В 2016 году в стране возбуждено 219 уголовных дел против недобросовестных работодателей
Безопасный труд: кто на страже?
Фото Владимира Третьякова

Маргарита Бочарова, Vласть

Графика Асылхана Назира

Государственные трудовые инспекторы призваны защищать трудовые права и свободы граждан, включая право на безопасные условия труда. Почти 13% занятого населения республики считает, что их условия труда такому критерию не соответствуют. Vласть пытается понять, что делает государство для того, чтобы рядовой казахстанец чувствовал себя защищенным на своем рабочем месте.

Больше миллиона казахстанцев трудятся в неблагоприятных или опасных условиях, гласят данные официальной статистики за четвертый квартал 2016 года. При этом только половина из них застрахована от производственного травматизма (90% страховых полисов оплачены работодателем). Почти 27% наемных работников, считающих свою работу небезопасной, поясняют это так: «тяжелая, напряженная физическая работа». Еще четверть респондентов утверждает, что их «работа сопряжена с факторами, опасными для жизни». 18% объясняют, что работают на улице.

Согласно данным 2015 года, в Казахстане на 100 тыс работающих человек ежегодно приходилось 6,2 пострадавших при несчастных случаях на производстве со смертельным исходом. Еще 62,8 человек из 100 тыс работающих в результате несчастного случая на работе потеряли трудоспособность «на один рабочий день и более».

Более двух миллионов казахстанцев (четверть занятого населения страны) признались, что работают больше положенных 40 часов в неделю. 67,4% из них заявили, что перерабатывают из-за требований, установленных работодателем, при этом четвертая часть респондентов просто хочет иметь больший доход. К слову, согласно официальным опросам, подавляющая часть работающих казахстанцев получает заработную плату вовремя. Тем не менее, средняя продолжительность задержки выплаты зарплаты в Казахстане составляет 10 месяцев (почти во всех случаях выплату задерживают женщинам).

Что с этим делают трудовые инспекторы?

В минувшем году государственные инспекторы труда выдали работодателям более 7 тыс предписаний об устранении допущенных нарушений. Работодатели вынуждены были оплатить больше 4 тыс административных штрафов на рекордную за последние пять лет сумму в 603,5 млн тенге. По требованию госинспекторов 73 должностных лица, виновных в нарушении правил безопасности и охраны труда, были уволены. По той же причине в правоохранительные органы было направлено 1 656 материалов, после рассмотрения которых возбуждено 219 уголовных дел.

«В силу реальной угрозы жизни и здоровью работников государственными инспекторами труда была приостановлена (запрещена) работа 66 станков и оборудований, 29 производственных объектов и деятельность 16 организаций», - сообщил заместитель председателя комитета труда, социальной защиты и миграции министерства труда и социальной защиты населения Толеген Оспанкулов в ответ на запрос Vласти.

В 2016 году в госинспекции от наемных работников поступило 25 тыс жалоб и заявлений - наибольшее количество за последние пять лет. В комитете пояснили, что в основном обращения касались вопросов невыплаты зарплаты, незаконного расторжения трудового договора, обеспечения средствами индивидуальной и коллективной защиты, своевременного расследования несчастных случаев на производстве. Всего госинспекторы осуществили почти 11 тыс проверок за прошедший год, 93,2% из которых - по обращениям физических и юридических лиц.

«Иногда за работника горой»

В феврале 2017 года трудовой инспектор по городам Жезказган, Сатпаев, Каражал и Улытаускому, Жанааркинскому районам был уличен финансовой полицией в получении 640 тыс тенге за выдачу положительного заключения по факту проведенной проверки по вопросам соблюдения трудового законодательства на предприятии корпорации «Казахмыс». Тремя годами ранее на начальника Жезказганского отдела инспекции труда и вовсе было заведено 10 уголовных дел по фактам взяточничества на общую сумму в 1,2 млн тенге.

Андрей Ушаков, председатель общественного объединения «Гражданская оборона», которое специализируется на защите трудовых прав работников, соглашается, что коррупционная составляющая в деятельности инспекторов присутствует, но не в этом их основная проблема. «Их мало. Мы в 2013 году запрос делали: 18 человек всего на двухмиллионную Алмату. В пересчете на экономически активное население это получается один инспектор на 43 тыс человек», - говорит общественник. С ним вынуждены согласиться и в профильном комитете министерства труда и социальной защиты населения. Кроме недостаточной численности инспекторов реализации задач препятствуют сжатые сроки проведения проверок, текучесть кадров и «низкая правовая культура как работодателей, так и работников», говорит Оспанкулов.

Дмитрий Чумаков, партнер юридической фирмы «Sayat Zholshy&Partners», обращает внимание и на другой факт: «Уровень квалификации трудовых инспекторов иногда оставляет желать лучшего». Но эта проблема, как и коррупция - к сожалению, из разряда вечных, считают спикеры Vласти.

Между тем, адвокат охотно дает и положительные оценки деятельности трудовых инспекторов. По его словам, с момента введения нового Трудового кодекса в 2016 году инспекторы «выступили спасением для разрешения ситуации», когда в компании не создана согласительная комиссия для урегулирования трудового спора. «Также следует отметить, что на рассмотрение жалоб трудовыми инспекторами практически не применим срок давности. Это позволяет работникам требовать защиты своих прав через трудовую инспекцию спустя год или более с момента допущения работодателем нарушения прав работника», - говорит Чумаков. Более того, он утверждает, что предписания трудовых инспекторов «исполняются лучше любых исполнительных документов в нашей стране».

В министерстве тоже не склонны уж слишком критично воспринимать собственную деятельность: «Считаем, что государственная инспекция труда эффективно выполняет возложенные функции по защите трудовых прав граждан». Ушаков как и Оспанкулов не берется сильно ругать трудовых инспекторов: «Работают более-менее нормально. Иногда и за работника горой встают в отличие от наших судов». Тем не менее, НПО-шник уверен, что трудовые инспекции - не панацея. Развитие профсоюзного движения, законодательное закрепление механизмов рабочего контроля - вот, что способно сдвинуть с мертвой точки плачевную ситуацию в области соблюдения трудового законодательства. Такие меры, по твердому убеждению, Ушакова, принесут большие плоды нежели «государственно-палочная система».

С экспертами полностью согласна Татьяна Зинович, заместитель директора Центра исследования правовой политики. Она уверена, что власти необходимо озаботиться созданием «иных видов стимуляции соблюдения прав человека в рамках предпринимательской деятельности», а не делать упор на репрессивные меры. «Роль государства не только в том, чтобы обеспечивать соблюдение законов, которые содержат требования по соблюдению прав человека предприятиями, но и в том, чтобы периодически оценивать адекватность таких законов и устранять любые пробелы, и следить за тем, чтобы нормы корпоративного права не сдерживали, а, наоборот, способствовали соблюдению прав человека», - говорит эксперт.

Она напоминает, что для соблюдения прав человека в рамках трудовой деятельности в Казахстане создан институт уполномоченного по правам человека, однако в Казахстане он «пока не соответствует в полной мере международным стандартам». Зинович обращает внимание также на то, что в республике «установлена многозвенная система профсоюзов по советскому типу, поэтому мы не можем считать, что у нас есть независимые профсоюзы». Эксперт уверена, что на предприятиях должны быть созданы условия, при которых работнику адекватно компенсируется причиненный ущерб. Каждый работник должен иметь доступ к эффективным средствам правовой защиты, добавляет Зинович.

В контексте деятельности трудовых инспекций глава Центра исследования правовой политики сообщила, что ООН приняла Руководящие Принципы Предпринимательской Деятельности в Аспекте Прав Человека. «Именно они расписывают роль государства в регуляции деятельности предприятий в целях обеспечения соблюдения ими прав работников. Для этого должны быть созданы как судебные, так и внесудебные механизмы», - поясняет Зинович. Внесудебные механизмы должны носить легитимный, доступный, предсказуемый, справедливый, транспарентный характер, подчеркнула эксперт.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...