Глава МВД дал большую пресс-конференцию
  • 9179
Реформы МВД не будет: Касымов ответил на все вопросы
фото kazpravda.kz

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Почти два месяца со дня убийства фигуриста Дениса Тена министр внутренних дел Калмуханбет Касымов хранил молчание. Глава МВД, которого журналисты давно прозвали «самым быстро бегающим от комментариев», вышел на брифинг в службе центральных коммуникаций в пятницу. Его пресс-служба заверила, что на этот раз их шеф ответит абсолютно на все вопросы, и время пресс-конференции ограничивать не будут. И, стоит отметить, впервые сдержали «слово офицера». После 12-минутного доклада на протяжении еще одного часа двадцати минут Касымов стойко отвечал на все вопросы: об убийстве Тена, о состоянии колонии, о психическом состоянии алматинского стрелка Кулекбаева, о своей отставке, о том, почему он убегает от журналистов и многом другом. Vласть предлагает своим читателям практически полную версию этого брифинга и самые «яркие» цитаты министра.

Об оперативной обстановке в стране

Оперативная обстановка в сравнении с предыдущими годами не отличается особой криминогенной напряженностью. Сократилось количество особо-тяжких и тяжких видов преступлений на 17%, средней и небольшой тяжести на 10%, меньше совершено грабежей, хулиганств, а также преступлений в общественных местах, в том числе ранее судимыми, в состоянии опьянения и несовершеннолетними. Вместе с тем по-прежнему весьма распространенными остаются кражи. Их доля составляет почти 70%, в отдельных регионах и того больше. Например, в Алматы 74%, в Актюбинской и Алматинской областях – 72%, в Акмолинской – 71%. Отрицательное воздействие на состояние правопорядка в стране продолжают оказывать такие криминогенные факторы, как алкоголизм, наркомания, незанятость трудом, учебой, неблагополучное отношение в семейно-бытовой сфере. Все это, безусловно, требует активизации деятельности полиции и мобилизации усилий всей системы органов внутренних дел для сдерживания преступность и обеспечения надлежащего порядка в стране. Усилия всей правоохранительной системы направлены в первую очередь на активизацию профилактики правонарушений, которая была и остается главным направлением в борьбе с преступностью. К сожалению, нам не удалось еще создать в стране многоуровневую систему профилактики правонарушений, в которой должным образом участвовали бы не только правоохранительные, но и все остальные центральные государственные и местные исполнительные органы, а также общественные организации и другие институты гражданского общества. Состояние профилактики в регионах, безусловно, во многом зависит от деятельности местной полиции, и прежде всего, участковых инспекторов полиции, ювенальной и дорожно-патрульной полиции. Вместе с тем надо признать, что в их работе еще множество недостатков и упущений. Нет должной опоры на население, на общественные организации. Недостаточно ещё внимание самих местных исполнительных органов к проблемам профилактики правонарушений, которая является одной из основных задач местной полиции. Всё это, конечно же, не позволяет нам на должном уровне организовать эффективную профилактику правонарушений в регионах. Предметом повседневного внимания министерства является охрана общественного порядка и обеспечения общественной безопасности. Проблема эта многогранная: здесь и борьба с грабежами, разбойными нападениями, другими уличными преступлениями, предупреждение и пресечение административных правонарушений, в том числе множество мелких правонарушений. В этой связи мы совершенствуем работу нарядов полиции и Нацгвардии, повышаем оперативность их реагирования на происшествия, активно внедряем в сферу охраны правопорядка инновационные технологии. Для управления комплексными силами полиции, круглосуточно несущими службу на улицах городов, действует центр оперативного управления. Они имеются в каждом областном центре, а теперь уже и строятся в малых городах со сложной криминогенной обстановкой. Действуют они в Жанаозене, Рудном, Щучинске, Семее, Хромтау, в 2019 году мы организуем ЦОУ в Капчагае, Риддере, Темиртау и Степногорске. При поддержке местных исполнительных органов развивается система видеонаблюдения на оживленных улицах городов, в местах массового скопления людей, установлено более 6 тыс. видеокамер. В рамках программы «Безопасный двор» в городах Астана, Алматы и областных центрах расширяем сеть видеонаблюдения, которой охвачено уже более 15 тыс. жилых домов, установлено 42 тыс. видеокамер. В сфере дорожной безопасности внедряется система фото- и видеофиксации нарушений ПДД и интеллектуальной системы контроля за дорожным движением, их установлено 3300. Повсеместно сейчас при поддержке акимов наши наряды полиции обеспечиваются стационарными и носимыми видеорегистраторами. Приобретено 14 200, дополнительно требуется еще 911 носимых и 1 049 автомобильных видеорегистраторов. Преимущества всего этого очевидны. Мы переходим от визуального наблюдения к использованию технических средств контроля, которые исключают субъективные оценки и конфликтные ситуации участников дорожного движения. Внедряем электронное адмпроизводство, поэтапно оснащаем полицейских персональными компьютерными планшетами, с помощью которых они оперативно составляют протоколы, взыскивают штрафы. Планшеты дают возможность полицейским иметь доступ к базам данных МВД для проверки его на месте правонарушения и проверить его транспортное средство. И все же, несмотря на принимаемые меры и достаточно жесткие адмсанкции, низкой остается транспортная дисциплина участников дорожного движения. В текущем году задержаны 17 800 пьяных водителей, в судебном порядке 25 600 нарушителей лишены прав управления, а 2200 водителей подвержены адмаресту. Зарегистрировано 9669 ДТП, при которых погиб 1251 человек и получили ранения 12 562. Целенаправленной и активной работы требует сегодня и профилактика рецидивной преступности: более 30% привлеченных к уголовной ответственности – это ранее судимые, из них каждый пятый имеет неснятую или непогашенную судимость. В этой связи отмечу, что уголовно-исправительная система МВД делает немало для того, чтобы осужденные, отбывающие наказание в колониях, могли адаптироваться к жизни на свободе. Организуется их обучение в 54 общеобразовательных школах УИС, на базе 48 профессиональных колледжей УИС осужденные обучаются рабочим специальностям, наиболее востребованным на рынке, обеспечивается трудозанятость осужденных, что даем им возможность возместить материальный ущерб потерпевшим, оказывать помощь семье. Вопросы трудового и бытового устройства освободившихся осужденных возлагаются на вновь созданную службу пробации. В текущем году ими совместно с местными исполнительными органами оказана социально-правовая помощь 16 тыс. лицам – это трудоустройство, лечение, получение образования, восстановление документов и другое.

О критике в адрес полиции

К сожалению, в последнее время МВД и прежде всего полиция подвергается жесткой критике. В большинстве случаев критика совершенно справедлива. Действительно, в деятельности полиции есть еще много нерешенных проблем и недостатков, над которыми мы работаем и не скрываем их от общества. Министерством проводится мониторинг критических публикаций в СМИ. По каждой такой информации при выявлении серьезных нарушений дисциплины и законности принимаются жесткие меры реагирования, вплоть до увольнения сотрудников. В текущем году по отрицательным мотивам из органов внутренних дел уволены около 600 сотрудников.

О требованиях граждан по реформе МВД

Сейчас в обществе муссируется тема реформирования МВД. В этой связи хочу отметить, что за годы независимости система МВД претерпела значительные структурные и функциональные изменения. В начале 90-х годов из ведения органов внутренних дел были переданы полномочия по проведению экспертиз в министерство юстиции, ведение статистики и спецучетов – в генеральную прокуратуру. В соответствии с концепцией правовой политики на 2010-2020 годы МВД освободилось от некоторых несвойственных функций: медвытрезвители передали в ведение органов здравоохранения, центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних – в систему образования, в сфере охранной деятельности мы оставили за МВД только охрану особо важных государственных и стратегических объектов. Все остальные передали в конкурентную среду, как и обязательный техосмотр транспортных средств. Подверглись реформированию и две наши большие службы – дорожная и патрульная полиция. По всей вертикали их подразделения объединили в единую службу, обеспечивающую как охрану общественного порядка, так и дорожную безопасность. В МВД передана уголовно-исполнительная система, ранее находившаяся в системе органов юстиции. Это было обусловлено острой необходимостью стабилизации криминогенной ситуации и наведения должного порядка в исправительных учреждениях. Из ведения министерства юстиции нам возвращены функции документирования и регистрации населения. В рамках проводимой в 2014 году реформы системы госуправления в МВД переданы функции и полномочия упраздненного министерства ЧС. С января 2016 года в стране создана и функционирует местная полицейская служба, в состав которой вошли участковые инспекторы полиции, подразделения по делам несовершеннолетних, школьные инспекторы, а также подразделения дорожно-патрульной полиции. Это позволило повысить ответственность местных исполнительных органов в обеспечении охраны общественного порядка в регионах, а также создание и развитие системы профилактики на местном уровне. Как известно, в 2015 году вступили в силу и действуют новый Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы, а также новые нормы Кодекса об административных правонарушениях. В целом новое законодательство, наряду с повышением уровня защиты граждан в уголовном процессе, позволило упростить и, самое главное, ускорить процедуру расследования. Поэтапно, по мере возможности республиканского и местного бюджета, внедрять в деятельность полиции электронное уголовное и административное производство. Иначе говоря, система органов внутренних дел, в том числе органов полиции, находится в состоянии постоянного развития, чтобы соответствовать современным требованиям. В мае текущего года в соответствии с поручением главы государства в администрации президента созданы и функционируют три рабочих группы, которые занимаются вопросами модернизации всей правоохранительной системы. Первая рабочая группа занимается выработкой подходов по дальнейшему распределению полномочий и зон ответственности между органами досудебного расследования и прокуратурой, вторая группа занимается вопросами модернизации деятельности органов внутренних дел, в том числе пенитенциарной системы. И третья – это модернизация судебной системы и совершенствование порядка отбора судей. Результаты и выработанные предложения по первым двум вопросам будут обобщены и отражены в специальной дорожной карте.

О жалобах на работу службы «102»

Действительно, к нам поступают жалобы от граждан, потому что они не могут дозвониться до операторов «102». Мы изучали проблему, действительно, имеются ряд причин. Первое – это связано с деятельностью наших сотовых операторов. К примеру, «Алтел» при наборе 102, он автоматически включает автоответчик на русском и казахском языках, который длится 30 секунд. И после этого только соединяет. Такие операторы, как «Теле-2» и «Кселл» почему-то сбрасывали этот звонок на 112 в ЧС, а потом уже переходило на 102. Мы проанализировали, в августе провели совещание с руководителями сотовых операторов, они признали эту ситуацию, в настоящее время они все эти недостатки убрали. Сейчас наши абоненты со всех сотовых операторов могут дозвониться в течение шести секунд. Вторая причина – она касается нас, полиции. За 8 месяцев проанализировали, к нам поступило 3 млн 200 тыс. звонков на операторов, а у нас работает всего 220 операторов. Они работают в режиме 24 часа. Естественно, нагрузка большая, по сути дела, они не справлялись. Этим вопросом мы сейчас занимаемся. В Алматы всего 24 оператора, в Астане – 26. Мы сейчас увеличиваем их численность, изыскиваем резервы, перевели их на 12-часовой рабочий день, чтобы они могли отрабатывать более результативно. Это человеческий фактор. Еще хотел бы сказать: когда мы изучали проблему, из 3 млн 200 тыс. звонков только 40% касалось работы полиции – сообщалось о преступлениях, правонарушениях или полицейском вопросе. Остальные не касались работы полиции. Это были вопросы ЖКХ, водоснабжения, услуги дорог и так далее. Понятно, что оператор должен на эти вопросы отвечать. Сейчас мы проводим работу с операторами, конечно, они должны отвечать. Тем более что в Алматы мы выявили такой факт, что один гражданин 3 тыс. раз позвонил нашим операторам и все время жаловался на свои жилищные и другие вопросы. Поэтому есть здесь вопросы, по которым мы должны работать.

О гуманизации уголовного законодательства

В 2015 году был принят новый Уголовный кодекс, статья 68 УК РК предусматривает, что при совершении уголовного проступка, а также преступления средней тяжести, если преступник возместил ущерб и потерпевший его простил, то он подлежит освобождению от уголовной ответственности. Эта статья обязательная, поэтому она принимается к исполнению всеми участниками уголовного процесса. Если это произошло во время следствия, это принимает следователь, если во время передачи уголовного дела через прокурора в суд, там произошло примирение и заглаживание вины, то прокурор прекращает, и одновременно это должно происходить и в суде. Мы понимаем, что идет гуманизация закона, но для тех, кто свой образ жизни избрал как совершение краж, это им оказалось на руку. То, что по Тену, я даже могу привести примеры, когда совершают по 15-30 краж и примиряются, и они не привлекаются к ответственности. То есть преступник знает, что если его задержат, он должен быстренько бежать к потерпевшему, быстренько возместить ущерб и выпросить прощение у потерпевшего. Этот факт есть. Есть вопросы, хотел бы сказать, что за 2017 год почти 30 тыс. преступников были освобождены от ответственности, в этом году уже более 10 тыс. Поэтому в конце прошлого года и этого мы обратились с предложениями, и генеральная прокуратура нас поддержала. Сейчас в парламенте находятся поправки в законодательство о том, чтобы все преступления, совершенные повторно, отнести к тяжким, чтобы они не подлежали освобождению. Их будут привлекать к уголовной ответственности. Эта проблема есть. Поэтому то, что касается Тена, один преступник был один раз освобожден судом, один раз – прокурором и один раз – следователем. Второй также – один раз освобожден судом и дважды освобождался следователем. То есть они знают, они примирились и тут же вышли на свободу и дальше занимались этой преступной деятельностью.

О возможности вернуть гражданам травматическое оружие

Когда Казахстан приобрел независимость, у нас в стране было большое количество оружия. Не важно, как оно оказалось у наших граждан, и оружие часто применялись при преступлениях. Очень много было несчастных случаев. За последние 10 лет 3 750 стволов оружия было похищено у лиц, которые законно получили и имели разрешение на хранение. За последние 10 лет в стране совершено 4 236 преступлений с применением нетравматического оружия. Поэтому нам нужно было принимать меры по изъятию. Поэтому в 2008 году мы провели первую акцию по выкупу оружия у населения. И мы получили положительные результаты, поэтому с 2012 по 2017 годы выкупили и изъяли 60 тыс. стволов оружия и 1 млн патронов к нарезному оружию. Из этих 60 тыс. добровольно сдали 47 тыс. стволов, МВД заплатило гражданам в общей сложности 1,4 млрд тенге. Конечно, сумма большая, но это стоит той безопасности, которую мы обеспечиваем. И принимаемые меры показывают, что после этого на 30% уменьшилось количество преступлений с совершением огнестрельного оружия. Травматическое оружие у нас было разрешено в 2008 году. За время до 2014 года в стране было совершено 1600 преступлений с использованием травматического оружия. 26 человек были убиты, 92 случая, когда людям были причинены тяжкие телесные повреждения, 257 разбойных нападений. И за это время только в 29 случаях травматическое оружие было использовано в целях самообороны. Поэтому в 2014 году мы обратились с предложением запретить ношение и приобретение травматического оружия. Во-первых, травматическое оружие по своим характеристикам схоже с огнестрельным нарезным оружием. При использовании его с близкого расстояния, оно, по сути дела, ничем не отчается по силе от настоящего нарезного оружия и приводит к тяжким последствиям, вплоть до смертельных исходов. Во-вторых, стали постоянно использовать на молодежных разборках травматическое оружие. И в-третьих, оно скрыто носимо. То есть человек может носить его и применять, где захочет. Поэтому изучив все это, мы предложили запретить. За 2015 год 44 тыс. граждан нам сдали 40 тыс. стволов травматического оружия. Результат на лицо: как мы только изъяли, количество преступлений с применением травматического оружия сократилось на 87%. В СНГ только Россия и Кыргызстан разрешают гражданам носить травматическое оружие. Причем в России рассматривали вопрос о запрете, но почему-то решили разрешить носить только травматическое оружие отечественного производства. Запрет на ношение травматического оружия существует в таких странах как Япония, Малайзия, Австрия, Китай. Вторая категория стран – это Грузия, Литва, Эстония, Финляндия. Они разрешают приобретение травматического оружия в целях самообороны без ношения. То есть только дома – больше никуда. За ношение уже уголовная ответственность. Третья группа стран, такие как Новая Зеландия, Израиль, США, Аргентина, где в законодательном порядке разрешается короткоствольных, нарезных, травматических оружий. Но по той информации, которую вы получаете, вы знаете, что зачастую с этим оружием получается. Поэтому мы приняли такое решение (о полном запрете – V). И думаем, что оно правильное. В этом нет необходимости.

О «побегах» от журналистов

Я убегаю, потому что ваши вопросы всегда касаются конкретных уголовных дел и конкретных происшествий. А кроме общих фраз я вам ничего и сказать-то не могу. Потому что в соответствии с законом, принятым в 2015 году, мы не можем комментировать уголовные дела, если они раскрывают обстоятельства следствия, данные участников процесса. Поэтому по всем этим вопросам вам надо в письменном виде обращаться, а мы в соответствии с законом будем отвечать.

О причинах политического долголетия

По долголетию: я почти за почти 7,5 лет трижды выходил из состава правительства и трижды возвращался (по законодательству страны, когда в отставку уходит премьер-министр, автоматически уходят и члены правительства, а после назначения главы правительства формируется новый кабинет министров – V). Поэтому, как менялось правительство, мы все подавали рапорты, мы уходили в отставку. Потом нас снова назначали. Поэтому с какого времени вы мой срок считаете – это ваши проблемы. Но каждый раз я начинаю работу, для меня она ясная.

О своей отставке

В отношении отставки я сказал, что мы военные люди, работаем там, где приказано. Как прикажут, там и будем работать.

Об убийстве Дениса Тена

По привлечению к уголовной ответственности. Да, мы двум преступникам предъявили обвинение – кражи, разбой и убийство. А этой женщине – за недонесение. В скором времени, я думаю, до конца сентября, может, даже раньше, дело будет направлено в суд.

Какие мотивы? Это все в суде будет выясняться. Объективно я вам могу сказать, что эти люди проживали в Алматы. Они оба приезжие, каждый из них имеет по три судимости. Они приехали, вначале на мойке работали, а потом тихонечко перешли на кражи зеркал. В тот день им нужны были деньги. Они проживали в одной квартире – здесь тоже вопрос. Пришли люди без документов, без ничего и заселились в эту квартиру. Вот, пожалуйста, какие условия город создает для таких преступников. Утром они вышли, им нужны были деньги, они приняли решение, что им нужны деньги, и поехали искать объект совершения преступления. Они вокруг машины (Дениса Тена – V) дважды проехали, увидели, что стоит хорошая дорогая машина, что у нее есть зеркала, и на зеркалах нет никаких надписей. За 300 метров остановились, потом пошли. И вот когда совершали преступление, в это время Денис и вышел. Все. Он боец, он сразу вступил с ними… Догнал и причем жестко держал. Тот не мог выбежать у него, Денис держал его действительно капитально, пока второй не прибежал и не ударил его ножом. Вот. Конечно, какие мотивы: хотел убивать, не убивать, это все в суде выяснится. Это все субъективно, объективно, которое будет доложено в суде. Вот вам все обстоятельства.

- Как вам спалось в день убийства Дениса Тена?

Я был в Актау, в те дни проходило совещание министров внутренних дел СНГ. У меня была запланирована встреча с главой МВД России, с министром из Азербайджана. И когда находился в Актау, мне позвонили и сообщили об этом преступлении. Конечно, мы все время держали на контроле. Понятно, что это трагедия, понятно, что нужно было принимать меры по раскрытию преступления. Естественно, всю ночь мы дело держали на связи. Я уже к вечеру прилетел в Баку и всю ночь держали связь. И когда установили преступников и задержали первого уже, конечно, мы примерно картину знали. Со вторым преступником было чуть-чуть тяжелее. Он спрятался, у него не было точного адреса, у него сто дорог, а у нас одна. Поэтому было принято привлечь большие силы, чтобы оцепить целый микрорайон, и мы его утром при переходе из одного жилья на другое задержали. Ну а с женщиной было легче, потому что она вышла на связь по телефону. Мы ее задержали. Конечно, мы провели три бессонные ночи. Скажу, что я дважды докладывал президенту об этом происшествии, и он держал на контроле. Эта трагедия затронула всех. Понятно, что это преступление вызвало большой резонанс. Но хотел бы сказать, что полицией были приняты все меры для раскрытия этого преступления.

О кражах зеркал в Алматы

У нас эти базары – они командуют, что нужно делать. Мы после этого провели рейды в Алматы, Астане, Караганде, Павлодаре. Вы же результаты видели. Вот в Астане пришли на базар, начали смотреть – пять владельцев контейнеров убежали. Мы даже не знаем, кто они такие. Потом не могли найти. Как может владелец базара разрешить такую продажу? Что хотят, то и делают! О каких лицензиях можно говорить? Но это в то же время это бизнес. Мы не можем каждый день стоять там с нашими операми. Или про продажу краденых зеркал – вы же читали интервью грузинского замминистра внутренних дел. В Грузии, Азербайджане нет такого, чтобы прийти на базар и купить зеркало или какую-то запчасть. Мы сколько центров понастроили, почему не можем наладить порядок на базарах? Мы говорим: «Закройте все стихийные рынки». Нет. А там, где есть сбыт, где есть предложение, там есть сброс. Это беда Алматы и других городов... Это то, что есть у нас. Поэтому пока будет существовать такой спрос, мы будем бороться с ветряными мельницами.

О нападении на сестру фигуристки Элизабет Турсынбаевой

Да, действительно, она работает в букмекерской компании, поздно ночью поехала домой. Вышла, ее ударили ножом и убежали. Проводим работы по этому вопросу. Конечно, опять хотел бы сказать, эмоционально преподносят в прессе, что 17 ножевых ранений. Понятно, но нам выйти в эфир и говорить, что это не правда? Зачем? Наша задача сейчас найти преступников. А потом дальше будем разбираться.

О гибели в ДТП внука Олжаса Сулейменова

Действительно, трагический случай произошел, виновница на месте, она признает все. Судебное решение будет. Никто не уходил, она стояла на месте.

О попытках суицида Кулекбаева

Он у нас отбывает срок в тюрьме, находится в камере строгого режима. Конечно, под видеонаблюдением, за ним мы смотрим. Он делал две попытки суицида. Постовой увидел, что он из простыни делает себе верёвку. Мы заходим и предотвращаем этот поступок. Конечно, мы его будем контролировать, понятно, что у него эти мысли есть. Откровенно скажу, что он к исправлению не подходит. К нему какую-то работу, которую проводим, психологического воздействия нет, он остаётся на своих убеждениях. Поэтому в отношении него будем жёстко вести контроль.

О строительстве и ремонте колоний

Мы разработали программу на сумму 31 млрд тенге и за 2012-2014 годы мы смогли построить две новые колонии, отремонтировать 4 колонии, отремонтировать заборы 29 колоний и в 40 колониях поставить контрольно-режимное оборудование. Все это мы смогли сделать, но в 2015 году произошел кризис, нам в дальнейшем в сумме отказали. Но буквально в этом году в правительстве рассматривали вопрос работы УИС, и снова подписана дорожная карта, и мы на 2019 год получаем еще 2,5 млрд тенге, всего сумма 21 млрд. Мы сможем ремонтировать наши колонии. Наша задача – сделать колонии европейского уровня, чтобы они были камерными. Сегодня из 32 тыс содержащихся осужденных только 10% – это в пределах 3 900 человек –содержатся в камерных условиях. Это новые колонии в Алматы, Заречном, в Кызылорде. И я скажу вам, там порядка в два раза больше, практически нет жалоб и санитарные условия, и они не влияют друг на друга. В камерах содержатся от 2 до 6 человек – это международный стандарт, когда нет влияния всего преступного мира на наших заключенных. Мы должны этим заниматься. Сейчас по программе, которую мы утвердили, хотим начать ремонт с женской колонии. Так что все эти вопросы у нас на контроле, мы занимаемся.

О росте ДТП и принимаемых мерах

Пик роста ДТП, погибших и раненых приходится у нас на 2011-2013 годы. Мы должны были принимать меры. Поэтому в 2013 году мы разработали, в 2014 году приняли закон «О дорожном движении», в котором четко прописаны функции и обязанности всех участников дорожного движения и всех, кто организует дорожное движение – и строители, и контролеры, и полиция. Одновременно пересмотрели все санкции по адмправонарушениям и где-то усилили, где-то добавили. И хотел бы сказать, что несмотря на то, что с 2014 года количество транспортных средств в стране увеличивается и дошло до 4,3 млн единиц, у нас с этого времени имеется тенденция к снижению показателей аварийности. Количество ДТП сократилось на 27%, погибших на 31% и раненых на 25%. Мы видим хорошие результаты, но, изучая международный опыт, мы понимаем, что чисто полицейскими методами и чисто административными методами мы не сможем добиться порядка на дорогах. Поэтому здесь нужно решать вопросы по развитию дорожной инфраструктуры, строительства развязок, пешеходных переходов, установление по дорогам посередине ограждающих устройств. Анализ показывает, из всех погибших 20% приходится на те случаи, когда водители выезжают на встречную полосу и лобовой удар – это самые тяжкие последствия. Везде в мире ставятся посередине ограждающие конструкции, чтобы не было таких последствий. Второе место занимает – 25% погибших приходится наезд на пешеходов, когда пешеходы вынуждены перебегать дорогу в неустановленных местах, нет переходов. Эти два направления мы должны отрабатывать – улучшать дорожную инфраструктуру. Далеко за примерами ходить не надо, возьмите дорогу Астана – Боровое, в 2010 году ввели и Астана – Караганда в 2017. По сути дела на 70% сократились ДТП и на столько же сократилось количество погибших и раненых. Это те дороги, которые обеспечивают безопасность. И мы на них в три раза сократили количество полицейских, которые осуществляют охрану общественного порядка и дорожную безопасность. Хотел бы еще сказать, что мы согласились с последним предложением со снижением штрафных санкций по 22 статьям нарушений ПДД, они особого не влияют на состояние дорожной безопасности. Но по тем правонарушениям, которые, в основном, вызывают большую тяжесть, мы оставляем в силе – это выезд на встречную полосу, превышение скорости – за все это мы предусматриваем большие штрафы и лишение водительского удостоверения.

О причинах стрельбы между полицейскими в ЗКО

Такой случай у нас произошел. Это строевое подразделение. Это служба, которая несет охранную деятельность, они охраняют акимат в ЗКО, охраняют суды и медицинские склады. Мы сейчас проводим расследование, и внутренняя безопасность проводит расследование, изучаем эту ситуацию. Сотрудник, который совершил это преступление, проработал больше двух лет, больших нареканий нет, дважды проходил обследование. По его объяснениям, ему делали замечание при строе, и он считал себя униженным, поэтому принял решение совершить преступление. После построения, инструктажа, получения оружия он произвел несколько выстрелов в своего командира. Сейчас мы проводим расследование, обязательно назначим судебно-психиатрические экспертизы, привлечем всех виновных к ответственности. У нас в этом году было два таких происшествия – вот этот случай и один случай в Караганде, где инспектор дорожно-патрульной полиции решил совершить разбой, получил табельное оружие, выехал с гражданским за город, совершил убийство и завладел автомашиной. Недавно состоялся суд, он осужден к 19 годам лишения свободы. Мы провели служебное расследование, 13 сотрудников мы привлекли к ответственности, из них 8 руководителей освободили от занимаемых должностей. По всем таким фактам мы будем проводить служебное расследование и принимать меры. Конечно, это не красит нас. Но, хотел бы сказать, что поднять подготовленность наших сотрудников после тех событий, которые произошли у нас в Алматы, в Актюбинске, мы создали специальный департамент спецподготоки. На всех полигонах мы вывозим наших сотрудников, проводим учебно-тренировочные сборы. За последние два года у нас резко уменьшилось количество получения ранений наших сотрудников и несчастных случаев при обращении с оружием. Не будем скрывать – раньше были такие факты. Мы эти факты устраняем, департамент спецподготовки будет расширять свои функции.

О высоких заборах вокруг зданий ДВД

Наши районные отделы – режимные объекты. Вы понимаете, что внутри стоят изоляторы временного содержания. Там содержатся преступники, там есть прогулочный двор, там есть вопросы заезда-выезда автомашин и погрузка-выгрузка, этап. Поэтому все это делать в открытую невозможно, поэтому и закрываются. Это во-первых. Во-вторых, в наших райотделах хранится стрелковое оружие, спецсредства, поэтому мы должны это все охранять. Эти все здания являются объектами, подлежащими антитеррористической защищенности. И мы знаем, что мотивы нападения преступников, которые были в 2015-2016 годах в Актюбинске и Алматы, – это захват оружия. Поэтому мы должны защищать. Если вы считаете, что если мы заборы снимем, и будут сразу доступны все полицейские, я думаю, это ошибочное мнение. Забор – это не панацея, поэтому нет граждан, которые бы хотели на нашу территорию со стороны двора или из других мест. У нас есть парадный вход, все люди заходят… Мы в прошлом году изучали деятельность нашей полиции совместно с представителями Евросоюза, они нам выработали 24 проекта. Один из проектов – взаимодействие с населением. Мы нашли уязвимые места. Дело в том, что когда люди заходят в райотдел, только 30% заходят сообщить нам о преступлении или о правонарушении. Все остальные заходят для того, чтобы получить информацию. Поэтому дежурный от них отмахивается, многие вопросы он не может объяснить. Поэтому первый проект, который мы запустили – создание фронт-офисов. То есть мы сейчас во всех райоделах и ДВД организуем приемные для граждан со всеми вопросами. Там есть удобства – места, где они могут ожидать, и там будет дежурный офицер, который будет встречать людей и спрашивать, зачем он пришел, что ему нужно, связать его со следователем, с опером или же, если он хочет заявить о преступлении, проводить в дежурную часть, чтобы он сообщал об этом. Я начальникам ДВД сказал до 1 января 2019 года во всех РОВД сделать эти фронт-офисы по приему наших граждан.

О реформе МВД и грузинском опыте

Мы не против грузинского опыта. Мы изучили его, съездили, посмотрели. Все, что можно применить в нашей стране, мы применили. И не только грузинский. Мы несколько раз ездили в Германию, я лично был в Германии, Польше, Эстонии, мы все это посмотрели. Все, что можно оттуда, – мы применяем, конечно. Но грузинский опыт в чем заключается: они кроме всего, что сделали, они, говорят, уволили всех полицейских и заново набрали. Нет. Они не трогали следствие, они не трогали криминальную полицию. Они решили только в отношении дорожных, патрульных и других служб. Их у них было 80 тыс. В 2004 году, когда они начали свою реформу, у них было 80 тыс полицейских на население Грузии в 3,6 млн человек. И они его довели до 20 тыс. Зарплату увеличили практически в 10 раз. Естественно, набрали. Это вопрос, который стоит в отношении кадров. Все остальные вопросы, ну конечно, вопросы строительства новых зданий, обеспечение всех телефонной связью, радиостанциями, конечно, они изыскали средства и решили. Но эти вопросы мы решаем в рамках своих бюджетов, в рамках возможностей наших бюджетов. Поэтому мы здесь ограничены. Создана рабочая группа по указанию главы государства. И эта рабочая группа занимается модернизацией. Что мы сейчас предпринимаем. Первое – это мы все-таки изучили еще раз организацию работ с нашим проектным офисом. Недавно в прессе появилось о том, как рационально использовать рабочее время наших полицейских от этих лишних отчетов, лишних заседаний, занятий несвойственными функциями. Все эти вопросы мы изучили и сейчас вот расчеты сделали. Мы сможем сократить 10% наших полицейских. Эти средства мы хотим направить на повышение заработной платы. Причем где-то есть у нас намерение вот эти дорожно-патрульные службы, которая первая связана с населением в контакте, им повысить чуть-чуть больше, чем остальным службам, довести до 50%. Но не уволить, а вывести за штат, провести аттестацию, и принять тех, кто пройдет, кто не пройдет – значит, уволить их. Это первое направление. Второе направление – прием к нам на работу. Сейчас прием наших сотрудников затягивается где-то на 9-10 месяцев. Мы его сокращаем, здесь есть и коррупционные вопросы, проходят медкомиссию в районах, потом в области, потом приезжают поступать в наши вузы, и оказывается, что он чуть ли не инвалид, а его пропустили везде и всюду. Поэтому мы эти вопросы изучили, централизовали и все эти вопросы будем решать при наших учебных заведениях, сократим прием на работу с 9 месяцев до 5-6 месяцев, включая туда и испытательный срок. По работе нашей пенитенциарной системы мы тоже собираемся сократить где-то 4 колонии и все средства направить на повышение заработной платы нашим сотрудникам. Во-вторых, по несвойственным функциям: я согласен, и мы уже сколько раз настаивали на том, что мы не должны охранять. Полиция во многих странах не несет охранные структуры. Мы в 2000 году, по сути, всю охранную структуру, «Кузет», вы помните, было, отдали в конкурентную среду. Ну, потом каждая служба, каждая организация обращались к нам, и потихонечку сейчас у нас в МВД из 76 тыс. полицейских 15 тыс. полицейских несут охранную структуру. Вот вы представляете – это 15 тыс. полицейских, которые несут охранную службу. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы все эти охранные структуры отдать в конкурентную среду. Хотим сказать, что в стране у нас очень хорошо развита охранные структуры, есть они... Поэтому мы считаем, что сократив это количество полицейских, мы сможем все эти ресурсы направить на правильное направление. Это третье направление. Ну и, естественно, мы хотим реформировать свое образование, здравоохранение, все эти предложения войдут в дорожную карту, и мы будем их исполнять.

О жалобах заключенных

Все наши объекты построены в 30-70-х годах. В той же Долинке колонии – туалеты на улице, барачное содержание. Конечно, как можно в таких условиях содержать? Поэтому наша основная задача – это строительство новых колоний. Мы выходили и с предложениями в ГЧП, предлагали: «Давайте, пусть построят нам ГЧП, потом государство рассчитается». Даже пригласили иностранных инвесторов. Они приехали, мы год с ними занимались, и они предлагали построить в Уральске колонию на 1500 мест камерного содержания. Мы сразу решим вопросы Западного Казахстана. Так вот, мы ее строим, общая стоимость 9,5 млрд тенге – дорого. Но то, что предложили нам иностранные инвесторы, – это 25-30 млрд тенге. И это наши дети не рассчитаются за эти колонии. Поэтому принято решение строить колонии за счет бюджета. И второе направление – не обязательно новые колонии строить, а проводить ремонтные работы в существующих... Барак сносим и на его месте строим корпуса камерного содержания. Вот такую колонию мы построили в Заречном на 1500 мест. И я вам скажу, там порядок есть. Я согласен со всеми бытовыми условиями: люди страдают. Понятно, есть. Мы будем этим заниматься. Дорожную карту защитили, я думаю, в ближайшие 3-4 года мы многие колонии отремонтируем. Конечно, многие будут жаловаться, говорить, у нас не только женщины, но и мужчины жалуются в Долинке, когда в мороз они выбегают на улицу. Конечно, все это сопровождается болезнями. Но это суровая реальность, которой мы занимаемся.

О новом здании ДВД Астаны

Наконец-то решился вопрос. Долго стоял по «Рамада-Плазе», его несколько раз продавали. Если сегодня-завтра выйдет постановление, то мы примем это здание. В «Рамада-Плазе» разместится ДВД и отделение полиции района «Байконур». Если ДВД переедет в это здание, то в здание ДВД переедет Есильский РОВД, а для района Алматы мы строим новое здание. Кроме того, мы сейчас сокращаем здесь две колонии. Естественно, отсюда у нас уйдет конвойное подразделение. И мы сюда переведем еще отделы полиции и несколько подразделений, которые у нас остались в Алматы. Таким образом мы решим проблему города Астаны.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Свежее из этой рубрики
Loading...