«День семьи» без семьи

Чингиз Сайханов, специально для Vласти, фотографии автора

Мы посетили единственный в Казахстане Социальный дом — здесь живут одинокие люди, отдавшие свое жилье городским властям.

В 2001 году в Алматы заработал Социальный жилой дом для одиноких людей, достигших пенсионного возраста. Для того, чтобы въехать в социальный дом, пожилым людям нужно передать свою квартиру в коммунальную собственность города. Взамен постояльцы «дома» получают все необходимые социальные и бытовые услуги, такие как медицинское обслуживание, услуги плотника и электрика, прачечную, парикмахерскую. Так, в минувший четверг постояльцы жилого дома отметили «День Семьи». Мы решили понаблюдать за тем, как проходит праздник и пообщаться с постояльцами.

В 11 утра пенсионеры начали собираться во дворе социального дома, ожидая начала праздничной программы.

С речью о плюсах ислама выступил мулла, которого перебила одна из пенсионерок, заявив, что Бог один, и нет значения, какой религии придерживается человек, после чего обняла муллу.

Кульшайра, 91 год, живет в социальном доме с момента его открытия:

— Я ждала заселения очень долго, больше четырех лет бегала в акимат, узнавала, что да как. До сих пор помню, как 4 мая 2001 года я получила ключи от своей новой квартиры. Тогда нас было 67 человек, сейчас всего около 40. Мне нравится здесь жить, вот только я знаю, что кое-кто тут проживает не пенсионного возраста. Пытаюсь с этим разобраться.

Валентина Александровна, 80 лет, живет в социальном доме 13 лет.

— Здесь мне нравится, но иногда бывает одиноко. Я жила одна в своей квартире, дочка уехала в Россию, и я решила перебраться сюда. Сейчас дочь вернулась в город и часто меня навещает. В этом доме очень много одиноких людей, к которым совсем никто не приходит. Условия проживания здесь хорошие. Например, сейчас практически во всех квартирах идет ремонт. О нас заботятся и кормят обедами. Хорошо, что нам не приходится оплачивать квартплату и прочие налоги, а то не знаю, как бы я покупала себе лекарства, ведь практически вся пенсия уходит на медикаменты.

Агнесса, 75 лет:

— У меня нет родных в Алматы, единственный сын погиб 19 лет назад. Двоюродная сестра живет в Риге, троюродная - в Костанайской области. Когда они узнали, что я переезжаю в социальный дом, подумали что я «влипла» куда-то, но потом, навестив меня, успокоились. На старости мы нашли здесь заботу со стороны администрации и государства. Все бы ничего, но иногда бывают конфликты с некоторыми из постояльцев, но это все мелочи!

В 12 часов началась развлекательная программа, в рамках которой тамада поднимал настроение пенсионерам, аккомпанируя на баяне, а приглашенная певица исполнила песни о семейных ценностях: «Помолимся о родителях, когда-нибудь они помолятся о нас».

Валентина Георгиевна Король, 85 лет, живет в социальном доме месяц, представляясь, шутит: «Я — Король, но королева»:

— Я просто в восторге от своего нового дома. Огромное спасибо нашему государству за такой прекрасный проект. После смерти мужа и сына, я жила совсем одна в квартире неподалеку от «Зеленого базара». Недавно одну мою соседку-пенсионерку жестоко убили, и вынесли все, что у нее было. Я тогда испугалась, и решила переехать сюда. У меня есть родственники в России, они звали меня жить к себе, но мой врач мне запретил. Говорит, что с моей астмой в моем возрасте запрещено менять климатические условия.

— Сегодня у нас на обед салатик и борщ.

— Живу скромно, из мебели взяла с собой только самое необходимое: нечем дышать, когда все в квартире заставлено, — говорит Валентина, доставая из пакета старые фотографии.

— Муж мой был осетин. В молодости был здорово похож на Гарика Мартиросяна!

— Жизнь у меня была интересная! В послевоенное время я работала под прикрытием. Являясь директором школы, я навещала родителей учеников под предлогом того, что хотела обсудить успеваемость их детей. Но на самом деле, я выслеживала шпионов и преступников.

— У меня даже было разрешение на ношение оружия! Как-то раз мы арестовали отца одного из студентов, занимавшегося продажей наркотиков. Как выяснилось, он собирал у себя в квартире однокурсников своего сына, и потихоньку подсаживал на наркотики. Получив резкий отказ от одного из студентов, он его отравил, обыграв все как передозировку.

Живя в социальном доме, я очень сильно экономлю — здесь мы платим только за телефон. Моей пенсии, несмотря на экономию, все равно не хватает: приходится покупать ингаляторы. Цена каждого ингалятора, рассчитанного на, примерно, 100 впрысков составляет 17000 тенге. Также я хожу на массаж, который тоже обходится очень дорого. В позапрошлом году ко мне приезжала внучка из России, надеюсь, что в скором времени она навестит меня еще раз.

Анаргуль Оспанова, директор социального дома:

— Сегодня в нашем доме проживают 42 жильца: трое из них – ветераны, 15 – труженики тыла, несколько семейных пар. Мы всячески пытаемся их развлекать. Сегодня, например, мы отмечали «День семьи» - я считаю, что этот праздник очень важен для наших постояльцев, ведь у многих из них не осталось родственников, а так они ощущают себя членами одной большой семьи. Также у нас действуют кружки по интересам, где они пекут, поют, и играют на музыкальных инструментах. Для нас очень важно, чтобы наши постояльцы вели активный образ жизни. Поток новых жильцов совсем небольшой – с начала этого года к нам подселился всего один человек.

— Мы предоставляем все необходимые для комфортной жизни условия: уборку квартир, стирку вещей, доставку лекарств и продуктов на дом, также у нас круглосуточно дежурят медработники. Также предоставляем услуги нотариуса, на случай возникновения юридических вопросов у пенсионеров. Для того, чтобы оформиться в нашем доме, пенсионерам необходимо обратиться в управление занятости, где сотрудники проверяют все документы пенсионеров, их права на квартиру или дом. Как правило, мы поселяем пенсионера в квартиру, равноценную той, что они передали государству. Квартиры же, полученные от пенсионеров, передаются малоимущим, учителям, выходцам из детских домов и т.д. На данный момент у нас пустуют 25 квартир.

Свежее из этой рубрики
Loading...