КТК хотел как лучше, а получилось как всегда
Телеобзор: Опера жизни
Фото freepik.com

Маргарита Бочарова, Vласть

Трагедия маленького человека - это именно то, на чем зиждется современное телевидение. Посвящать программы обсуждению строительства газопровода, весенних паводков или абстрактных поправок в законодательство коммерчески невыгодно, если в студию не приглашены те, кто прямо или косвенно от этих мероприятий пострадал. Значительно реже телевидение пытается делать рейтинг на людском счастье.

Такую попытку на минувшей неделе предпринял телеканал КТК, и она не прошла даром - выпуск «Нашей правды» вошел в топ-10 самых популярных программ недели (чуть больше 1 млн зрителей). Немного сгорбившись, в четверг в студию ток-шоу зашел 24-летний молодой человек - воспитанник детского дома, который третий год подряд тщетно ищет своих родителей. Уже в первые пять минут парень соорудил из себя жертву, заявив, что озлоблен, не умеет прощать, и вообще все те, с кем он рос, уже давно живут в приемных семьях Америки. «Мне нужны ответы», - без конца повторял Павел Рычков.

Спустя 15 минут выяснилось, что ответов от родителей он не получит - они умерли, а встретиться сможет только со старшими сестрой и братом, бабушкой, что и произошло во второй части программы. Хмурый парень заулыбался, сестра крепко обняла брата, а 81-летняя бабушка призналась, что от радостного волнения у нее даже поднялось давление. Каждый выход очередного родственника сопровождала жизнеутверждающая фоновая музыка, а гости программы - преимущество женщины - без конца источали умиление.

Валентина Семеновна беспечно разбрасывалась обещаниями: «Если ему негде жить, то пускай к нам приходит». Павел смущенно скалился и невнятно бормотал, что в гости, скорее всего, обязательно заглянет. Заботливые гостьи ток-шоу убедились, что парень испытывает ненависть к пагубным привычкам («Не пью, к сожалению», - оговорился тот), и его не постигнет участь злоупотреблявших родителей. Они удовлетворенно отметили, что и не нужно было Павлу стремиться в далекую Америку, раз на родине у него нашлась такая замечательная семья, и призвали всех ее членов не забывать дарить друг другу любовь.

Отдельные слова благодарности получило и телевидение в целом как «лучшая розыскная организация», и КТК в отдельности. Главный герой, внезапно оказавшийся зажатым на диване со всех сторон своими новообретенными родственниками, сказал ведущему Алексею Шахматову: «КТК - единственный канал, который меня услышал в этом мире». КТК же оказался единственным телеканалом, который уже через два дня сообщил, что срежиссированный им happy end оказался ложным.

Тот же Алексей Шахматов в эфире своей «Другой правды» признался, что «от воспитанника детского дома Павла Рычкова отказались во второй раз». Оказалось, после счастливого воссоединения он признался бабушке, что состоит на учете в психдиспансере на Каблукова. Корреспонденты программы узнали, что действительно в том доме юношества, где проживает парень, все выпускники детских домов состоят на учете. «Здесь ничего страшного нет. Он не опасен, можно не переживать», - заверила журналистов куратор Павла. Однако ни бабушку, ни тетю молодого человека уже не переубедить. Запуганные женщины установили в доме систему видеонаблюдения после того, как Павел якобы грозился «зарезать» родную тетю. Между тем, психологи и волонтеры в студии «Нашей правды» отзывались о нем как об исключительно добром и отзывчивом человеке. Но главной жертвой телевизионных доброжелателей стала сестра главного героя. После его конфликта с бабушкой она ушла в никуда из дома, где прожила 23 года.

«Герои «Нашей правды» имеют все шансы вскоре стать именами нарицательными - уж столь неоднозначны они порой. По крайней мере, в криминальных сводках они зачастую именно в такой формулировке и фигурируют. То «героиню «Нашей правды» «зверски» убивают спустя несколько дней после съемок, то «героя «Нашей правды» обвиняют в ограблениях одиноких пенсионеров. Между тем, речь идет о лучшем по версии национальной телевизионной премии «Тумар» ток-шоу Казахстана.

То ли дело ток-шоу «Давайте говорить» на «Хабаре». Заветную статуэтку ведущая Майя Бекбаева хоть и не получила (вернее, получила, но за другой проект), но и в сомнительных историях герои ее программ пока что замечены не были. Вот, например, герои программы обсуждают развитие новехонького столичного оперного театра. В студии сплошь приличные люди - дирижер, художественный руководитель, директор музыкально-литературного департамента, главный хормейстер, ведущие солисты. Самое трагическое обстоятельство во всем этом блеске - невысохшая штукатурка, которая пока еще не позволяет выносить справедливые суждения о качестве акустики зала.

Кроме этого, один из солистов посетовал на то, что из него «литрами вытекают» калории, имея в виду зашкаливающую физическую нагрузку, а глава музыкально-литературного департамента интеллигентно пожаловалась на то, что дети нынче уже не те. «Ребеночек не замечает, как плывут облака на небе, падают снежинки», - мечтательно вещала она, сделав вывод о том, что у подрастающего поколения чрезвычайно однобокие интересы, заключающиеся в гаджетах.

Никаких тебе драм и трагедий, закулисных интриг и оглушительных провалов. Шахматову со съемочной группой здесь делать нечего. Пока в ослепительной студии государственного телеканала изящные балерины рассказывают о том, как тепло их принимают в других странах, на КТК выстраиваются очереди их тех, кого не принимают в собственном доме или в собственной стране. И пока что именно второе по-настоящему окупается.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...