Кашаган: неуловимые баррели

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Кашаган можно по праву считать самым драматичным казахстанским нефтяным проектом. На одном из крупнейших месторождений мира, объем которого 12 млрд. баррелей нефти, никак не удается решить все технические проблемы, а постоянный перенос старта добычи грозит Казахстану замедлением роста экономики. Хотя именно благодаря ему Казахстан может стать крупным мировым поставщиком нефти. Vласть определила основные проблемы Кашагана и то, к каким последствиям они приведут.

Добыча на месторождении должна была начаться в 2005 году, но по техническим причинам была отложена на конец 2012 — начало 2013 года, а с наступлением 2013 года была вновь перенесена до середины июля, а потом и до 11 сентября. В тот день добыча первых баррелей все-таки состоялась.

За 2014 год, в рамках первого этапа проекта, Казахстан должен был добыть 3 млн. тонн нефти, а в день 180 000 баррелей. В дальнейшем ежедневный объем планировалось увеличить сначала до 370 баррелей в сутки, а к 2020 году до 1 млн. баррелей. Благодаря Кашагану в 2018 году добыча нефти должна была вырасти до 110 млн тонн с 82 млн в 2013 году.

Уже в начале прошлого года кашаганскую нефть учли в прогнозах роста реального ВВП Казахстана, он должен был составить 5,3%, а в 2014 — 6,0%. Кроме того, агентство Fitch Ratings ожидало, что начало добычи поможет НК «КазМунайГаз» начать выплаты по долгу проекта в размере 2,6 млрд USD и в целом увеличит рост добычи компании, поскольку уровень добычи стабильно снижался.

Но 24 сентября добыча на Кашагане была прекращена из-за утечки газа из газопроводов. Прогнозы о дате возобновления часто появляются в СМИ, но из-за незаконченной экспертизы точно говорить о ней пока невозможно. Впрочем, в министерстве экономики и бюджетного планирования говорят, что в этом году возобновления может и не быть, а некоторые эксперты утверждают, что его стоит ждать только через 2 года.

Казахстан и Кашаган

В 1997 году в Казахстане начался разговор о необходимости разработки морского нефтяного месторождения. В 2000 году, после бурения первой скважины, был объявлен старт разработки Кашагана. Однако тогда у Казахстана не было возможности принять участие в проекте из-за недостатка финансовых средств.

Единым оператором добычи на месторождении был консорциум Agip KCO, в который входили компании BG, ExxonMobil, ConocoPhillips, Shell и Total и компания Inpex. Позже оператором стал консорциум NCOC, а в составе компании BG и ConocoPhillips сменили китайская CNPC, которая купила свою долю 8,33% за 5 млрд USD и казахстанский КазМунайГаз, купивший сначала 8,33% доли у BP более чем за 913 млн. USD, а потом увеличил долю до 16,81% благодаря штрафу за перенос начала добычи на месторождении.

В ходе разработки, у Кашагана было 4 основные проблемы:

Первая из них — возможное загрязнение Каспийского моря из-за ошибок в процессе добычи. Она и стала причиной нескольких переносов старта проекта.

Вторая — удорожание проекта. К примеру, изначально планировалось, что на первый этап разработки потребуется 31 млрд USD, но по факту сумма составила 38 млрд USD. Причина удорожания в высокой стоимости оборудования и усиления экологической составляющей проекта. При этом, общий бюджет разработки Кашагана тоже вырос — с 57 млрд USD до 136 млрд USD.

Третья — прозрачность и мендежмент проекта. Когда КазМунайГаз принял участие в консорциуме, он не осуществлял контроль проекта и не отчитывался по нему. А именно при КМГ заключались договора с подрядчиками по закупке оборудования, материалов и труб, с которыми сейчас и выявлена проблема. Кроме того, была неразбериха в безопасности на самих островах месторождения, из-за чего неоднократно выявлялись факты хищения дорогостоящего оборудования.

И четвертая проблема — логистический конфликт с Россией в 2006 году. В логистике нефти Казахстан был абсолютно зависим от России. Но прогноз по увеличению объемов добычи на фоне введения Кашагана создавал необходимость в новых каналах поставки. Казахстан хотел принять участие в строительстве трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, однако это не устраивало российскую сторону из-за угрозы снижения рентабельности её логистических проектов.

БТД был интересен США, которые хотели диверсификации нефтяных поставок и снижения влияния России. Изначально Казахстан занимал осторожную позицию в проекте БТД, чтобы избежать конфликта. Но потом был вынужден согласиться, поскольку Россия не предложила альтернативных вариантов поставок, и проблема была решена.

Последствия перенесения сроков добычи

Главный научный сотрудник Института экономики МОН Олег Егоров рассказал Vласти, что Кашаган однозначно нужен и видимых альтернатив ему пока не существует. Об этом, по его словам, говорят и цифры — в 2014 году Казахстан недополучит около 1,05 млрд USD налогов от Кашагана: «Если в 2014 году, учитывая разные корректировки, на Кашагане мы собирались добывать 3 млн. тонн нефти, то сейчас этого не будет.

17% нефти мы сами можем использовать, а оставшаяся часть в 83% пойдет в какую-то трубу, или в КТК, или в Самару, или в китайскую трубу. Если мы подсчитаем, 2,1 млрд. долларов будет стоить эти 3 млн. тонн при 700$ за тонну, и около 50% от этого мы должны получать в виде налогов. Но этого мы не получим».

Кроме того, по словам Егорова, перенос сроков затрагивает и отрасль нефтепереработки: «Сегодня у нас перерабатывается на 3 заводах 14.5 млн. тонн нефти. Чтобы их мощность полностью загрузить, нам не хватает 2,5 — 3 млн. тонн, но их негде взять. И Кашаган мог бы здесь помочь».

Нурфатима Джандарова, экономист Halyk Finance рассказала Vласти, что реальный рост экономики без Кашаганской нефти в 2014 году упадет до 4,5%, а ВВП на 1,3%:

«Согласно нашим расчетам, 1% роста/падения добычи нефти при прочих равных условиях приводит к росту/падению реального ВВП на 0,16%. При отсутствии добычи нефти на Кашагане в 2014 — 2015 годах, общая добыча нефти снизится на 1,2 млн. тонн до 80,6 млн. тонн (-1,3% г/г) и на 6,4 млн. тонн до 80,1 млн. тонн (-0,7% г/г), соответственно. Таким образом, без Кашаганской нефти реальный рост экономики упадет на 0,3 пп до 4,5% г/г в 2014 году и на 1,0 пп до 4,5% г/г в 2015 году».

Тем не менее, отраслевой аналитик Halyk Finance Мариям Жумадил считает, что добыча может возобновиться во 2 квартале 2015 года: «В базовом сценарии мы ожидаем ,что добыча будет возобновлена во втором квартале 2015 года, более пессимистичный сценарий предполагает полную замену труб и возобновление добычи только к концу 2015 года».

Олег Егоров выразил уверенность в том, что возобновления добычи в первой половине 2014 года уже явно не произойдет: «Сейчас не правильно говорят о том, что причина заморозки добычи в плохих сварных швах в трубопроводе. По данным экологов Атырауской области там более 200 проблемных моментов. Там нужно менять весь трубопровод — около 95 км. И не случайно консорциум объявил о проведении тендера в ближайшем будущем на поставку новых труб. Если эту серьезную обстановку возьмут всерьез, сделают все быстро и качественно, то через год добычу могут возобновить».

Есть ли альтернатива Кашагану?

В понедельник министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев заявил, что половина объем кашаганской нефти будет возмещена за счет увеличения добычи на других месторождениях.

Олег Егоров считает, что увеличение объемов добычи произойдет на месторождения Тениз и Карачаганак: «Главный упор будет сделан на добыче на Тенгизе и Карачаганаке, потому что все остальные уже в более поздней стадии разработки и большого прироста обеспечить не смогут. От них мы можем получить прирост добычи около 2 млн. тонн. В 2013 мы добыли около 81,8 млн. тонн нефти, плюс еще 2 млн. тонн мы можем получить за этот год».

Новые месторождения, по его словам, находят, но они располагаются рядом с теми, которые разрабатывают уже 40-50 лет, к примеру — это месторождения Сагиз. Но они сравнительно небольшого объема и в ближайшем времени точно не смогут составить конкуренции Кашагану.

Впрочем, он отметил, что значительно рост ВВП и экономики могли бы возместить нефтехимические и нефтеперерабатывающие проекты, однако в Казахстане их практически нет.

«Недавно провалилась программа ФИИР по части нефтехимии и нефтепереработки. Пункты новой ФИИР до сих пор включают модернизацию трех нефтеперерабатывающих заводов, создание первого интегрированного нефтехимического комплекса. Комплекс еще в 2005 году был заявлен как прорывной проект, но его создания до сих пор не произошло. Китай, к примеру, такой проект создал за 2,5 года, стоимостью около 5,5 млрд USD, Германия тоже за 2,5 года с такой же ценой проекта», — резюмирует эксперт.

Аналитические отчеты о гигантском шельфовом месторождении и эксперты и журналисты пишут из года в год, добавляя новые цифры в старые сводки. По прошестви времени даже заядлые формалисты стали обращать внимание на игру слов. Месторождение было названо в честь жырау Кашагана Куржиманулы, при этом, калькированный перевод слова «қашаған» — «норовистый, неуловимый, пытающийся убежать». Осталось только надеяться, что все-таки догоним.

Свежее из этой рубрики
Loading...