Ни одно телеинтервью не сможет вывести вас из состояния душевного равновесия. А вот надоесть - запросто
Телеобзор: Как казахстанское телевидение жизнь продлевает
Фото Youtube

Маргарита Бочарова, Vласть

Жанр телеинтервью на отечественных каналах уже давно переживает не самые лучшие времена. На смену полноценным программам приходят 15-минутные аналоги с незамысловатыми названиями, невнятными ведущими и отталкивающими вопросами. Интервью как аналитический инструмент казахстанского тележурналиста бесславно почил в бездне однотипных новостных сюжетов и бессмысленных ток-шоу.

Стало очевидно, что политического телеэфира у нас нет. Пока российские эксперты-журналисты-политологи захлебываются в спорах на тамошних ток-шоу, в Казахстане - тишь да гладь. У нас экспертное и журналистское сообщество до того интеллигентно, что не позволяет себе открытой дискуссии. Тем более, в прямом эфире. Стратегически важные решения власти у нас на телеканалах комментируют не день в день, а спустя три дня в эфире итоговой информационно-аналитической программы. Тогда, когда эти комментарии уже в принципе никому не нужны. К этому времени все слухи, сплетни и опасения уже давно развеяны «диванными» экспертами, друзьями, родственниками или, на крайний случай, соседями, чей сын 10 лет назад заканчивал факультет политологии.

На неделе на глаза попалось интервью собственного корреспондента «Хабар 24» в Брюсселе Жанат Эрнст с двумя депутатами Европарламента. Беседа была посвящена итогам так называемого Астанинского процесса. Общий посыл интервью (восторженно-хвалебный) был настолько очевиден, что слова спикеров перестали вызывать хоть какой-то интерес уже спустя пару минут. Внимание привлекла журналист, гордо восседающая между парламентариями.

Пафос в ее словах зашкаливал ровно настолько, насколько к этому привыкли все казахстанцы, поэтому и не вызывал ни малейшего раздражения. Раздосадовала техника журналистской работы - меньше чем за 10 минут дама с многолетним опытом в профессии задала аж три вопроса с одним печальным финалом.

«И хотя разговор шел через посредников, через страны-гаранты, через спецпосланника ООН Стаффана де Мистиру, все-таки разговор состоялся, стороны услышали друг друга. Что вы думаете по этому поводу?»

«В проведении переговоров в Алматы, как вы помните, по ядерной иранской проблеме тогда тоже первые росточки этого успешного диалога были заложены в Казахстане. В Астане проходил саммит ОБСЕ, саммит ОИС. Вот что вы можете сказать по этому поводу?»

«Перед самым началом Астанинского процесса мировые СМИ показывали сирийцев. У них была определенная доля надежды на то, что эти переговоры положат начало мирному процессу, а продолжение его будет, как отмечают и многие европейские эксперты, на предстоящих женевских переговорах. Вот что вы думаете по этому поводу?»

Обнаружив еще одно интервью того же журналиста с евродепутатами, стало понятно, что такого рода вопросы - визитная карточка собственного корреспондента республиканского телеканала в Брюсселе.

«Вы, наверняка, знакомы с авторским документом нашего президента Нурсултана Назарбаева, с которым он выступил в Вашингтоне - «Манифест. Мир XXI века», в котором он конкретно изложил инициативы по созданию безопасного безъядерного мира. Что вы думаете об этом?»

«Я знаю, что вы уже имели возможность побывать в нашей стране, видели нашу молодую столицу Астану, оба были наблюдателями на президентских выборах в апреле прошлого года. Что вы можете сказать?»

После двух небольших телеинтервью захотелось поинтересоваться у самой журналистки, что она думает по поводу своей манеры не заморачиваться над выдумыванием достойных вопросов для депутатов Европарламента. Но не будем валить все на подневольных журналистов Хабара - на отечественном телевидении есть и противоположные примеры. К еще большему сожалению. На минувшей неделе Денис Кривошеев в прямом эфире «Евразии» интервьюировал новоиспеченного министра здравоохранения Елжана Биртанова. Вооружившись своей традиционной оранжевой шапкой, он предстал перед чиновником с целым рядом бессмысленных обезоруживающих вопросов.

«Ну, так, как лечится ипохондрия?»

«Вы один из немногих людей, кто знает, как устроен человек изнутри. Как вам с этим живется?»

«К вам пристают в компаниях с просьбой посмотреть, а то болит сильно?»

«Крутите больных» — это новая концепция или местная инициатива?»

«Как вы думаете, человеческая жизнь, на самом деле, такая ценность, чтобы за нее биться? Еще сто лет назад люди едва доживали до 40, и это было нормально. Сегодня мы стараемся дожить до ста. Зачем?»

Биртанов, отвечая на последний вопрос, посоветовал каждому решать самому, до скольки лет имеет смысл жить. Похоже, с не меньшей серьезностью казахстанцам следует подходить и к выбору телевизионных программ, хотя, благо, от этого выбора продолжительность жизни сильно пострадать не должна. Пока на нашем телевидении нет качественной аналитики происходящих в стране пертурбаций, беспокоиться казахстанцам и вовсе не о чем.

Можно даже, не опасаясь за свое душевное спокойствие, включать воскресным вечером «Рашев show» на Atameken Business Channel (он с недавних пор есть в кабельных сетях страны) и наслаждаться тем, как жена ведущего, очаровательная итальянка Джулиана Карузо, пытается на ломаном русском сформулировать небанальные вопросы гостям своего мужа Ержана Рашева. Последний уверенно «переводит» мысли своей суженой в удобоваримую форму и, хитро улыбаясь, ждет от своих собеседников честных ответов. В студию к Рашеву политики, министры или депутаты не ходят - редакторы программы окучивают пока только более или менее известных в мире бизнеса людей. Вопросы ведущего к героям шоу цитировать в настоящем телеобзоре, благо, не имеет смысла - не такие уж они и отвратительные, если вдуматься. Отвратительно то, что с каждым годом качественных телевизионных интервью в Казахстане становится все меньше и меньше. Похоже, настало время возвращать в эфир бескомпромиссную Жаннат Ертлесову. Уж ей бы полчаса в прайм-тайм на республиканском канале, и даже Кривошеев померк бы со своей ипохондрией!

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики