Лица «Бессмертного полка»

Зарина Ахматова, Vласть

Фото Жанары Каримовой

В День Победы в Алматы сотни людей вышли на акцию "Бессмертный полк". Рано утром на площади Астаны люди выстроились в колонны и организованно прошли до парка имени 28 гвардейцев-панфиловцев, в котором проходили основные праздничные мероприятия.

Акция "Бессмертный полк" - это дань памяти людям, которые воевали или оказались узниками концлагерей. Ее цель - сохранить историю конкретной семьи и почтить память своего родственника — ветерана армии, партизана, труженика тыла, узника, блокадника или ребенка войны. Транспаранты с их портретами несут люди во время акции. В Алматы "Бессмертный полк" проводится не впервые, но, пожалуй, именно в этом году он приобрел такую массовость. Уже в первые минуты марша пошел дождь, который сопровождал колонну на всем пути следования.

Vласть спросила некоторых участников шествия, кого они вспоминают и что именно привело каждого из них на площадь.


Наталья Шарафанова, системный администратор

Я впервые в этом году пришла. Принесла две фотографии. Одна - папы моей мамы, Егора Коника. Он погиб уже в Польше. Но об этом мы узнали буквально в 2000-м году через Красный Крест. Оказывается, он там захоронен. А второй дед - папа моего папы, он ушел на Финскую войну совсем молодым и в 42-м пропал без вести. Я хотела, чтобы они приняли участие в параде, поэтому я здесь.


Галина Молоткова, пенсионерка

Я пришла сюда почтить память своего отца - Молоткова Ивана Васильевича, погибшего на фронте. Он призывался в самом начале войны, а уже в сентябре его убили. Я родилась в 1938 году и осталась, получается, у мамы на руках. Я сама работала в финансах, трудовой стаж 53 года. Сейчас - на пенсии. У меня двое детей - с самого их детства, мы дома разговаривали о войне, я им рассказывала про их погибших дедов. У меня вообще очень много родственников погибло на фронте. У папы погибли - братья, когда моя тетя - их сестра - получила похоронки на первых двоих, она ушла на фронт и прослужила на Кавказе, защищая "черное золото". Она умерла лишь в 2015-м на 91-м году жизни, последней из всех фронтовиков в семье, наша тетя Клава.


Александр Малов, 36 лет и Евгений Кригер, 35 лет

Александр: Знаете, я сегодня подумал - был праздник 1 Мая, людей заставляли при Советском Союзе выходить на улицы, праздновать - в принципе, ничего плохого в этом не было. В чистом виде эту традицию передать нам не смогли - не прижилась. А сейчас "Бессмертный полк" сам образовал какую-то новую традицию. Люди идут сюда с хорошим настроением, от чистого сердца. У всех - память о своих дедах и прадедах. У нас - мурашки по коже, от музыки, от настроения. Мы уже, получается, третье поколение, которое помнит о войне, и мы сегодня привели своих детей - и будем приводить всегда, потому что это вечная память нашим дедам. Я принес фотографию своего деда - он прошел всю войну, расписался на Рейхстаге, меня назвали в честь него. Мы любим и чтим наших дедов.

Евгений: Я принес фото своего дедушки. Он ушел на войну из киргизского города Ош. Прошел войну - не погиб. Умер уже после войны. Когда его не стало, мне было 4 года - я не успел о чем-либо его расспросить. Но, по словам старшего моего брата, он рассказывал, что участвовал в обороне Москвы и Сталинградской битве. Он прошел эту мясорубку и остался жив. В нашей семье к 9 Мая - самое трепетное отношение, как и в любой, наверное, советской семье.


Магдалина Павловна Долженкова, 76 лет, бывший преподаватель в техникуме связи

Я - дитя войны. Мне был всего лишь год, когда моего папу - Павла Сергеевича забрали. Вторая фотография - это фотография моего свекра, он участвовал в Сталинградской битве и освобождал Югославию, Румынию, Австрию. Он умер уже здесь. А папа погиб в самом начале войны, под Смоленском. Его забрали в апреле, он погиб 3 августа. А до этого боя он написал письмо, которое пришло уже после его смерти: "Мы выдюжим!" - писал он о предстоящем бое, говорил, что он один такой старый - ему 43 было - в батальоне. Остальные молодые. Верил, что прорвется. Не получилось...

Он служил на Кавказе, потом приехал в Алма-Ату, его забрали на переподготовку из воинской части, они уехали. И когда началась война, он с поезда писал письма, что отправили под Москву.

Это очень важно - сохранить память... узнала про "Бессмертный полк" и подумала: "Я пойду, отдам дань памяти". Кто знает, сколько мне осталось". Надо почтить - они ведь умирали, чтобы мы жили.


Сауле Кадырова, 53 года и Арсен Даубаев 11 лет

Сауле: Мой отец Ахат Салимович Кадыров, был участником Великой Отечественной войны, защитником Сталинграда, капитаном. Сегодня мы пришли отдать дань уважения подвигу наших родителей. Я пришла с сыном Арсеном. Мы пришли впервые, как только узнали, и мне кажется, это очень важное мероприятие. Я решила пойти и почтить папу. Когда он умер, мне было всего 13 лет, я почти не успела его узнать... Посмотрите, эти старики, которые шли под дождем с палочками к Вечному огню... это очень трогательно. Ком в горле.

Арсен: Мой дедушка был танкистом, управлял танком Т-34, мне кажется, он был бы мне очень хорошим дедушкой. Жаль, я не успел его узнать.


Асия Сейтенова, 65 лет

Я здесь, потому что мой отец - ветеран и инвалид войны. Он прошел ее с первых дней и демобилизовался в 46-м году. Единственный уцелевший после голода брат моего отца, без вести пропал на войне. Из его семьи - двоюродных братьев не вернулось с фронта примерно 15 человек. Мы их помним. И сегодня они прошли маршем, даже после того, как их не стало.


Любовь Ляшенко, 58 лет, врач

Это - фотография моего деда Дмитрия Геннадьевича Батурина, он в 1941 году ушел на фронт. Вот я держу вторую фотографию. Она последняя, семейная, сделана в день, когда его забирали на фронт. Он сфотографировался вместе с женой и дочерью. Вторая дочь - моя мама - была на лесоповале, не успела добежать, чтобы сфотографироваться. Дед ушел на войну, был артиллеристом, дошел до Берлина, награжден двумя медалями за отвагу. Отец мой Константин Стеблецов тоже ушел на фронт, он был сержантом. Когда он попал на войну, ему было 20. Участвовал в Сталинградской битве. 22 декабря 1942 года его наградили медалью, в 1946 его наградили медалью за победу. В 1985 его наградили Орденом Победы II степени. Их обоих уже нет в живых, но каждый год мы с детьми и внуками приходим с фотографиями к Вечному огню.


Елена Вронская, 58 лет, работает в Храме Христа Спасителя

Мы и в прошлом году шли в "Бессмертном полку", и в этот раз вышли. Мы хотим, чтобы внуки помнили, что для них совершили их деды. Мы принесли фотографию нашего дедушки, фото нашего папы, который участвовал в Японской войне, фото бабушки Клавы, участницы трудового фронта. Фото дяди и дедушки, которые погибли в 44-м году. Их похоронили в Литве. И это не все фотографии наших фронтовиков, мы считали, в нашей семье их 11, четверо из которых не вернулись. Это для нас праздник. Тот праздник, про который поется, что он со слезами на глазах. Мы когда шли в колонне, мы пели песни и плакали - вспоминали тех, кого больше нет с нами. Хочется, чтобы внуки - дети-то все-таки выросли на песнях и фронтовых фильмов - а вот, чтобы внуки помнили всегда, что самое главное - мир.


Наталья Нуреева, 53 года, бухгалтер

На фото мой дядя - Менжулин Владимир Михайлович. Он был в плену, бежал, пришел с войны и, слава Богу, долго жил. Вот моя бабушка - она была медицинской сестрой на войне. Ее муж - танкист. А вот фото моего деда Владимира Терехова - 10 мая 1945 года его в Берлине подстрелил снайпер. Дед закрыл собой офицера. У нас много фронтовиков в семье. Мы пришли сюда семьей - вот моя дочь с мужем и детьми. Сын с семьей тоже пришел. Бабушка только не смогла - старенькая уже.


Борис Иванович Павленко, 69 лет

Это - папа. Иван Алексеевич. Он прошел всю войну с 41-го по 45-й год. Один раз был ранен и один раз контужен. Получил орден Красного Знамени, медаль за отвагу и за боевый заслуги. Остальные медали - за Вену и благодарности от Сталина. Он умер в 1973 году. Про войну он рассказывал очень мало, но проговаривался иной раз. Тронул меня сильно один момент - он был шофером в штабе-дивизии. Когда на "полуторке" вез боеприпасы на Днепр, снаряд попал в его машину, разнесло машину вдребезги. Осталось только левое крыло и он с рулем в руках. Выжил. Представляете, какое чудо? Вы верите в чудеса? А вот с ним случилось - живой с рулем в руках в 20 метрах от взрыва.

После этого его отправили к развездчикам. А они - парни боевые, все вооруженные. Они пошли в развездку, за "языком". А он - в первый раз. Они зашли в деревню, захваченную немцами. Когда вышли с "языком", в деревне машина была легковая, потом у него в деле записали, что он захватил импортную машину. И они прорвались на этой машине.

Я - 47-го года рождения, папа говорил мне: "Ты мой "фронтовик". Я впервые вышел в этом году. Фотографию долго искали - папа не любил фотографироваться, это фото - с военного билета. Билет - на Украине. Сестренка прислала по электронной почте, я ее распечатал и пришел с семьей.


Ирина Таксиди, 58 лет, технолог общественного питания, мастер КСК

Я держу фотографию своего деда - Гдеева Георгия Николаевича. Он был участником парада 7 ноября - с этого парада они ушли на защиту Москвы. Призывали их из Казалинска. Он погиб в 1941 году под Москвой во время ожесточенных боев. Бабушка всегда считала его без вести пропавшим. "Путь домой" для деда был очень долгим. Оказывается, они были захоронены, и существует под Москвой обелиск с их именами - защитниками Москвы. Мы нашли его могилу - это братская могила, но все их имена начертаны на мемориале. И мы теперь знаем, где он. Мама моя дожила до этой новости, а бабушка - нет...

Журналист, шеф-редактор Интернет-журнала Vласть

Репортер, фоторепортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...