На телевидении знают, как сделать сакральные места популярными
Телеобзор: Головкин и сталкеры
Фото Сабины Куангалиевой

Маргарита Бочарова, Vласть

Пока власти по всей стране в едином порыве открывают проектные офисы по реализации программы духовного обновления Казахстана, телевизионщики отрабатывают тему на своем уровне - только одни предпочитает классические форматы паркетных ток-шоу, а другие используют традиционные приемы голливудских хорроров.

Вечером в четверг на «Открытый разговор» с Михаилом Дорофеевым уже во второй раз в нынешнем телесезоне явился глава министерства культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы. С улыбкой, которая не сходит с лица министра даже во время заседаний правительства, он сообщил: 17 октября Казахстан на площадке ЮНЕСКО (организация ООН по вопросам образования, науки и культуры - V.) торжественно презентует государственную программу «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Дорофеев целых два раза за время 10-минутной программы попытался узнать, как так вышло, что госпрограмма модернизации сознания казахстанцев вдруг стала интересна мировому сообществу.

«В отношении пропаганды нашей программы лучшей площадки чем ЮНЕСКО найти очень трудно», - не нашел Мухамедиулы лучшего ответа для пытливого ведущего. Зато министр с юношеским задором рассказывал о том, как на презентацию программы из Казахстана отправятся «международные политологи», оркестр народных инструментов им. Курмангазы и артисты балета. Действо, надо думать, будет завораживающее. Чего не скажешь, например, о новом «аналитическом» ток-шоу на «Хабаре».

Проект «Код нации», судя по описанию на сайте телеканала, задумывался как бодрое (на 30 минут) обсуждение модернизации общественного сознания в компании с известной телеведущей Кымбат Хангельдиной, но в реальности все получилось не совсем так. Во-первых, хронометраж третьего выпуска ток-шоу подобрался к целому часу эфирного времени, и во-вторых, Хангельдину никто из зрителей так и не лицезрел - вместо нее на месте ведущего гордо восседает Маулен Ашимбаев, мажилисмен, председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности. Степенный ведущий задает вопросы по существу, суммирует основные озвученные тезисы и совершенно не способствует хоть какое-то динамике в кадре.

Подобие классического ток-шоу можно было наблюдать разве что во втором выпуске цикла программ, который был посвящен «сакральной археологии» Казахстана. И то только потому, что в компании уважаемых ученых за белоснежным столом неожиданно оказался известный экономист и «лидер мнений» Казнета Рахим Ошакбаев. Однако и до его вступления в дискуссию гости продемонстрировали отсутствие единой точки зрения на вопрос сакральности.

Профессор кафедры философии Евразийского национального университета им. Гумилева Кульшат Медеуова заявила: «Я считаю, что проект по сакральной географии - это должен быть научный, в первую очередь, проект». По мнению доктора философских наук без «правильной методологической позиции» сакральные места начнут бессмысленно множиться. «Я бы эту программу сакрального Казахстана восприняла как ревитализацию нашей академической науки», - продолжила Медеуова. Руководитель центра «Сакральный Казахстан» Берик Абдыгали с этим категорически не согласился: «Сакральность определяет не ученый, понимаете, а народ!» - сказал глава научно-исследовательской структуры. Ашимбаев с радостью поддержал Абдыгали, на чем фундаментальный спор и завершился.

Ошакбаев поспешил обратить внимание спикеров на другой аспект - информационный. Он напомнил собравшимся, что едва ли у многих казахстанцев - особенно молодых - родина ассоциируется с какими-то сакральными местами. Говоря о Казахстане с иностранцами, они, вероятнее всего, упомянут Геннадия Головкина или Димаша Кудайбергена, а не сакские курганы вблизи Алматы. Единственный философ за столом восприняла это буквально: «То есть у нас есть некий сакральный объект в некоем сакральном большом пространстве, о котором очень мало знает большая часть населения, но если мы туда привезем Кайрата Нуртаса или Головкина, тогда значимость этого места усилится? Этот инструмент вы предлагаете?», - спросила Медеуова.

Экономист вынужден был объясниться перед недоумевающим научным сообществом: «Есть совершенно ограниченная способность - особенно у молодых людей - определять, что для них является маркером их идентичности. Безусловно, какое-то важное историческое место конкурирует объективно с попкультурой», - сказал Ошакбаев. И инструмент здесь, по его мнению, может быть лишь один - использовать привычные для молодежи способы коммуникации.

Отличной иллюстрацией этого тезиса выступает, к слову, новый проект КТК под названием «Иная реальность». Как раз в минувший четверг очередной выпуск программы был посвящен мистической атмосфере, которая сложилась вокруг заброшенного в горах Алматы военного госпиталя. Авторы программы нашли 18-летнего парня, который после похода в таинственное здание стал слышать голоса, сталкеров, которые якобы сумели зафиксировать на пленку человеческие фигуры в окнах заброшенного госпиталя, организатора квеста, который рассказал историю о сумасшедшей медсестре, некогда жившей здесь. «Вишенкой» на торте стал привезенный сюда съемочной группой экстрасенс, который после трех часов блужданий по госпиталю по сути сказал мало, но саспенса, как говорит молодежь, нагнал много. Более того, он практически проинструктировал аудиторию: чтобы слышать голоса, нужно приезжать сюда по вечерам (назвал точное время, да).

Журналисты провели серьезную работу - нашли вахтершу, которая 30 лет работала в госпитале, обратились к ветеранам войны в Афганистане, которые здесь лечились. Жаль, что те были не склонны к эзотерике, а потому вспоминали лишь про вполне бытовые обстоятельства закрытия лечебного учреждения в 2010 году (или вовсе ничего не вспоминали). Авторам программы не оставалось ничего иного кроме как апеллировать к собственным выводам и наблюдениям: дескать, даже съемочной группе было тяжело работать в заброшенных помещениях госпиталя, а уж наглухо забаррикадированный «черный выход» и вовсе явно свидетельствует о наличии здесь какой-то нечисти. Все, надо думать, отлично сработало - едва ли у экранов в тот день остался хоть один молодой человек, не решивший посетить загадочный госпиталь. Взяв такой прием на вооружение, и популяризаторы «сакральной археологии» Казахстана могли бы добиться значительных успехов.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...