Проекта закона содержит около 250 поправок, сообщил Даурен Абаев
Медиа-сообщество продолжает обсуждать поправки в законодательство об информации
Фото Жанары Каримовой

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам информации и коммуникаций» продолжают обсуждать общественные деятели и экспертами. И каждый раз у общественности возникает все больше вопросов.

Министр информации и коммуникаций Даурен Абаев на очередной встрече по обсуждению проекта закона в четверг вечером был краток. Он рассказал, что работа над документом ведется уже девятый месяц, за это время было порядка 15 вариантов документа, которые в итоге удалось серьезно усовершенствовать.

«Если говорить языком цифр, то правительственный вариант законопроекта содержит около 250 поправок и предусматривает внесение изменений и дополнений в четыре кодекса и 12 законов. Из поступивших в процессе общественного обсуждения проекта более 200 предложений, 70% были учтены министерством и отражены в документе», - сообщил он.

За время работы над законопроектом, по его словам, в министерстве получили много обращений, в том числе, и от граждан. Были поддержаны меры, направленные на защиту детей, ограничение на публикацию изображений и персональных данных. Введено понятие «информации, соответствующей возрасту ребенка».

«Актуальным остается вопрос кибербуллинга, интернет-травли, различных оскорблений в социальных сетях. Мы намерены продолжить работу в этом направлении и постараться учесть все это в данном законопроекте», - заверил он, добавив, что если нет вопросов к нему, то он уходит, передав слово непосредственно разработчикам.

Заместитель председателя комитета государственного контроля в области связи, информатизации и СМИ Михаил Комиссаров сообщил, что нормы законопроекта можно разделить на три блока. Первый — это защита детей от вредной информации. Второй блок поправок направлен на облечение нагрузки на СМИ. В частности, планируется исключить меры адмвзыскания в виде приостановления деятельности СМИ на 3 месяца и конфискации тиража за незначительные нарушения. Также печатным изданиям предполагается предоставить право предоставлять в уполномоченный орган обязательный экземпляр только в электронном виде.

«Для облегчения выполнения этого требования в настоящее время нами ведется работа над созданием информационной системы «электронный архив», через который и будет осуществляться направление этих электронных версий печатных изданий», - пояснил он.

И третий блок вопросов связан с изменениями в законодательство «О телерадиовещании». «Для поддержки отечественных телеканалов, участвующих в реализации государственной информационной политики и расширения их возможностей доведения до населения собственного контента, будет введена обязанность для собственников зданий госорганов и организаций, аэропортов, железнодорожных, автомобильных, водных вокзалов, показывать в публичных местах исключительно отечественные телеканалы», - рассказал он.

В дискуссию первой вступила исполнительный директор Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана Шолпан Жаксыбаева. По ее словам, в текст законопроекта включены положения, связанные с введением карты условного доступа. И эти нормы не обсуждались на заседаниях рабочей группы.

«Получается, что они внесены в одностороннем порядке со стороны министерства, - подчеркнула она. - Только в июне прошлого года была отменена система условного доступа, которая была незаконно введена Казтелерадио в 2012 году. И наша ассоциация потратила четыре года на то, чтобы доказать то, что нужно эту систему отменить. И приемное оборудование для приема сигнала в эфирном телевидении с 17 тысяч подешевело до 3 тысяч. А сейчас получается министерство опять инициирует введение системы условного доступа, причем, как я поняла, там будут иметь право только те, кто имеют лицензию, и кто имеют спутниковое вещание. Как известно, у нас имеют это только две организации - «Казтелерадио», как основной доминант и «Алма ТВ». С чем это связано?»

Комиссаров признал, что этот вопрос действительно не обсуждался, так как на различных этапах эта норма «то убиралась, то возвращалось».

«Здесь речь идет не о введении системы условного доступа, а речь идет о противодействии распространения нелегальной, на протяжении многих лет, спутниковых приемных устройств — тарелок, которые сегодня повсеместно расставлены, и факт условного доступа к ним, который позволяет обеспечивать доступ к зарубежным системам спутникового вещания. Эта норма направлена на регулирование как раз в этой сфере деятельности», - считает зампред комитета.

Тем не менее, по мнению Жаксыбаевой, министерство выбрало путь регулирования через закон, в то время, как это рыночные отношения.

«В условиях, когда «Казтелерадио» предоставляет пакет в 100 каналов за 5000 тенге, «НТВ плюс» предлагает цену в разы меньше. Естественно, потребитель выбирает их. Вместо того, чтобы обязать «Казтелерадио» сделать цены более адекватными, рассмотреть их тарифную политику, вы идете опять по пути запрета спутниковых тарелок. Направление понятно, но мне кажется, что сначала надо разобраться с АО «Казтелерадио». И то, что карты условного доступа введены абсолютно без учета мнения участников рабочей группы (есть ни что иное как - V) - определенные нездоровые тенденции в укреплении монополии «Казтелерадио», - заключила она.

Юрист Internews Kazakhstan Ольга Диденко обратила внимание разработчиков на вопрос снижения административной нагрузки на СМИ. Причем, подчеркнула она, «это не совсем соответствует действительности».

«Если мы посмотрим, то увидим дисбаланс между теми нормами, в которых была исключена альтернативная мера административной ответственности, оставлена основная в виде штрафов, положим, и дополнительные статьи, которые предполагается внести в административный кодекс и они касаются новой административной ответственности, как операторов телередиовещателей, так и СМИ, операторов связи, журналистов, главных редакторов. Я хочу обратить внимание, что ни одна новая статья о дополнительных мерах административной ответственности не предусматривает предупреждение, как скажем, основную меру административного воздействия, а сразу начинаются штрафы. Поэтому, я думаю, ваш посыл о том, что данный законопроект снижает административную нагрузку на СМИ и других участников медиа-рынка - не совсем соответствует действительности», - заявила Диденко.

Президент общественного фонда «Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева также высказала критику в адрес отдельных норм законопроекта. В частности, разработчик предлагает журналисту новую обязанность: получать от лица или его законного представителя разрешение на распространение в СМИ личной, семейной и других видов тайны. «Что такое личное тайна? Что такое семейная тайна? В законодательстве этого нет. То есть, опять будет правоприменительный произвол», - уверена Калеева.

Кроме того, министерство снова делает попытку урегулировать сетевые издания. Правда, не обязательной, а добровольной регистрацией.

«В заявлениях о постановке на учёт, первый пункт, есть изменения, где говорится, что сведения, которые должны быть в заявлении о постановке на учёт, остаются, как я понимаю, прежние требования. То есть, периодичность, территория распространения - что совершенно немыслимо для интернета. Мы приходим к тому, о чём говорим давным-давно: о том, что в этом законе ни в каких предложениях не решена главная ключевая проблема - что в наше время является средством массовой информации? Это не только сетевые издания, не только печатные, не только телевидение. Это совершенно новый неосвоенный нашим законодательством массив. Вотсап - СМИ? Конечно! Массовые рассылки мы знаем. Различные облачные технологии. То есть, нам нужен принципиально новый закон о СМИ и начинать нужно с главного, с современного определения - что такое средство массой информации? Тогда у нас всё будет гармонично, а сейчас мы на устаревшем скелете наращиваем какие-то новые мышцы, пытаемся какие-то декоративные изменения внести - это сути не меняет. Завтра министр будет на общественных слушаниях, где мы предлагаем концепцию нового закона и готов ответить на эти вопросы», - заключила она.

О несоответствии норм заявила и представитель «Рахат ТВ» Салтанат Жусупова. В частности, в статье 26 идет речь о том, в каких случаях СМИ не несут ответственность за распространение сведений, не соответствующих действительности. Однако, в подпункте 6 есть указание, что ответственность не наступает, если информация содержалась «в сообщениях, материалах или иных фрагментах, распространенных другим СМИ, поставленным на учет в уполномоченном органе». В то же время законопроект позволяет интернет-ресурсам не вставать на учет.

«В таком случае получается, что мы не сможем сослаться на материалы, взятые с таких источников. Мы просим эту ситуацию прокомментировать. Потому что они все признаются СМИ, но в отношении них не действует норма об обязательной постановке на учет. Еще добавлю, что у нас нет списка зарегистрированных интернет-СМИ. Поэтому мы не знаем, кто у нас поставлен на учет. Поэтому здесь сразу создается путаница», - уверена Жусупова.

Представители министерства отметили, что действительно, «по информации, касательно незарегистрированных СМИ, не поставленных на учете, действительно, по ней будет нестись административная ответственность».

«Тогда получается ваша норма о том, что интернет-ресурсы могут не вставать на учет, является декларативной. Потому что вы одной рукой разрешаете им не вставать на учет, с другой — запрещаете всем остальным ссылаться на них», - заявила представитель телеканала.

Член правления Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана Руслан Никонович не поддержал коллегу: «Мне кажется, что в данном случае разработчик предполагает внедрить (норму): СМИ могут ссылаться на интернет-ресурсы, если они стоят на учете. Это сделано для того, чтобы мы, как СМИ, не распространяли информацию со всего интернета, как из помойной ямы, а брали ее только с тех ресурсов, которые, осознавая свою значимость, встали на учет».

«Но, подождите, мы в таком случае, не можем сослаться на чей-то твиттер, фейсбук, даже министра», - объяснила Жусупова.

«Да, не можем. И здесь вот вопрос к министерству, можно ли видоизменить норму этой статьи, потому что сейчас, не секрет, фейсбук не стоит на учете в министерстве», - обратился он к представителям профильного ведомства.

«Речь не только о фейсбуке и твиттере, речь идет о нормальных ресурсах, которые являются информационными, они пишут статьи, хорошие материалы, почему мы не можем на них сослаться?», - снова возмутилась представитель телеканала.

Заместитель директора департамента государственной политики в области СМИ Бекзат Рахимов заверил, что при разработке данной поправки в министерстве исходили как из юридической техники, так и из принципа о том, что «в Казахстане необходимо дальше поддерживать развитие саморегуляции и принципы самоцензуры, которые также провозглашаются и рекомендациями международных организаций».

«СМИ должны проверять достоверность той или иной информации, - считает Рахимов. Тем не менее, он признал, что возникают казусы и пообещал еще поработать над этой нормой.

«У нас столько интернет-ресурсов, какое количество из них стоит сегодня на учете? Процентов 15-20 максимум. И что, мы тогда на все остальные ресурсы не сможем сослаться? Небольшие ресурсы в областях, вы просто ограничиваете журналистов в выборе материала с других интернет-ресурсов. Именно эта формулировка — именно тех, кто стоит на учете», - не успокоилась Жусупова.

«Но при этом давайте не будем забывать, что право у интернет-ресурсов в добровольном порядке вставать на учет, есть. И на сегодняшний день есть ресурсы, которые стоят на учете», - заключил обсуждение данного вопроса Рахимов.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Свежее из этой рубрики
Loading...