Без бананов

Светлана Ромашкина, Vласть, фотографии Чингиза Сайханова

Министерство здравоохранения и соцразвития заявляло, что в 2017 году в Казахстане появится новая минимальная продуктовая корзина. Мы встретились с заведующим отделом Казахской академии питания Сатбеком Мусабековым, автором первой продуктовой корзины независимого Казахстана, и поговорили об отмене школьного питания, провале фортификации муки и почему в новой корзине-2017 не будет бананов.

— Было заявлено, что новая потребительская корзина появится в 2017 году. Что в ней будет нового?

— Мы по корзине работаем, но опять все упирается в деньги. Первая минимальная продовольственная корзина была разработана мною в 1996 году. Вопрос тогда стоял сделать все по минимуму, и там было заложено 2137 килокалорий в день. Но, конечно, это не ограничение. Допустим, люди, занимающиеся тяжелым физическим трудом – пятая группа, могли потреблять 4500 -5000 килокалорий. И там было предусмотрено: сколько кому положено по степени физической активности. Вторая продовольственная корзина была утверждена в 2005 году. Она сейчас действует.

По идее новая корзина должна разрабатываться каждые 5 лет, потому что экономическая ситуация меняется. Уже прошло 10 лет, и мы предложили властям изменить состав корзины.

Это необходимо, потмоу что мы до сих пор не включили в рацион детские продукты питания. Особенно это важно для детей в первые два года их жизни. Раньше мы думали, что матери обеспечат детей молоком. Но, к сожалению, как показывает сегодняшние исследования, большая часть мам кормят детей лишь до года. Поэтому мы будем включать в корзину детские продукты питания. Кроме того, будем определять энергозатраты разных возрастных групп. Сейчас идет рост энергозатрат, думаю, количество килокалорий будет расти, следовательно, будет расти стоимость корзины. Мы собираемся увеличить ассортимент наименований. В 2005 году у нас стало 43 наименования, мы же хотим увеличить до 60, а может быть и более.

— Я смотрела корзины разных стран, в России 156 наименований, в США – 300.

— Можно сделать и 200-300 наименований продуктов, но особо это ничего не даст. Самый главный вопрос – обеспечить оптимальное количество пищевых веществ, белков, жиров, углеводов, витаминов, минеральных веществ, в зависимости от веса, пола и активности населения.

— Я слышала, вы хотите добавить в корзину бананы и киви.

— О бананах, конечно, разговор поднимался, но потом нам сказали: мол, зачем бананы, когда люди не наедаются? Банан содержит определенные преимущества, например, калия в нем много. Это хорошо для сердечно-сосудистой системы. Но это, конечно, с нашей стороны была небольшая спешка. Мы банан уберем, его не будет в новой потребительский корзине. Киви тоже, скорее всего, не будет. Но в любом случае мы расширим фруктовый, овощной и мясной ассортимент.

— Когда вы делали предыдущие потребительские корзины, вы чувствовали давление со стороны властей? Были пожелания от государства – чтобы корзина была меньше, дешевле?

— Это вопрос щепетильный. В принципе, государство заказчик. Если бы мы увеличили сумму минимальной потребительской корзины, то на это бы средств не выделили. Я теперь даже не знаю, примут ли корзину на 2017 год, если эти девальвационные процессы будут продолжаться. Возможно, ее и не примут…

— Знаю, что вы хотели изменить соотношение продуктовой и не продуктовой частей в корзине.

— В 2005 году мы сделали соотношение 60% на 40%. То есть 60% —это продовольственная часть, 40 – не продовольственная – коммунальные, одежда, транспорт и т.д. Ведь человеку нужно не только питаться, но и одеваться, куда-то ходить. Мы предлагали сделать хотя бы 50 на 50 или лучше 45 на 55. Но это бы увеличило стоимость корзины в полтора раза. Кстати, в зарубежных странах порой продовольственная часть составляет 8-10%.

— Вы изучали состояние здоровья людей в регионах. Где самая тяжелая ситуация?

— В Аральском регионе у нас большая проблема из-за значительного потребления пестицидов, ядохимикатов и других химических препаратов, которые используются в Кызыл-Ординской области при выращивании риса. В связи с фортификацией муки мы посетили 10 областей, там разные картины. В Карагандинской области анемия у 33% женщин, в ВКО – 37%, Кызыл-Ординской — 66% , Мангистауской — 69%. Ну и среди детей высокая анемия. Это связано с питанием. Мало мяса, мало зелени, овощей, фруктов. Железо иногда потребляют в нормальном количестве, но оно, к сожалению, плохо усваивается, потому что местное население пьет много чая с молоком, а в их составе есть вещество, которое ингибирует, то есть препятствует усвоению железа. Вот вам и результат.

— Кроме анемии, какие еще заболевания связанные с питанием, наблюдаются в Казахстане?

— Ожирение среди женщин и детей. За последние 20 лет количество людей, страдающих ожирением, увеличилось на 15%. В 2014 году в Кызыл-Ординской области было 56% женщин с ожирением, в Мангистауской – 51%, в ЗКО – 63%, в Карагандинской – 57%. В основном это происходит из-за потребления углеводов и жирных продуктов. Кроме того, люди ведут в основном малоподвижный образ жизни.

— Вы пытались бороться с анемией при помощи фортификации муки, но это начинание потерпело неудачу?

— Да, в рационе питания существует дефицит витаминов и минеральных веществ, и чтобы это в какой-то степени их восполнить, мы предложили фортифицировать (обогащать) часто потребляемые продукты. В частности, муку, ведь мы каждый день едим хлеб. Так делают во многих странах, и мы решили пойти по этому пути. Мы разработали комплекс КАП. В 2009 году постановлением Правительства это было принято. И вся мука должна была фортифицироваться, то есть обогащаться виаминно-минеральными смесями. Но, к сожалению, через некоторое время это требование частично отменили, малым предприятиям, которые не смогли достать оборудование для фортификации, разрешили не обогащать муку. Мы три года выезжали в различные регионы, обследовали муку, детские учреждения, социальные учреждения и женщин. К сожалению, оказалось, что из полученных проб только 30% муки обогащено. Причем в слабой степени. Качество фортификации было низкое. Анемия так и осталась. Фортифицированную муку мы обнаружили только в Алматинской области, Усть-Каменогорске и Актюбинской области. Деньги, выделенные государством, выброшены на ветер, считаю, что эту программу нужно возобновить.

— Но ведь соль у вас получилось йодировать, почему с мукой не выходит?

— Потому что закон плавающий как наш тенге. Одному разрешают не фортифицировать муку, другому – нет. И строгого наказания нет, к тому же был мораторий на проверки. А вот йод в соль мы добавляли еще в бытность Союза.

— В этом году в школах отменили бесплатное питание, и сейчас с родителей требуют по 420 тенге. Какова позиция Академии питания по отмене бесплатных обедов?

— Мы, конечно, многое добились в питании школьников. Например, чтобы акиматы выделили средства на бесплатное питание хотя бы в младших классах. Но, к сожалению, в этом году бесплатное питание отменили, наша казна бедна, акиматы не могут обеспечить своих детей. В свое время были проблемы с тендерными закупками, участники тендеров демпинговали и вместо 300 тенге в день, которые мы закладывали, доходило до 150-100 тенге. А что можно сделать на такие деньги? Мы смогли добиться того, чтобы главной была не цена, а качество. Наша рационализация питания заключалась в том, что в семьях дети получают недостаточное питание, особенно по овощам и фруктам, которые являются источниками витаминов и минералов. Вообще питание населения со времени создания нашего института, теперь академии, улучшилось, в этом плане народ начал больше потреблять овощи и фрукты, но этого тоже недостаточно.

Ежедневно человек должен потреблять 400 грамм фруктов и овощей, не считая картофель. До этого мы никак не можем дойти. Сейчас в городах потребляют в среднем 250 грамм овощей и фруктов, а на селе еще меньше.

Там преобладает сезонность. Государство поставило перед нами вопрос: разработать норму питания для малообеспеченных, социально уязвимых групп школьников, которым оказывается адресная помощь. Мы разработали программы питания в школах для трех групп детей: младших, средних и старших классов. Обычно в семьях употребляют достаточный объем хлеба, сахара и чая. Эти компоненты мы урезали, зачем избыток создавать? Чай заменили соками и витаминизированным молоком. Нам теперь без конца звонят: давайте составьте нам меню. Конечно, мы готовы создать, но оплатите. Мы до сих пор вообще-то делали бесплатно.

— Вы сможете спрогнозировать, как на здоровье школьников скажется отмена бесплатного питания?

— Родители сейчас дают деньги, ребенок на них что угодно может купить. Мы в свое время, чтобы ограничить энергетические и газированные напитки, чипсы, убрали аппараты по их продаже на 50 метров от школы. Проблема тут вот в чем. Столовые сейчас к несчастью, приватизированы, они уже не принадлежат школам. Мы в свое время совместно с Нур Отаном и депутатами говорили о том, чтобы вернуть помещения столовых в собственность школ. Главное, чтобы там была специализация по питанию, главное, чтобы у них были здоровые показатели по кухне. А наши рекомендации по питанию школьников остаются прежними.

Выпускающий редактор Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...