Кому НПФ?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

26 апреля 2014 года все НПФ должны перевести свои активы в единый фонд. У пока еще частных НПФ окажется две возможности работать дальше - стать управляющей компанией или собирать добровольные накопления. Vласть попыталась выяснить у экспертов, могут ли в этих условиях НПФ быть интересны покупателям из частных структур.

Недавно Нацбанк окончательно установил график передачи пенсионных накоплений – начнется он в следующем году 26 марта, а закончится 26 июня. В финале все, пока еще действующие пенсионные фонды, либо исчезнут, либо продолжат работать на невыгодных для себя условиях, о чем ранее писала Vласть.

Однако, после недавно сорвавшейся сделки между Халык банком и Самрук-Казына по обмену НПФ Халык банка на акции БТА банка, появился еще один вопрос о будущем НПФ: Может ли при нынешних обстоятельствах кто-либо заинтересоваться их покупкой?

Vласть опросила экспертов о том, какую ценность сейчас представляют НПФ, могут ли они быть проданы и как могут быть реформированы. В большинстве своем, эксперты пришли к выводу, что покупка практически невозможна в силу непривлекательности бизнеса и непонимания его дальнейшего развития.

Айдар Алибаев, председатель Ассоциации пенсионных фондов не видит смысла в продаже НПФ, поскольку, по его словам, даже пример Халык банка не говорит о том, что НПФ кого-то сейчас интересуют: «В случае с Халык банком, это было намерение выполнить поручение президента о выходе государства из БТА банка. И они хотели решить обе проблемы, и выплатить компенсацию Халык банку, и отдать сложный актив.

Если мы говорим о том, что НПФ, как бизнес, может купить какое-то частное юридическое или физическое лицо, то в этом смысле, интереса и перспективы в покупке этого бизнеса нет.

Возьмем те две перспективы для НПФ, о которых объявило государство – стать добровольным пенсионным фондом или управляющей компанией. Перспективность первого варианта нулевая, потому что в Казахстане давно доказано, что добровольно взносы никто делать не будет. Во второй перспективе пока еще много неясностей, ведь непонятно, как будут давать, и будут ли давать вообще частному бизнесу управление пенсионными активами. Если учитывать то, что озвучил Келимбетов, что 90% (активов - V) планируют перевести в государственные ценные бумаги, а остальные на депозиты и в иностранные ценные бумаги, то зачем здесь нужна управляющая компания. Получается, что покупать сегодня пенсионный фонд, с перспективой работать в эти двух направлениях, нет никакого смысла.

Единственное, что акционеры частных пенсионных фондов вправе рассчитывать на компенсацию со стороны государства, потому что оно принудительным образом отбирает и сливает все в единый фонд. И вот здесь возникает много вопросов. Если о нескольких 3-4 крупных пенсионных фондах озвучивалась информация о компенсации, то у большей части участников частного сектора НПФ - средних и небольших нет никакой перспективы. И, даже если теоретически предположить, что кто-то заинтересуется покупкой какого-либо НПФ, он все равно не сможет его реформировать».

Салтанат Джарасова, финансовый аналитик и исполнительный директор Международного центра экономической грамотности отметила, что НПФ все еще могут быть интересны покупателям: «На мой взгляд, они интересны и широкой, разветвленной филиальной сетью, зданиями, помещениями и оборудованием, орг. и компьютерной техникой и программным обеспечением».

Эксперт считает, что потенциальные покупатели могут начать работать с добровольными и профессиональными пенсионными взносами: «Теоретически это может быть связано с продолжением деятельности на пенсионном рынке, но уже в другом сегменте, т.е. активно привлекать добровольные и профессиональные пенсионные взносы. В связи с чем им придется пересмотреть свои стратегические планы, с точки зрения привлечения и размещения индивидуальных пенсионных накоплений – наряду со страховыми и управляющими компаниями. Тем более у тех же фондов есть практика и опыт работы по продуктам добровольного пенсионного накопления.

Здесь хотелось бы напомнить об успешном опыте США, Канады, где наиболее распространены, так называемые, добровольные пенсионные планы. Почему они популярны? Потому, что есть налоговые преференции и льготы, да и работодатели участвуют в софинансировании взносов своих работников. Более того, следует учесть российскую практику государственного софинансирования пенсии. Я говорю о Программе, по которой ежегодно удваиваются добровольные взносы до 12 тыс. руб. и она действует 10 лет».

По её словам, за последние 2-3 года около 75% пенсионных накоплений пришлись на НПФ Народного Банка Казахстана (33%), ГНПФ (18-20%), ҰларҮміт (12%) и Грантум (более 9%), они и могут быть интересны покупателям.

Жаннур Ашигали, старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) считает покупку НПФ маловероятной: «За вычетом пенсионных активов, у НПФ практически не остается других активов. Конечно, они могут быть еще использованы как управляющие компании, и даже привлекаться для работы с теми же пенсионными активами на доверительное управление, а их накопленная экспертиза, знание и опыт в пенсионном управлении пока не растрачены, но, более вероятно, что большинство фондов просто прекратят свою деятельность».

По мнению Ашигали, НПФ – дочки коммерческих банков, частично могут управлять активами этих банков: «Это касается фондов «Атамекен», «Капитал», «Грантум». А касательно того, какие фонды могли бы быть выкуплены, показателен пример НПФ Халык банка, и это даже притом, что последний является одним из крупнейших фондов на рынке при банке-гиганте. Другими словами, только крупнейшие фонды имеют шанс быть проданы без значительных потерь для прежних владельцев, но после сорванной сделки по НПФ Халык банка, такая вероятность не существенна».

Свежее из этой рубрики
Loading...