Специалисты дают свои рекомендации государству
Как  бороться с паводками?
ФОТО ЖАНАРЫ КАРИМОВОЙ

Данияр Молдабеков, Vласть

В период c 2002 по 2009 год специалисты отмечали, что на реках, протекающих по территории Казахстана, было маловодье. Начиная с 2010 года и по сегодняшний день ситуация обратная: на реках многоводье. Государственные органы, разумеется, знали об этом, к паводкам готовились. Например, по словам заместителя министра внутренних дел Юрия Ильина, в 2017 году в стране построили 1,6 километра и отремонтировали 42 километра защитных дамб, возвели 114 километров временных дамб, очистили 22,4 тысячи водопропускных труб под автомобильными дорогами и мостами и 4,2 тысячи - под железнодорожными путями. Но, несмотря на эти усилия, последствия паводков в 2017 году, по большому счету, не отличаются от последствий, например, двухгодичной давности.

По данным того же Ильина в 2017 году подтопило 87 населенных пунктов, а два года назад – 88. Количество домов, пострадавших от паводков, правда, на этот раз меньше, утверждает Ильин: подготовительные мероприятия все-таки принесли кое-какую пользу, но не везде. «Из 1504 подтопленных домов большинство – 759 – приходятся на Акмолинскую область. По факту того, что была размыта дамба, - напомнил Ильин, - было возбужденно уголовное дело, следствие сделает выводы по качеству строительства (дамбы в Атбасаре, которая стоила 200 млн тенге – V). По данным акимата, эта насыпная дамба не могла удержать объем воды выше критического». Кроме того, из-за паводков погибли пять человек. То есть мер, принятых государством, не хватило, чтобы люди могли сохранить свое имущество, а иногда и жизни. Эксперты, географы и специалисты в области водных ресурсов, приглашенные для обсуждения паводков аналитической группой КИПР, дали свои рекомендации, которые впоследствии будут направленны в парламент и правительство.

Замеры снега и прогнозы

Заместитель генерального директора казахстанского агентства прикладной экологии по науке, академик Академии водохозяйственных наук России (РАВН), доктор технических наук, профессор Малик Бурлибаев, во-первых, дал понять, что готовиться к паводкам надо заранее. Юрий Ильин, выступавший до Бурлибаева, кстати говоря, настаивал, что его ведомство начало готовиться к паводкам еще в зимний период. Но, судя по словам Бурлибаева, необходимы другие виды работ. Например, при выявлении запасов воды в снегозапасах колоссальную роль играет снегомерные съемки. Измерение высоты снежного покрова и плотности снега необходимо для выявления запасов воды в снежном покрове на площадях водосбора. Но – и это второе – снегомерные съемки сейчас могут вестись только на метеорологических станциях РГП «Казгидромет», который в период с 1991 до 1999 годы был вынужден закрыть около 33% своих наземных метеорологических станций, 65% гидрологических постов, 55% пунктов с агрометеорологическими наблюдениями и 47% аэрологических станций. «На этих действующих метеорологических станциях регистрация данных производилась в меньшей мере. Качество гидрометеорологических наблюдений не обеспечивалось на должном уровне, так как используемые в работе приборы имели просроченный срок поверки. Это связанно с закрытием в Казгидромете Службы средств измерений», - заметил Бурлибаев.

О том, что «Казгидромет» не может – не по вине руководства и сотрудников – делать все необходимые для предотвращения паводков прогнозы сказал и географ, политолог Марат Шибутов: «Извините, но у нас 506 было гидропостов в 1981 году. Сегодня 307. Столько было в конце 60-х».

Инфраструктура

В стране, настаивают эксперты, есть проблемы с гидротехническими сооружениями (ГТС) и пониманием того зачем они вообще нужны. Например, как заметил доктор технических наук, завлабораторией гидроэлектростанций и гидротехнических сооружений КазНИИ энергетики им. академика Чокина Марат Кошумбаев, в Казахстане нет законодательной базы, в частности, закона о безопасности ГТС, нет дорожной карты развития водообеспечения регионов со строительством ГТС. Потому главными задачами, по мнению Кошумбаева, должны стать:

  1. Мониторинг состояния и натурное обследование ГТС, анализ данных и оценка риска возможных аварий, разработка рекомендации по повышению безопасности ГТС и снижению рисков ЧС.
  2. Научные исследования по разработке современных конструкций ГТС с повышенной безопасностью.
  3. Разработка мероприятий по устранению затоплений паводковыми водами и снижению селевой опасности.
  4. Внедрение альтернативных независимых источников энергии на ГТС для обеспечения безопасности жизнедеятельности и бесперебойной работы измерительных и контрольных приборов.
  5. Разработка нормативных правовых актов, регламентирующих на научной основе создание системы мониторинга, научно-технического проектирования безопасности ГТС, его строительства, безопасной эксплуатации и консервации.

По словам специалиста, об этом давно никто даже не задумывался. «В сфере ГТС новые разработки не внедрялись последние 30 лет. Не финансируются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по ГТС. Нет уполномоченного органа по контролю и мониторингу за состоянием гидротехнических сооружений», - сказал Кошумбаев.

Уполномоченный орган

Ликвидацией последствий паводков занимается Комитет по чрезвычайным ситуациям МВД, но, как было сказано, пришла пора задуматься об их предотвращении. Но в этом плане тоже не все гладко: министерство сельского хозяйства (МСХ), куда входит комитет по водным ресурсам, сосредоточенно на других вопросах, настаивает Марат Шибутов. «Как это (проблема паводков – V) отражено в стратегическом документе нашего Минсельхоза? Там сказано: ключевая проблема водного хозяйства – это дефицит водных ресурсов. В плане на 2017, 2018 и 2019 годы слово «паводок» вообще отсутствует в документе Минсельхоза. Какие риски определяет Минсельхоз? Опять же, слова «паводок» там нет. Есть слово «маловодье», вот и все. То есть ключевой государственный орган, министерство, не рассматривает паводки как нечто существующее. Соответственно, если в анализе и рисках этого нет, то, получается, и бороться с этим как бы и не нужно. Разумеется, если этого нет в Минсельхозе, в комитете по водным ресурсам, то в остальных госорганах его тоже не будет. Какие индикаторы ставит Минсельхоз? Получается, это в основном лобби владельцев орошаемых земель. Никакой борьбы с паводками там не предусмотрено, им главное, чтобы было водохранилище, чтобы поливать арбузы. Вот и все», - говорит Шибутов.

В связи с этим он рекомендует министерствам, во-первых, отображать вопрос паводков в своих стратегических документах. Во-вторых, как считает эксперт, министерствам и ведомствам необходимо налаживать межведомственной взаимодействие, «потому что в одиночку никто этого не решит».

Репортер интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...