Часть его была осуществлена, но единство всех трех зданий не удалось сохранить. Внутри это здание было аскетическое, очень простое. Конструктивизм в СССР был первым радикальным стилем, порвавшим с прошлыми традициями. Он стал соответствовать реальному развитию конструктивных и технологических идей, появлению новых строительных материалов. Это здание демонстрирует демократический характер новой архитектуры, уходящей от замкнутости старых замков, дворцов и храмов, соответствующий новым социальным изменениям в мире. Это был первый стиль, который стал основой современного строительства. И в этом смысле советский конструктивизм был даже на шажок впереди всей мировой архитектуры. И, похоже, что идеи этого направления еще долго будут основой мировой архитектуры.

Снимок из архива Центрального государственного архива кино-фотодокументов и звукозаписей Республики Казахстан.

Майраш Боскина, архитектор:

— Это здание описывается в нескольких книгах. Например, в издании «Архитектура Советского Казахстана», 1987 год, авторы: преподаватели нашего КазГАСа, тогда АСИ. А так же в книге «Очерки истории архитектурных стилей», Москва, Изобразительное искусство, 1983 год. Они пишут, что советская, в том числе казахстанская архитектура имеют три периода развития: от революции до 1932 года, с 1932 года до 1954, и с 1954. Первый период – это 15 лет, когда совершенно поменялся взгляд, когда мы хотели отречься от всего, что было и создать что-то новое. Были творческие искания, и возник этот стиль конструктивизма. У конструктивистов было так: они разделили на объемы каждую функцию и связали их. В этом стиле очень мало декоративных украшений, они не применяли никаких ордеров, колон, капителей. Они совершенно отошли от классического стиля. Это здание простых, аскетичных форм. Не надо забывать, что в тот период денег у государства было мало, бюджет был ограничен, а архитекторы не могли сделать что-то грандиозное, искали более простые, демократичные формы. Наше здание является хрестоматийным примером воплощения идей основного направления всей советской архитектуры 20-х годов. Авторы стремились создать здесь архитектурную композицию на основе логики и функциональной организации. Основным принципом формообразования явилось соответствие архитектурных форм внутреннему функциональному содержанию и новому конструктивному решению. Архитекторы продумывали график движения – как человек зашел, разделся, куда он пошел дальше, и все подчиняли его движению.

Гинзбург еще учел климатические особенности юга Казахстана – все здание поставлено с отступом от красной линии, главный вход был ориентирован на север, рабочие помещения расположены вокруг крытого дворика.

Здание сделано из монолитного железо-бетонного каркаса. Стены заполнялись камышом, это было впервые применено в практике строительства общественных сооружений. У нас сейчас заполняют пенобетоном, это облегченный, теплоизолирующий материал. Он летом не дает зданию нагреваться, а зимой охлаждаться. В этом плане остекленные фасады проигрывают. Камыш смешивали с глиной, и самовозгораться он не мог, он был словно в глиняном мешке. Это был хороший материал для того времени: дешево и сердито. В 1931 году здание было построено, однако через 10 лет было решено провести его реконструкцию — достроить крылья справа и слева, а так же устройство односкатной железной кровли. Достраивали архитекторы Б. Дергачев, Г. Кушнаренко, инженер М. Оразымбетов.

Сейчас ошибка в том, что при реконструкции применяются новые материалы. Тогда как каждой эпохе свойственны свои материалы, свои оконные переплеты, свой рисунок. Особенно в конструктивизме. Помню, какие были деревянные окошки в этом здании, оно было не похоже на все, что мы привыкли видеть. Сейчас окна все поменяли на пластиковые, возможности пластиковых окон и деревянных очень разные, потому что в деревянном исполнении переплеты можно сделать более тонкими. А в пластике – нет, он жесткий. Плюс при использовании пластика происходит утолщение и искажение в переплетах.

Главный редактор интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые