Почему джаз не популярен в Астане
Независимое мышление джаза

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Ирина Воловикова, или как ее называют LadyJazz, стояла у истоков зарождения джаз-музыки в Астане. Певица и педагог по джазово-эстрадному вокалу рассказывает, почему после ухода с поста акима города Умирзака Шукеева в 2006 году об этом музыкальном направлении стали забывать и почему она считает необходимым прививать джаз-культуру с детства.

Ирина, как давно джазовое искусство появилось в Астане и как это направление развивается?

— До 2003 года джазовое искусство развивалось у нас с большим трудом. Во-первых, в нашей академии музыки, сейчас это государственный национальный университет искусств, не было кафедры искусства эстрады и джаза. Это сложная музыка в плане восприятия, к ней нужно готовить слушателей. Она сродни классической музыке, на концертах которой никогда не бывает много людей. Проблема в том, что публика готова слушать в основном только поп-музыку, да и город развивает в основном её. Молодежь еще любит рок-музыку. Вообще в Целинограде было очень много роковых групп, которые исполняли авангард-рок, классический рок, кого-то перепевали. А вот джазовым искусством интересовались и исполняли его единицы. В 2003 году в столицу приехала профессор Гульдана Жолымбетова, ее усилиями на базе академии музыки была создана сначала секция, а потом и кафедра джазовой музыки.

— И вы были одной из первых учениц?

— Да. На тот момент я уже исполняла джазовую музыку, у нас была группа, с которой мы выступали. И я, как огромный фанат джаза, одна из первых поступила на эту кафедру, окончила и осталась работать педагогом по джазовому и эстрадному вокалу. И вот с 2003 года это искусство стало развиваться в Астане. Мы создали студенческий big band, наша заведующая кафедрой устраивала концерты, где только можно было, где только нам давали залы, мы даже выезжали с большим туром в Штаты. Началась колоссальная пропаганда джаза, проходили джазовые фестивали. Причем, не только в Казахстане, но и за границей. Моя задача как педагога — прививать, развивать это искусство. В Академии мы ввели требование, чтобы в исполнении наших вокалистов обязательно были джазовые песни, чтобы они слушали эту музыку, учились, развивались.

— Считается, что джаз одно из самых сложных музыкальных направлений.

— Если ты начинаешь внедряться в джаз, это дает тебе колоссальный толчок к развитию. Там ведь очень сложная ритмика, очень сложные мелодии, очень сложная гармония. И для музыканта, если он хочет развиваться, это первый шаг к тому, чтобы подняться на очень высокий уровень. Причем, как вокалисту, так и инструменталисту.

— Я знаю, что в музыкальных школах джаз не изучают.

— В музыкальных школах есть предмет «музыкальная литература». На этом уроке дети изучают различные музыкальные жанры и направления. Все, кроме джаза. Все начинается оттуда. Почему джазовая музыка так развита на Западе? Потому что дети с малых лет изучают ее, слушают, она на слуху. Они ее любят, они впитывают это с молоком матери, они в этом варятся, эта музыка везде звучит: на школьных концертах, в любой школе есть студенческий big band, где исполняются джазовые произведения. В любой музыкальной школе даются джазовые песни для малышей. Они все растут и поют это. Я не говорю, что джаз должен заполонить все сферы музыки, нет. Вообще, аналитики, которые изучают развитые страны, утверждают, что уровень государства определяется тем, насколько в нем развита джазовая музыка. Это, в первую очередь, другое мышление, это независимое мышление, потому что джазовая музыка предполагает свободу, она расширяет рамки мышления человека.

Так может нам не нужна эта свобода?

Ну, не знаю. Но в Америке же нет бардака, есть уважение прав, есть свобода, есть порядок. И там каждый боится нарушить вот эту грань – его свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Если воспитывать с таких лет(показывает вниз – V), всё будет правильно понято и правильно воспринято человеком.

Говоря о том, чтобы прививать джаз с малых лет. Откровенно говоря, у нас и в школьной программе с музыкой сейчас вообще большая беда.

Не скажу, что все настолько плохо. Просто не многие дети ходят в музыкальные школы, а ведь основная пропаганда хорошей музыки идет в школах. Хотя, у меня сын учится во втором классе. И по новой программе, я смотрела в учебниках, они слушают хорошую классическую музыку, поют добрые нормальные песни. И это замечательно. Но именно джаз почему-то забыт, и это печально. Как следствие, на джазовые концерты ходит очень мало людей.

То есть, у нас публика совершенно не готова?

— Она не подготовлена, но публика не виновата, что она не ходит на такие концерты. Потому что к этому нужно готовиться (с детства - V) и быть подготовленным слушателем. На классические концерты тоже не все ходят. Понимаете, если нас все время пичкают песенками из трех аккордов, такой человек не способен воспринимать сложную джазовую музыку.

— У нас открыты границы, люди много путешествуют, в том числе и в США, где джаз очень популярен. Неужели никаких сдвигов не происходит?

— Сдвиги есть, но очень медленные. В Алматы в апреле ежегодно проводится великолепный джазовый фестиваль, куда приглашают знаменитых музыкантов из разных стран: из Японии, Америки, Германии, Франции. Там есть спонсоры, там есть организаторы, там есть джазовая школа Тагира Зарипова. В Алматы есть джазовая школа, где с первого класса детки воспитываются именно в джазовой музыке. У нас такого нет, к сожалению.

— А если говорить об университете. Увеличивается ли количество студентов, поступающих именно на ваш факультет?

— Очень большой приток. Это радует. В городе, благодаря нашей кафедре, создается очень много групп. Вот возьмите любую группу в Астане, которая играет на более-менее высоком уровне, тот же «Формат» - там же практически все наши выпускники, окончившие эстрадно-джазовую кафедру.

— А чего не хватает для развития?

— Нет человека, который бы разработал программу, внедрил постепенно слушание и исполнение джаз музыки в музыкальных и общеобразовательных школах. Не хватает концертов на открытых площадках, чтобы люди приходили и слушали, видели, что такая музыка есть. У нас на днях в концертном зале «Астана» состоится концерт Jazztime, там будет рапсодия Джорджа Гершвина для фортепиано, рапсодия в стиле блюз – это великолепная американская музыка, которая включает в себя смешение стилей классической музыки с джазом, очень интересное произведение, будут вокальные номера. Мы надеемся, что люди придут. Но я не помню, когда в последний раз подобный джазовый концерт проходил в Астане.

— Вы сказали, что джаз в Астане начал развиваться с 2003 года, а толчок получил в бытность Умирзака Шукеева акимом города, а после его ухода снова все затихло, почему?

— Понимаете, всегда должен быть человек, увлеченный этим видом искусства. И причем, он должен вон там сидеть (показывает наверх - V). И действительно, именно в то время проводилось множество джазовых концертов, фестивалей. Я думаю, что каждый руководитель должен понимать, что искусство разнообразное. Как и джазовая музыка, как и рэп-музыка, как и рок-музыка, и поп-музыка — все это имеет место в нашем обществе, в нашем искусстве. Просто нужно давать место всему. Вот был у нас великолепный джазовый оркестр «Жигер». Его создали и открыли на базе филармонии при Шукееве. Но как только он ушел, оркестр быстренько закрыли, людей уволили. Сейчас коллектив существует на базе Дворца «Жастар». Но опять же, выступают по ресторанам, потому что концертный зал снять проблематично. Начали с джаза — за здравие, а закончили за упокой. Мы как-то давали концерт, на него пришло много иностранных гостей, которые хотели услышать именно джаз. И когда после нескольких джазовых композиций зазвучало: «Я встретил девушку, полумесяцем бровь….», друзья-иностранцы у меня спросили: «Ира, а это что такое?». Что я могу ответить? Все понимают, если будет onlyjazz, он не будет востребован.

Я так понимаю, что монетизировать именно джаз в Казахстане не представляется возможным?

— Для этого нужны площадки. Но можно бесконечно стучаться в закрытые двери и не получить ничего в ответ. И это, несмотря на то,что в Астане огромное количество иностранцев, много гостей. И дорогие заведения с удовольствием и постоянно приглашают джазовых певцов, потому что к ним приходят иностранцы.

А не было желания уехать туда, где на этом можно действительно зарабатывать?

— Возможно, так и случится. Я честно говорю своим студентам: «Ребята, если вы будете делать упор на джаз, вы не заработаете. А если вы будете петь тойские песни – вы вот так (показывает, что много - V) заработаете». Понимаете? Той – это наше все, это наша культура. Обидно, что человеческое мышление сводится к трем аккордам.

— Но все же, какие перспективы есть?

— Не знаю. Пока все сводится к тому, что мы делаем концерты в академии, у нас там есть два зала. Но, я надеюсь, что время не стоит на месте. Меняются люди, меняются взгляды, и джазовая музыка в Казахстане займет достойное место. Кстати, нам сейчас обещают построить новый корпус, новые общежития, дома для преподавателей, — целый музыкальный городок. Уже выделено место, и я надеюсь, что учтут интересы каждой кафедры, каждого факультета. Сейчас мы находимся в здании «Шабыта», там у нас бакалавриат, магистратура и докторантура, а в старом центре –школа и колледж. Нам обещают на каждом этаже концертный зал. Мы надеемся, что наши интересы учтут, и что-нибудь изменится. Пообещали, что закончат строительство к концу 2020 года.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Свежее из этой рубрики
Loading...