МВД не может найти 390 тысяч казахстанцев
Минтруда актуализировали базу данных: самозанятых меньше, потерянных больше
Фото Жанары Каримовой

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Министерство труда и социальной защиты провело подворовой обход, чтобы идентифицировать всех самозанятых. В итоге, заявил в пятницу в ходе заседания в мажилисе вице-министр Биржан Нурымбетов, из 2,7 миллионов якобы самозанятых под такую категорию граждан попали только 1 млн 250 человек, а 390 тысяч человек вообще не могут найти.

«2,7 млн человек – это не совсем самозанятые. Нужно чуть-чуть пояснить. Из чего складывается 2,7 млн и откуда они появились? Когда мы были одним министерство (министерством здравоохранения и социального развития - V), вводили обязательное соцмедстрахование, нам нужно было понять: за кого будет платить государство, за кого будет платить работодатель, кто будет платить сам, а кто останется вне системы. При этом мы должны были идентифицировать каждого гражданина страны, потому что ежемесячно фонд медстрахования должен эту информацию получать», - рассказал Нурымбетов.

В итоге, в ведомстве пошли путем проверки всех через собственную базу по ИИН.

«Мы взяли все 18 млн человек и проверили по ИИН - были пенсионные взносы за них за последние шесть месяцев или нет. У кого есть, мы сказали: «Он действительно наемный работник». Из оставшихся, мы проверили – они числятся у нас как пенсионеры – это 2 млн 100 тысяч. Из оставшихся проверили среди инвалидов они есть? Уже не считая работающих и пенсионеров. Детей мы по дате рождения прошли, осужденных проверили в системе КУИС. Студентов проверили в системе МОН. Безработных, которые зарегистрированы в центре занятости. Проверили через них. И тогда у нас получилось, что мы не нашли в информационных системах порядка 5,5 млн человек. То есть они есть, они чем-то занимаются, но их нет в информационных системах», - сообщил вице-министр.

В итоге, Минтруда инициировали подворовой обход, который проводился с апреля по август, а затем каждый месяц проводят эту процедуру через государственную базу данных «Физические лица» (ГБД ФЛ), «не ссылаясь на данные акиматов». Именно за этот период, подчеркнул Нурымбетов, в базе и появились 2,2 млн человек.

«Сейчас осталось 3,3 млн человек, которых в системе информационных данных нет. Из кого они складываются? Из них – 2,7 млн человек, мы говорим - неформально занятые, уходя от слова самозанятые, почему? Из них 1 млн 32 человека при подворовом обходе сказали: «Я работаю». Но мы проверяем – у него нет пенсионных взносов, то есть, он работает неформально. Он получает зарплату наличными, у него трудового договора нет. 187 тысяч человек сказали: «Я – индивидуальный предприниматель». Кто-то даже показал свое удостоверение. Мы сверяем с базой данных Комитета госдоходов, а среди активно действующих индивидуальных предпринимателей их нет», - констатировал вице-министр.

В то же время он пояснил, что по налоговому законодательству предприниматель, у которого доход за год не превышает 12 месячных зарплат, а это около 300 тысяч тенге, не обязан регистрироваться.

«Он может быть действительно предприниматель, но его в системе нет. Мы его не можем идентифицировать», - добавил он.

Еще 242 тысячи человек сказали, что они являются безработными, что «примерно сходится со статистикой по безработным». И только 1 млн 250 человек из оставшихся сказали, что они самозанятые.

«Поэтому сейчас расклад 2,7 млн человек такой. Поэтому мы говорим – неформально занятые. Вообще в международной практике больше проблему видят в неформальности занятости. Но между 3,3 млн и 2,7 млн человек есть разница в 560 тысяч человек. Это кто? Когда мы делали подворовый обход, мы не нашли этих людей», - заявил Нурымбетов.

Например, по 18 тысячам человек соседи сказали, что эти люди умерли. Однако в системе ГБД ФЛ «он стоит как активный». Еще по 390 тысячам граждан есть информация, что они переехали.

«Сначала таких было 670 тысяч. МВД сейчас ведет большую работу, проверяло, может он не живет в этом селе, области – переехал в другое село или область. По всей стране проверили и, к сожалению, сейчас 390 тысяч человек – нет нигде, ни временно, ни постоянно. И осталось 159 тысяч студентов, которые при подворовом обходе сказали: «Я студент, учусь в таком-то университете». А в базе данных министерства образования и науки нет этого студента», - проинформировал вице-министр.

Он отметил, что здесь две причины: либо молодые люди дали неправильную информацию, либо, «пусть не обижаются на меня коллеги из МОНа, но у них самая слабая информационная система».

Шеф-бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...