Редакторы OYLA: «Когда человек начинает использовать научный подход, он априори становится скептиком»

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Фото Жанары Каримовой

В Алматы накануне презентовали первый научно-популярный казахстанский журнал OYLA. Издание будет выходить тиражом в 20 тыс. экземпляров на казахском и русском языках. Тематика первого номера сосредоточена на сферах естественных наук: физике, математике, химии, астрономии и т.д. Vласть поговорила с редакционным директором журнала Асем Жапишевой и научным редактором Гамзатом Бияровым о подходах к подготовке материалов, нехватке научных кадров и необходимости развития критической мысли у детей и подростков.

Вопрос однозначно банальный, но все же интересно, как у вас возникла идея и желание делать научно-популярный журнал. По сути, вы одни из первых, кто проявил смелость начать работу в сфере, которая не пользуется широким интересом в нашей стране, но, однозначно, потенциально интересна.

Асем Жапишева: Идею журнала последние лет 10 вынашивал наш главный редактор – Ердос Тулегенов. Он всегда хотел сделать что-то большое не только в коммерческом плане, но и в общественном. Хотя, конечно же, нами тоже движет это желание. И, наверное, не случайно, что мы начинаем заниматься этим в период тяжелых экономических событий. Когда наступает время финансовых ограничений, нужно вкладываться в две вещи: в здоровье и образование. Мне кажется, сейчас родители, которые это поймут, в долгосрочной перспективе выиграют. Есть немало историй, когда они ограничивают своих детей в разнообразии еды, одежды, но нанимают хороших репетиторов, которые помогают ребенку достичь высоких результатов. Мы хотим донести до родителей идею того, что знания не девальвируются и не обесценятся. Со временем их капитал будет только расти.

Гамзат Бияров: Вся наша редакция вдохновлена примером Илона Маска и многих других людей, которые знания и науку определяют одной из главных ценностей. У таких людей есть общая черта – все они очень умны и образованы. Интересен их ход мыслей, их восприятие мира, которого у них могло не быть изначально. Ко всему они пришли своим усердным трудом. В нашем же обществе на первый план становятся порой очень странные вещи. К примеру, многие родители с гордостью говорят, что их дети легко осваивают современные гаджеты, к примеру – айпады. Но когда я сталкиваюсь с такими случаями, мне кажется, что у родителей не хватает времени заниматься детьми. Айпад – примитивная в использовании вещь. Ребенок занимается только тем, что направляет свое внимание, интерес и энергию на развлечения: мультики, игры и другие вещи. Но чему, по сути, в таких условиях учится человек за первый десяток лет своей жизни? Это время ведь можно использовать для того, чтобы попытаться понять, как устроен мир, и начать приближаться к знаниям, с которыми ты будешь жить дальше. В Казахстане мы действительно испытываем большую инфляцию человеческого капитала. Очень много людей уезжает. Те, кто остается, им не хватает каких-то вещей, которые им интересны, но которых здесь нет. Вы, наверняка, тоже с этим сталкиваетесь. Сейчас действительно сложное время. Но даже чума не заставила Исаака Ньютона отступить от своей любви к занятию наукой. Поэтому, если мы сейчас посеем семена этих идей в сознание людей, в конечном счете, это приведет к чему-то фундаментальному, способному изменить наше общество. Но для нас важно вложить в детей не только фактаж. Сейчас информация в избытке, и нужно научить их критически мыслить, распознавать достоверную информацию, сопоставлять, находить закономерности.

А почему вы делаете ставку именно на детей? Почему вы не ориентируетесь, допустим, на студентов, которые уже могут быть причастны к науке и сталкиваются с проблемой неразвитости этой среды. Или же на взрослых, которым эти темы просто могут быть более понятны.

Асем Жапишева: Здесь есть два фактора. Первый – это ниша. В Казахстане сегмент образовательных и детских журналов пустует. Второй фактор – гибкость ума. Мы думаем, что в ранний период жизни не поздно вдохновить детей, чтобы они начали мечтать о космосе, мечтать о науке, мечтать о чем-то большем, в то время, как люди возраста за 20 или уже под 30 сделали свой выбор. Даже если они полностью не могут прогнозировать своего будущего, у них уже есть планы того, по какому пути они хотят строить свою жизнь дальше. Но, я думаю, что аудитория более широкая, журнал будет интересен всем. Мы показывали контент разным людям, и за несколько дней многие мои знакомые оформили подписку, хотя они чайлдфри.

Гамзат Бияров: Сегодня дети – уязвимая часть потребителей информации. Во-первых, они еще не обладают критическими навыками и не могут сопоставлять многие вещи с жизненным опытом. Типичный пример – это убеждение детей, что физика нужна только на школьном уроке. А это ведь одна из фундаментальных наук, которая объясняет, как функционирует наша жизнь, которую мы проживаем ежедневно. И это недоработка преподавателей и родителей. Они должны показывать, как эти знания могут применяться в повседневных условиях. Другой фактор – дети отданы на откуп развлечениям и привыкают только к ним. Но именно в них мы хотим видеть тех, кто завтра сможет сделать что-то важное и значительное в нашей стране.

Давайте коснемся вопроса про авторов. Он, конечно же, шире и начинается с проблемы качества образования. У меня, к сожалению, не получилось найти в Казахстане институт знаний, релевантный моим запросам. Думаю, что я не одинок в этом, и это тревожный сигнал. Мне кажется, отчасти, вы находитесь в сложной ситуации. Вопрос компетентности преподавателей и актуальности знаний, которые мы получаем от них, открыт. Сверху наслаивается проблема общей неразвитости и оторванности научной сферы. Как вы, учитывая все это, смогли найти нужных людей?

Асем Жапишева: Несомненно, проблема эта есть. Не скажу, что она катастрофическая, в нашем штате работают люди, у которых есть фундаментальные знания. Они привлекают своих знакомых из научной среды. Это нам очень помогает. Но всецело наличие проблемы отрицать глупо. Она связана с тем, что в Казахстане и с обычными журналистами-то проблема, а с научными журналистами и подавно. Их вообще нет. Какую-то часть наших авторов составляют люди, которые живут не в Казахстане, а в России и дальнем зарубежье. Это профессиональные научные журналисты, профессора и доктора наук. Мы даем им ориентир по темам, и они пишут материалы. А в редакции мы уже занимаемся адаптацией, делая их более понятными для детей. Но и в Казахстане многие присоединились к нашему пулу авторов. К примеру, для нас пишут люди, которые работают на Байконуре. Таких людей достаточно, и все к нам тянутся. Если среди ваших читателей будут люди с фундаментальными научными знаниями в любой области, мы с удовольствием готовы с ними сотрудничать. Мы хотим еще сделать рубрику профессий, чтобы показывать детям существование альтернативных путей развития своей жизни. Я сама закончила физмат, но не получила глубоких, специализированных научных знаний. А весь мой выпуск пошел в нефтяную отрасль. В науке никто практически не задействован. Вот мы и хотим показать, что не обязательно идти по проторенным дорогам. Есть ведь сотня разных интересных профессий.

Гамзат Бияров: В целом, проблема с кадрами у нас более масштабного характера: компетентных специалистов не хватает во многих сферах. А наука, оглядываясь на опыт других стран, стоит в авангарде и через создание общественной интеллектуальной дискуссии помогает эволюционировать многим сферам деятельности. Продолжая то, о чем говорила Асем, даже с учетом слабого развития многих профессиональных сфер, нам кажется, что важно объяснить детям, что есть альтернатива. Эта мысль как раз может подтолкнуть их развивать интересную им область знаний. Очень многие дети сегодня подвержены развитию тоннельного мышления, к которому нередко подталкивают родители. Они говорят детям, что в понятных им офисных профессиях можно неплохо зарабатывать. В конечном итоге, многие дети идут туда, не находя нужной им реализации годам к 30. Сейчас детям проще, они еще не встроены в профессиональную среду и у них есть возможность выбора.

Я не успел досконально изучить журнал, но, как мне кажется, в первом номере вы больше сосредоточились на фактаже, причем, несколько фрагментарном. Он, безусловно, интересен, но, на мой взгляд, там не хватает генеральной мысли о том, с чего начинается наука, и с чем читателя будут знакомить в следующих номерах. Вы ставите перед собой задачу создания какой-то общей хронологической связи между материалами и номерами?

Асем Жапишева: Очень правильный вопрос. Но и в первом выпуске через все материалы мы пытались провести красную линию, рассказывая об истории открытия первостепенных научных законов и того, что за этим последовало.

Гамзат Бияров: Если посмотреть на раздел физики, мы попытались достичь общего вывода, что главные формулы, допустим - E=mc2 не просто набор символов, а важная часть повседневной жизни. Детям, в большинстве случаев, рассказывают, как производить вычисления по ней, а не то, какое значение она имеет. Вопрос введения в науку, это однозначно вопрос не первого номера. Но, тем не менее, мы действительно должны следовать тренду, о котором вы сказали.

Еще один, на мой взгляд, важный момент – это упрощение материалов. Я заметил, у вас еще много терминов, значение которых можно было бы объяснить несколько иначе. Но в то же время, я понимаю, что, не вводя их, никакого прогресса в мышлении детей может и не быть. Вы уже примерно поняли, где золотая середина?

Асем Жапишева: Упрощение материалов – это краеугольный камень, с которым постоянно сталкиваются все члены редакции и на почве которого у нас появляются разногласия. Я, как человек не из области точных наук, стремлюсь добиться большего понимания после прочтения материалов. Мои же коллеги пытаются корректно подходить к использованию терминологии. При этом, наша аудитория несколько разделена. У нас есть часть, которой будет несложно понять то, о чем мы пишем. И есть дети, которые живут в дальних уголках страны и имеют ограниченный доступ к информации, или же их преподаватели просто некомпетентны в своей сфере. Для них это будет сложнее. И мы хотим побудить их к поиску значения этих терминов, показать им, что узнавать что-то, рыться в гугле, спрашивать у родителей, сидеть в библиотеках, чтобы разобраться в каких-то вещах – это интересно. Несомненно, мы стремимся к упрощению, и надеемся, что со временем найдем универсальный язык для всей аудитории.

Гамзат Бияров: Сам по себе вопрос очень интересный. Это одна из главных наших проблем. Но мы не пытаемся кардинально упрощать материалы. Мы пытаемся лишь доступно объяснять сложные вещи. К примеру, вчера мы разговаривали с автором материала по химии, она рассказывала мне про ковалентные связи и как тяжело дети понимают подобные вещи. Но если нам дать дефиницию метафорой, все меняется. К примеру, положительно заряженный атом мы представляем в виде доброго человека, с которым все хотят дружить. В таком ключе этот термин становится предельно понятным. Этой доступности не хватает в нашей системе образования. Мы много работаем с учителями и нередко, когда после их объяснения даже у меня остаются вопросы. На них мне отвечают, что все просто и очевидно. Но продолжая разговор, учитель понимает несоразмерность своих знаний с опытом детей и других людей. А многие школьники воспринимают такие вещи очень лично, развивая в себе различные комплексы. Это большая недоработка учителя. Он постоянно должен искать форму подачи и учитывать междисциплинарность науки. Потому что знания из другой области могут потребоваться и в его сфере.

Хотелось бы подробнее остановиться на выборе тем. Благодаря социальным сетям, дети наверняка сталкиваются с вопросами, которые волнуют весь социум: про национальную принадлежность, материальное неравенство, половые предпочтения, религию, в том числе и радикальную и т. д. Но ответов они либо не получают, либо получают, но безальтернативные. Тем не менее, в Европе и той же России научные СМИ пытаются помочь им разобраться в них. Ставите ли вы перед собой такую задачу?

Асем Жапишева: У нас было такое обсуждение, но однозначно ставить её перед собой мы не будем. Мы надеемся, что читая наш журнал, у детей и подростков выработается принцип критического восприятия мира. И в итоге, поймут, что всему подряд верить нельзя и все утверждения нужно проверять, обращаясь к научным источникам. Во-вторых, мы не будем выводить какие-то актуальные вещи в заголовок или ставить их отдельным вопросом. Они все равно будут проскальзывать в материалах. К примеру, в материале о стрессе и опасности мы можем рассматривать случаи встречи с хулиганами, и объяснять, как вести себя в таких ситуациях с точки зрения психологии. К первому номеру, к сожалению, мы не успели подготовить таких материалов, но со временем мы к этому придем.

Гамзат Бияров: Мы видим свою роль в том, чтобы стать проводником для детей в мир науки. У нас есть компетенции и понимание того, как к этому можно подойти. Мы хотели бы научить их искать и пользоваться научными знаниями, чтобы они сами находили ответы на интересующие их вопросы. Но, конечно, мы будем пытаться преодолевать предрассудки, которые укрепились в нашем обществе. И, совершенно точно, мы не будем пытаться навязывать читателям определенные взгляды. Мы дадим им возможность самим ориентироваться и находить для себя правильные аргументы. Наша задача помочь научиться мыслить. Это и отображено в названии журнала. В предисловии первого выпуска мы как раз и говорим о том, что не бывает глупых вопросов и не бывает авторитетов, мнения которых нельзя подвергать критике. Даже если это касается религии, нашего журнала и других вещей. Все поддается критике, все поддается размышлению.

И все же, когда мы говорим о науке, возникает этическая дилемма. Общество, государство и система образования нередко осуждают иной тип мышления. Определенные научные факты идут в разрез с их восприятием мира. Мне хотелось бы понять ваше мнение, нужно ли, невзирая на это, развенчивать определенные мифы и объяснять, как устроены те или иные вещи?

Гамзат Бияров: Наука всегда находится вне политики и вне тех предрассудков, которыми поглощено общество. Галилео Галилей за свои идеи сильно поплатился, но, тем не менее, мы не можем отрицать их фундаментальной важности для науки и нашей жизни. Мы также хотим попытаться объяснить детям, что общество неидеально. И также хотим объяснить, что с помощью науки его можно улучшить. И все это возможно только благодаря усердной работе. Естественно, никакой политической ангажированности у нас нет, какую-либо идеологическую позицию мы тоже навязывать не собираемся. Это не вписывается в научную парадигму, которой мы пытаемся придерживаться. Выбор будет за читателем, наша же задача научить его использовать инструменты. Проблема в том, что сегодня очень мало кто вообще задается какими-либо вопросами. Довольно существенная часть населения живет не в самых благополучных условиях и им может быть не до этого. Буквально за день до презентации мы составляли списки школ в отдаленных уголках страны, куда будем распространять журнал. Очень многие дети обучаются на казахском языке и зачастую они могут не иметь доступа к таким же знаниям, какие есть у других детей. Поэтому мы и хотим показать им то, что в мире происходит много интересного.

Асем Жапишева: Я тоже скажу, что наш журнал не аффилирован ни с государственными органами, ни с НПО, ни с религиозными организациями. Более того, даже в редакции у нас нет единого мнения ни по одному вопросу. Плюрализм – наш первый постулат. Поэтому, никаких четких указаний читателю мы давать не собираемся. Мы руководствуемся только научным подходом. Но когда человек и сам проникается, он априори становится скептиком.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...