Спойлер: ничего хорошего не вышло
Телеобзор: Как казахстанские телеканалы перенимали китайский опыт
Фото ovguide.com

Маргарита Бочарова, Vласть

В этом телесезоне коса нашла на камень - два республиканских телеканала (государственный и частный) произвели одинаковые талант-шоу. Да, строго говоря, различий между ними предостаточно, но и сходства видны невооруженным взглядом. Добавим лишь, что обе команды предварительно консультировались у китайских специалистов.

О командировках главы «РТРК «Қазақстан» Ерлана Карина в Китайскую Народную Республику стало известно еще задолго до старта нового телесезона. В мае он имел честь встретиться с руководством одного из самых популярных каналов в Китае - Hunan TV. Эта телекомпания известна своим развлекательным контентом - именно она по сути и прославила Димаша Кудайбергена в шоу «I Am A Singer». Этот факт привлек в Китай не только руководителя крупнейшей телекомпании Казахстана, но и главу частного «семейного» 31 канала. В том же мае департамент маркетинга канала рассылал всем заинтересованным пресс-релиз и фото, на котором Багдат Коджахметов прижимает к себе Димаша на фоне китайских иероглифов. Поездки не прошли даром, и осенью казахстанские зрители увидели на экранах два как под копирку сделанных телепроекта.

Аудитории «Казахстана» с помпой представили шоу под названием «Silk Way Star». Амбиции его создателей бурным потоком льются на зрителей прямо с первых минут, с заставки, произведенной в стиле популярнейшего сериала современности «Игра престолов» - только вместо Винтерфелла Татарстан, а вместо Королевской Гавани, надо думать, Казахстан. В вокальном конкурсе участвуют представители 9 стран, гордо сообщают нам ведущие (хотя слово «ел», разумеется, используется и в значении «народ»), а потом выясняется, что стран всего семь: Башкортостан и Татарстан представлены как отдельные государства, хотя являются частью одного - России. То же вольное допущение по отношению к тем же самым республикам наблюдаем и на 31 канале в шоу «I Am A Singer Kazakhstan»: России в перечне стран-участников нет, а два ее субъекта - есть.

Кроме исполнителей «Казахстан» привез на шоу и национальных судей - каждую программу они эффектно выходят из дыма на сцену и занимают свои места перед ней. Сидят они вольготно - чуть ли не в метре друг от друга, и болеют за «своих» отчаянно. В том числе, засуживая чужеземцев. Разброс оценок колоссальный: будто перед тобой не заслуженные артисты, музыканты и композиторы своих стран, а руководители фанатских клубов. На 31 канале с судьями все проще - три человека в первом ряду делят скамеечку с рядовыми зрителями. Роль у них небольшая: после голосования зрителей в зале они выносят свой вердикт, выбирая лучшего из двух худших и, таким образом, оставляя его в проекте. На «Казахстане» никого не исключают - все девять исполнителей будут получать оценки от судей до победного конца.

С точки зрения картинки разница тоже разительная. На «Казахстане» исполнители выходят на огромную сцену, обрамленную тремя внушительными экранами, поют и танцуют в сопровождении, как минимум, четырех бэк-вокалистов и 16 танцоров, в какой-то момент на сцене появилась даже половина автомобиля и бутафорская барная стойка. Иностранным исполнителям в общем-то мало в чем отказывают - узбекская певица, например, смело позаимствовала из музея украшение для волос 100-летней давности. Жаль, что и оно не принесло ей высоких оценок. На 31 канале ничего подобного не наблюдается - конкурсанты выходят на небольшую сцену и в гордом одиночестве исполняют композиции, исходя при этом лишь из собственных предпочтений. Экранов на сцене нет - веселят лишь светящиеся розовым и голубым ступеньки в зрительном зале.

Любопытно, что оба телеканала безапелляционно заявляют, что собрали под свои знамена самых именитых исполнителей соседних республик, но у обычного казахстанского зрителя нет ни единого шанса определить, кто из этой многонациональной братии действительно представляет собой хоть какую-то ценность. Судить приходится разве что по казахстанским участникам - Айкын представляет страну в «Silk Way Star», а в «I Am A Singer Kazakhstan» отечественных исполнителей решили не ограничивать числом: в шоу «засветились» и Адам, и Марсель, и даже какая-то местная рок-группа, чей век на проекте оказался недолог.

И пока на 31 канале участники перепевают «Yesterday» The Beatles или «I feel good» Джеймса Брауна, на «Казахстане» можно послушать песни Жанар Дугаловой на узбекском языке, а Ерке Есмахан - на башкирском. Пока на 31 канале в «открывашках» конкурсантов рассказывают драматические истории из их советского детства, на «Казахстане» показывают глянцевых старцев, сытых детей и лоснящихся лошадей, представляя каждую из стран. Пока на 31 канале активно отрабатывают средства спонсоров, рекламируя то банк, то лимонад, на «Казахстане» с фестивальным размахом тратят деньги налогоплательщиков. Телеканалы схлестнулись в схватке за одного и того же зрителя - казалось бы, другим каналам на поприще песенных шоу в этом сезоне и вовсе делать нечего, но на «Хабаре»посчитали иначе.

Главной (и по традиции сенсационной) осенней премьерой на этом республиканском канале стала «музыкальная битва» под руководством Мейрамбека Бесбаева - «Жұлдызды жекпе-жек». Недавно на площадке шоу состоялась эпическая дуэль, ради которой, кажется, этот проект и затевался - на сцене встретились два любимца казахстанской публики Кайрат Нуртас и Торегали Тореали. Имя победителя поклонники узнают лишь в конце года, но количество просмотров этого выпуска программы на YouTube уверенно подбирается к 900 тыс. Стоит ли говорить, что интернациональные проекты «Казахстана» и 31 канала пока от такой популярности в сети чрезвычайно далеки? Выходит, беда для них пришла откуда не ждали - пока телевизионщики двух каналов путешествовали по ближайшему зарубежью в поисках звезд местного масштаба, «Хабар» сумел обеспечить себе будущий успех, практически не выходя из офиса.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Свежее из этой рубрики
Loading...