• 4438
ГСМ готовятся к росту

Ерлан Хасенбеков, директор Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ)

 

После девальвации тенге 11 февраля ситуация на многих товарных рынках Казахстана существенно усложнилась. Однако наиболее ярко 20%-ное падение курса тенге, видимо, отразится на отечественном рынке нефтепродуктов. 

И, прежде всего, ввиду неготовности регулятора осуществить соответствующую коррекцию предельных розничных цен на основные моторные топлива – бензин и дизель. Правда, основания для подобных действий госорганов понятны, учитывая так называемый «социальный» фактор.

Между тем из-за этого уже в ближайшие недели Казахстан вполне может столкнуться с возникновением дефицита нефтепродуктов. А это приведет к очень болезненным последствиям, как для всей экономики страны, так и в частности для населения (особенно с учетом сезонного увеличения спроса в период весенней посевной). Хорошо хоть эти риски признаются и на официальном уровне – риторика наших профильных министров не направлена на замалчивание данной проблемы.

Думаю, ни для кого не секрет: вопрос тут находится исключительно в экономической плоскости. После 11 февраля коммерческая рентабельность оптово-розничной реализации нефтепродуктов и их импорта при текущей предельной стоимости упала ниже допустимых значений.

Увы, к сожалению, внутренних возможностей для стабилизации внутреннего рынка ГСМ у Казахстана пока что нет. Основная проблема в том, что при своей нынешней конфигурации действующие в стране НПЗ не способны закрыть потребности в нефтепродуктах. Причины – недостаток производственных мощностей, а также невысокая глубина переработки отечественных отраслевых предприятий: если у нас последний показатель по НПЗ едва превышает в среднем 70%, то в ведущих экономиках он составляет не менее 85-90%.

Как следствие, вплоть до завершения модернизации трех действующих НПЗ в 2016 году (их мощности увеличатся с 14,5 млн до 19 млн тонн), наша страна будет вынуждена закрывать дефицит светлых моторных топлив, особенно высокооктановых бензинов, за счет поставок из России. Например, в расчете на текущий год потребности отечественного рынка в нефтепродуктах нашего партнера по ТС оцениваются в 1,5 млн тонн. А это означает, что при определении сбалансированной стоимости на нефтепродукты мы обязательно должны учитывать значительную ценовую разницу с российским рынком, которая в долларовом выражении после девальвации серьезно увеличилась не в пользу Казахстана.

В подобных условиях основные российские поставщики не заинтересованы в экспорте в нашу страну – получаемая ими маржа после 11 февраля снизилась практически на четверть. Соответственно в финансовом отношении пострадали и контрагенты российских поставщиков в Казахстане – оптовые и розничные компании-реализаторы. Простой расчет: если в декабре минувшего года стоимость тонны импортируемого российского бензина Аи-92 (700 долларов за тонну на условиях fca Петропавловск) в тенговом выражении составляла 108,5 тыс. тенге, то после коррекции курса – уже 129,5 тыс. тенге, то есть одномоментно увеличилась на 21 тыс. тенге. Здесь не учтены транспортно-логистические и иные финансовые издержки, которые возникают при реализации топлива по Казахстану. При этом предельная розничная стоимость Аи-92 внутри страны, как известно, не изменилась (115 тенге за литр). Сбытовые компании в Казахстане не могут самостоятельно осуществлять корректировку стоимости нефтепродуктов для минимизации финансовых потерь, понесенных от девальвации. За превышение предельной стоимости, установленной приказом АРЕМ №316-ОД от 24 октября 2013 года, им грозят существенные санкции.

Фактически на сегодня реализация нефтепродуктов непосредственно в России стала значительно более выгодной, принимая во внимание ожидаемый рост стоимости ГСМ на рынке нашего северного соседа. Сейчас литр того же 92-го бензина там стоит в среднем более 150 тенге в переводе на казахстанскую валюту. При этом, в российском Белом доме рассматривается возможность квотирования экспорта нефтепродуктов, что еще больше может усложнить ситуацию для Казахстана. Исключением может стать разве что экспорт в Казахстан низкокачественных моторных топлив по заниженным ценам, не востребованных в России, против чего Астана активно боролась с прошлого года. Но эта опция вряд ли устроит нашу страну, в том числе из-за возможного затоваривания рынка некачественным топливом.

Сейчас казахстанским властям удается удерживать ценовую ситуацию на внутреннем рынке, прежде всего, благодаря накопленным за последние месяцы коммерческим запасам нефтепродуктов, которые в том числе закупались у российских поставщиков по прежним ценам. Однако в лучшем случае их хватит только на ближайшие 3-4 недели. К апрелю Казахстан будет вынужден осуществлять оптовые поставки бензина и дизеля из России исключительно по новому валютному курсу.

В подобных условиях для Казахстана единственным выходом, способным предотвратить острый дефицит нефтепродуктов, остается вариант с повышением в ближайшие недели предельной стоимости нефтепродуктов, как минимум на 15% от текущего розничного уровня. Мера вынужденная и непопулярная, но фактически только она позволит избежать ожидающихся резких дисбалансов спроса и предложения.

Однако важно учитывать и то, что действующая директивная система предельных розничных цен, как показывает практика, не работает эффективно и во многом является одной из основных причин регулярно возникающей нестабильности на отечественном рынке ГСМ. В результате, требуется введение более гибких, «приближенных» к рынку административных механизмов ценообразования на нефтепродукты внутри страны, которые могли бы сдерживать в том числе и внешние шоки.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...