Выбор между государственной и частной школой дается родителям крайне непросто
Испытание школой

Ирина Курбанова, Vласть

Графика Асылхана Назыра

В какую школу отдать ребенка: в частную или государственную? Всегда ли стоимость обучения определяет качество? Что важнее – образование или социализация? Отличается ли платное образование от бесплатного? И должны ли за что-то платить родители в государственных школах? Эти вопросы Vласть обсудила с родителями школьников.

Чтобы начать говорить о школьном образовании, надо попытаться представить его масштабы. В прошлом году казахстанские школы посещали почти 2,8 млн детей (на сайте Агентства по статистике данные только за 2015/2016 учебный год). Для 2,8 млн детей работало 7511 дневных школ - 351 частная и 7160 государственных. Из частных школ 300 находятся в городах и 51 – в сельской местности. С государственными ситуация обратная: подавляющее большинство 5495 школ расположены в селах, и только 1665 – в городах.

В Астане 99 школ – 80 государственных и 19 частных. В Алматы 267 школ всего – 201 государственная и 66 частных. Получается, что только в одном Алматы частных школ на 15 больше, чем во всех селах Казахстана. Дети в селах, как правило, вообще лишены выбора школы: там она может быть только одна. Однако для жителей городов выбрать школу почти всегда непросто.

«Потому что 40 детей в классе – это очень стрессово для ребенка»

Ольга, мама 4-классника Жени (здесь и далее фамилии не указаны по просьбе героев - V), перевела сына в частную алматинскую школу из Талдыкоргана. После переезда ей хотелось, чтобы ребенок как можно скорее адаптировался к новой среде, завел друзей, был, как и раньше, активистом и «зажигалочкой». «Если б такие же условия были в государственной школе, я бы скорее всего отдала ребенка туда. Но даже сами завучи в тех школах, что я смотрела, отправляли меня в частные школы. Видите, тут 40 детей? Видите, какая тут продленка? Видите, учитель зевает сидит, вы думаете, она каждому даст внимание?», – вспоминает Ольга. Своим выбором она пока довольна: учебный материал разъясняют доступно, по программе идут с опережением, помимо казахстанских учебников берут пособия из зарубежных программ. Смущает, что в школе нет полноценных спортивного и актового залов, но это компенсируется радушием и открытостью администрации: «Я была в школах, где директора вели себя, словно они мэры города, очень высокомерно».

Похожей мотивацией руководствовалась и Лариса – мама 3-классника Максима. Она опасалась, что в большом коллективе ее ребенок будет часто болеть «и как интроверт» станет замкнутым: «Я прошлась по популярным государственным школам. Мне говорили, надо сдавать экзамены, но в классе все равно будет 40 человек. 40 человек в классе – это в 2 раза больше инфекций и в 2 раза меньше внимания». Кроме того, во всех школах, где была Лариса, ей откровенно говорили о необходимости платить «за вход». К тому же она считает, что дети в частных школах благополучнее, и это позволит ей уберечь ребенка от ряда проблем: «Мне не нужна социализация в виде выпивки, наркотиков и «взрослых» разговоров, что есть во многих больших школах. Этого слишком много. И я не хочу, чтобы сын вовлекся туда слишком рано, когда он не может еще отфильтровывать плохое».

Опыт Ирины – мамы 11-классницы Александры и 7-классника Григория интересен вдвойне: ее дети успели поучиться и в государственной, и в частной школах. При этом мама признается: в каких-то вопросах это небо и земля, но качество образования не удовлетворяет в обоих случаях. Дочь Ирины круглая отличница, в этом году заканчивает школу. После первого полугодия ей пришлось сменить государственную школу на частную из-за морального давления со стороны учителей. «Саша просто из «удава» превратилась в истеричку. У нее началась переоценка себя: она считала, что не достойна своих пятерок, что она самая глупая девочка на свете, что она никуда не сможет поступить. На минуточку, это ребенок, который все 11 лет учился на «отлично», – поделилась Ирина. В частной школе все стало спокойно: на ребенка никто не давит, в каждом уважают личность. Но и большинство новых соклассников Саши гораздо спокойнее относятся к невыполненным заданиям и проваленным тестам. В сравнении с государственной школой это расслабляет. «Сына нельзя отдавать в частную школу. Он расслабится», – шутит Ирина.

«В частных школах – тепличные условия»

Другие родители также не хотят, чтобы их дети расслабились, поэтому отдают их в государственные школы. Для них это что-то вроде инициации – испытания, которое нужно пройти, чтобы понять, как устроен реальный мир. К тому же они убеждены – бесплатное образование в Казахстане не уступает платному, а если нет разницы, то зачем платить больше?

«У сына возможно немного спартанские условия, потому что мы не готовим его к жизни в западном мире. В будущем, конечно, если он захочет, это будет его выбор. Но я его готовлю всегда к худшему», – объясняет Наргиза, мама первоклассника Азата. Они с супругом Давидом принимали решение взвешенно, собирали рекомендации, изучали сразу несколько школ. Семья недавно переехала из центра в новый дом в пригороде, ребенок пошел в ближайшую школу. Главный аргумент «за» – близость с новым домом и хороший преподавательский состав «еще с советских времен». «В моем изначальном списке два первых места были за государственными школами, а частная – уже на третьей позиции», – уточняет Наргиза.

«У меня твердое убеждение в том, что для ребенка важна школа жизни. В частных школах – тепличные условия. Многие гордятся, что у них индивидуальное питание для учеников. Но кому через 10 лет будет важно, какое у него было питание? Ребенок в резюме напишет, что у него было индивидуальное питание?», - поддерживает супругу Давид.

Другая героиня – Раушан – сама вузовский преподаватель и мама 11-классника Айжаса и 3-классницы Жании. Двое ее детей учатся в разных государственных школах: сын на казахском, дочь – на русском языке. Раушан убеждена, что выбрать хорошую школу можно и среди государственных. Частные же школы незаслуженно дорого оценивают свои услуги. По ее мнению, казахстанские частные школы не выполняют ту роль, которую выполняют, например, в Англии или США – дают не только образование, но и обучают хорошим манерам, этикету, музыке и другим видам искусства, развивают спортивный потенциал учеников. Работая долгие годы в одном из крупнейших вузов страны, она заметила, что выпускники частных школ выделяются из общей массы учеников не лучшим образом – они менее адаптивны и нестрессоустойчивы. «Другой вопрос, что 50-70% родителей в моем окружении готовы отдать ребенка в частные школы, потому что там не надо с ними делать домашние задания, весь день ребенок будет занят в школе, и родителя не будут дергать. Но я хотела бы, чтобы мой ребенок вырос сильным, хорошо интегрированным в социум. Конечно, мне не нравится, что наши школы переполнены учениками. Это конечно плохо для образовательного процесса, но для социализации где-то даже помогает», – считает Раушан.

Качество VS количество

Большинство родителей убеждены в прямой корреляции между количеством детей в классе и качеством образования. Поэтому те, кто отдает ребенка в частную школу, очень надеются, что ему будет хватать внимания и учительской энергии. В государственных школах родители изначально стараются понизить свои ожидания, даже в случае с гимназиями.

В результате все недовольны (или «не во всем довольны») уровнем знаний, которые дает школа. Просто одни воспринимают это с возмущением, а другие – со смирением. В конечном счете с репетиторами тоже занимаются все. В начальном и среднем звене это языки, в старших – обязательно математика и/или физика. Общий уровень образования ухудшается из класса в класс, учителей не хватает, хороших – тем более. Нередко, если родителей устраивает, как преподается один или два предмета, это достаточный аргумент в пользу школы.

«По математике они изучают интересные приемы, логику, это все пригодится, а вот гуманитарные и творческие направления у нас не развиваются, поэтому мы дополнительно этим занимаемся», - рассказывает Ольга, которая уже в 4 классе частной школы ощутила по сыну диспропорцию.

Особенно разница в знаниях ощущается у детей, которые меняют школы. И не всегда ситуация в пользу частных школ, где, как ожидается, должны работать лучшие преподаватели. «Мне родители детей, которые учились в одной очень известной и дорогой частной школе, рассказывали, как физику в середине года преподавал физрук. Потому что учитель физики – экспат (иностранка - V), уехала посреди учебного года», – смеется Давид.

Ирина, чья дочь рискнула поменять школу в середине 11 класса, сталкивалась с этим не единожды: «Когда, перейдя в частную школу, дочь на уроке казахского языка сказала на казахском «У меня болит живот, могу ли я выйти?», учительница казахского языка просто сидела в шоке».

Неплохой уровень иностранного языка у своего сына случайно обнаружила Раушан. Несколько месяцев она с детьми по работе провела в США, и старшему сыну – 10-класснику из государственной школы на тот момент вполне хватало знаний, чтобы учиться в американской школе. С репетиторами по языку, к слову, он не занимался.

Елена, мама 11-классницы Ангелины и 5-классника Эдуарда (оба учатся в государственной школе) говорит, что, если бы была возможность, она отдала бы детей в частную школу. Когда в ходе разговора узнает, что родители детей из частных школ тоже недовольны образованием, и также нанимают детям репетиторов, обреченно улыбается. «Мои дети учатся в языковых школах. Я сама закончила институт иностранных языков, я знаю, как должен преподаваться язык в лингвистической гимназии. И я вижу, что тут абсолютно никакой методики. С английским еще более-менее, с другими – ужас», – признается она. Тяжело и с казахским языком, если родители его совершенно не знают и помочь не могут. При этом Елена совершенно не винит учителей, ведь они настолько загружены бумажными делами, что им просто некогда нормально учить детей.

Из разговоров с родителями разница образовательных подходов в школах становится очевидной. В частных школах к детям относятся мягче, внимательнее и терпимее. Многие родители признавались, что они, к сожалению, платят не только за образовательные услуги, но и за оценки своих детей. В государственных школах «поезд» знаний мчится вперед и совсем не ждет отстающих. Учителя просто не могут посвящать одной теме больше часов, чем предусмотрено в учебном плане, поэтому на родительских собраниях они откровенно рекомендуют нанимать репетиторов немедля, если заметно, что ребенок перестал понимать предмет.

«Все государственные школы гонятся за рейтингом. Дети до 8 класса их не интересуют, а после 8-го учителя начинают их прессовать и гнать на тесты. Все!», – делится опытом сына и дочери Ирина. Она рассказала, что в государственной школе, откуда они ушли, после каждого пробного ЕНТ директор вызвала учеников и отчитывала каждого за то, что набрал меньше баллов, чем должен был. Чтобы избежать экзекуции, пробные тестирования писали всей семьей: «От страха дочери перед этим выговором все в панике. Папа у нас решает историю Казахстана, я – географию. Вопросы рассылались по всем знакомым. В итоге – радость, мы набрали 120 баллов! Но как мы их набрали? Никого не волнует». В частной школе подход к экзамену в корне другой, как считает Ирина, «более европейский»: учитель разбирает каждый вопрос, в котором ученик допустил ошибку, уделяет внимание профильным предметам.

Платное бесплатное

В систему бесплатного образования своих детей отдают родители, которые не могут оплачивать частную школу, либо считают цену неадекватной качеству услуги. Кстати, некоторые частные школы в Алматы стоят дешевле некоторых частных детских садов – порядка 80 000 тенге в месяц.

Годовое обучение в частных школах Алматы варьируется от 700 000 до 10 000 000 тенге (часто точные суммы зависят от курса тенге к доллару). Кроме того, существует «вступительный взнос» - сумма от 100 000 до 400 000 тенге, которую родители платят школе один раз в момент поступления ученика. Суммы, сопоставимые с зарплатами иногда сразу двух родителей. «За такие деньги, - улыбаются родители, - можно нанять репетиторов по всем предметам, каких только хочешь!»

Но это совершенно прозрачные цифры, которые называют даже раньше, чем приглашают на собеседование в частную школу. Совсем другая ситуация со школами государственными: как показывают многочисленные свидетельства родителей (их можно найти и в прессе, и в социальных сетях, и поговорив со знакомыми), «вступительный взнос» требуется и тут, особенно если ребенок не относится к школе по микроучастку. В одних случаях, это совершенно откровенно маркируется под «добровольную спонсорскую помощь», в других – полунамеками выпрашивается в запечатанном конверте. И это не единственная коррупционная схема.

«Что меня возмущает больше всего – это поборы со стороны директора. Родители пытались жаловаться, неоднократно приходил финпол. Но все это ей (директору - V) сходит с рук. Я знаю, что каждый класс должен сдать ей 50 тысяч – или раз в четверть, или ежемесячно, я не помню, потому что просто отказалась сдавать эти деньги. При этом, если кто-то не сдает, или весь класс отказывается сдавать, она заставляет преподавателя отдавать из своих денег. Помимо этого, мы сдаем деньги еще на нужды класса. Директор однажды собирала председателей родительского комитета и объявила им, что несмотря на то, что образование бесплатное, школе нужно помогать. А если все против – директор может сделать так, что наша школа станет платной», - рассказывает Елена.

По данным Нацбюро по противодействию коррупции

Такой вариант откровенного вымогательства распространен не везде, сама Елена признает, что в другой школе, где учится ее второй ребенок, ситуация лучше. Однако все опрошенные родители подтверждали, что систематически за своих деньги облагораживают школу: чинят крышу, меняют линолеум, покупают шторы, жалюзи, принтеры и даже диваны. С этим большинство родителей как-то смирились, ведь это нормально – хотеть для ребенка лучшего, и не ждать новых штор от государства.

Чего хотят родители?

Родители алматинских учеников говорят, что им практически не с кем обсудить свои «жалобы и предложения». Школьная администрация по-разному общается с родителями: в частных – дружелюбнее и мягче, в государственных – категоричнее и безразличнее. Но в сухом остатке все одно: проходят четверти и годы прежде чем классу ставят нового учителя взамен прежнего – агрессивного или непрофессионального. А мебель или технику поменять реально почти всегда только за свои средства.

Родители почти всегда понимают учителей, признают подвигом их нервную работу за небольшую зарплату. Но при этом им хочется, чтобы кто-то, кроме них самих, был на их стороне, на стороне их детей. Им хочется, чтобы в детях видели таланты, чтобы в детей верили. Чтобы дети не теряли самоуважения под натиском ежедневной критики. Чтобы дети были просто небезразличны для школы.

Родители осознают, что найти идеальную комбинацию, когда каждый учитель – то, что нужно именно твоему ребенку – практически невозможно. Поэтому, почти у всех репетиторы по 2-3 предметам. И такие родители уже не требуют от школы безукоризненных знаний. Но им хочется учительского соучастия в воспитании школьников.

На фейсбуке недовольные школьным образованием родители институционализировались в группу «Открытое образование». Активисты группы отправляли в министерство образования и науки запрос о том, можно ли детям без каких-либо ограничений по здоровью обучаться на дому.

Министерство ответило длинным сообщением, суть которого можно свести к одному: законодательной базы для этого нет, а, значит, организовать систему домашнего обучения для всех желающих пока невозможно. Но, наблюдая появившийся интерес со стороны родителей, Минобразования обещает «изучать и анализировать этот вопрос», привлекая родителей, педагогов и даже юристов. Если из этого «изучения и анализа» родится альтернатива школам – быть может, она придется по душе многим родителям, которые сейчас разочарованы системой образования.

24 февраля тему образования будущего обсудят на форуме в Алматы.

Директор Vласть Offline, редактор спецпроектов Vласти

Свежее из этой рубрики
Loading...