Как судебные действия Нацмузея только усложнили положение организаторов одного из мероприятий программы «Рухани Жангыру»
Полгода бездействия. Почему проблемы Focus Kazakhstan по-прежнему не решены
Фото с сайта artasiapacific.com

В сентябре 2019 года Vласть опубликовала материал о том, как генеральный подрядчик выставки Focus Kazakhstan, проводившейся под эгидой программы «Рухани Жангыру», отказался выполнять свои задачи, включая оплату услуг международной команды кураторов и логистической компании. В результате было испорчено 78 предметов искусства, ещё 25 ящиков с ними находились под угрозой повреждения, поскольку хранились на непредназначенном для этого складе временного хранения. Спустя полгода предметы искусства были возвращены Нацмузею. Однако проблемы, из-за которых они удерживались логистами, не были решены. Участники Focus Kazakhstan неоднократно обращались в Минкультуры и Нацмузей, но ведомства не стали вмешиваться в их конфликт с компанией BBK Pro. Нацмузей в судебном порядке добился возврата предметов искусства, но публично так и не сообщил о начале расследования в отношении своего генерального подрядчика. Сделав все необходимые шаги, предписанные Гражданским кодексом, некоторые участники Focus Kazakhstan начали переквалифицировать своих иски в уголовные дела в отношении вероятного руководителя BBK Pro Бауыржана Курманбекова.

В апреле 2018 года Национальный музей Республики Казахстан запустил один из центральных проектов программы «Рухани Жангыру», представляющий миру культурное наследие Казахстана. Он получил название Focus Kazakhstan, включив в себя выставки в четырёх важных для современного искусства городах: Берлине, Лондоне, Сувоне (Южная Корея) и Джерси-Сити (США, входит в состав Нью-Йоркской агломерации). На них было показано порядка 400 объектов искусства 94 художников, среди которых были произведения Молдакула Нарымбетова, художественного коллектива Кызыл-Трактор, Галима Маданова и Зауреш Терекбай, Абдрашида Сыдыханова и т. д.

Над проектом совместно работали 14 казахстанских и международных кураторов. Его инициатором выступало министерство культуры и спорта, передав исполнение Национальному музею Республики Казахстан. Нацмузей, в свою очередь, делегировал компании ТОО «BBK Pro» контроль за логистическими операциями и распределением финансов между другими субподрядчиками. Согласно официальному договору Нацмузея с BBK Pro, общий бюджет проекта Focus Kazakhstan составил 364 млн. тенге. Однако наряду с ним 18 июня 2018 года Нацмузей заключил ещё один договор с итоговой суммой в 269,7 млн. тенге. Главному куратору проекта Розе Абеновой, обслуживающей его логистической компании ТОО «ASA Садыков А.А.» и международным кураторам, не получавшим этих денег, до сих пор неизвестны основания его заключения. В Нацмузее и Минкультуры проигнорировали запрос Vласти о причинах появления второго договора.

На протяжении большей части реализации проекта директором BBK Pro представлялся Арман Турсункулов. Он неоднократно подчёркивал, что лично несёт юридическую ответственность за все организационные процессы, прежде всего за транспортировку и обеспечение сохранности предметов искусства (Письмо с подтверждением этого факта имеется в распоряжении редакции). К декабрю 2018 года все мероприятия приуроченные к Focus Kazakhstan, включая обратную доставку предметов искусства в Казахстан, были завершены. Но к тому моменту в работе BBK Pro обнаружился целый ряд серьёзных нарушений. Во-первых, генподрядчик допустил повреждение десятков работ казахстанских художников, не застраховав ни одну из них. Во-вторых, из-за нежелания оплачивать логистические услуги, на складах временного хранения зависло 26 ящиков с предметами искусства, привезённых из США после выставки. В-третьих, BBK Pro лишь частично выплатил гонорары международной команде кураторов, а также не оплатил печать каталогов в Берлине и Джерси-Сити. В общей сложности задолженность BBK Pro перед казахстанскими и международными партнерами Focus Kazakhstan составила порядка $124,1 тыс., без учёта средств на восстановление пострадавших произведений.

Ближе к концу 2018 года Турсункулов заявил о прекращении сотрудничества с Focus Kazakhstan и более не имеет какой-либо юридической связи с проектом. В комментарии Vласти он утверждал, что BBK Pro «нанимала» его компанию ТОО «Adiant Media» для ведения договорных отношений с кураторами и контроля действий подрядчиков. Принадлежащая Турсункулову фирма имела юридические связи с BBK Pro, но они не касались напрямую Focus Kazakhstan. Отношения между ними строились на неформальной основе и об этом, по словам Турсункулова, он регулярно напоминал всем подрядчикам. Впоследствии стало известно, что фактическим учредителем и директором компании BBK Pro является Гульжан Асаумурзина.

Однако после отстранения Турсункулова от организации Focus Kazakhstan вместо Асаумурзиной в качестве директора перед всеми участниками проекта выступал Бауыржан Курманбеков. В распоряжении редакции имеется составленная им расписка, в которой тот представляется руководителем TOO «BBK Pro» и обязуется выплатить долги команде кураторов из США до 15 мая 2018 года. При этом написана она была на бланке другой, принадлежащей уже непосредственно ему компании ТОО «Almaty Korkem advertising company». Когда в августе Vласть пыталась установить связь Курманбекова с BBK Pro, в телефонном разговоре он заявил, что не является генеральным директором этой фирмы и «не знает», сотрудничал ли он сам с Focus Kazakhstan.

В начале сентября 2019 года, на момент первой публикации Vласти об этом инциденте, Турсункулов, Курманбеков и Асаумурзина продолжали игнорировать образовавшиеся проблемы. К тому времени BBK Pro выступала ответчиком сразу по нескольким искам, которые рассматривались в столичном и алматинском межрайонных экономических судах. В столице потерпевшей стороной выступал Нацмузей, а в Алматы – ТОО «Central Asia Promotion Plus», представляющая интересы кураторов из США. В начале августа столичный суд понудил BBK Pro вернуть предметы искусства Нацмузею, уплатив сумму долга в $52,5 тыс. (13,6 млн. тенге) удерживающей их логистической компании «ASA Садыков А.А». И хотя последняя выступала в качестве соответчика, судья отказал Нацмузею в том, чтобы логистическая компания вернула работы в принудительном порядке, без оплаты долга. В Алматы, в свою очередь, суд в начале ноября также постановил взыскать сумму задолженности перед кураторами из США в 2,58 млн. тенге в полном объёме.

Однако сложность ситуации заключалась в том, что BBK Pro завершила процедуру банкротства, а также была перерегистрирована на имя 84-летней Тамары Козыревой. Кроме того, 3 сентября Нацмузей направил претензионное письмо к компании «ASA Садыков А.А.» с требованием вернуть предметы искусства. В конце сентября Нацмузей конвертировал его в исковое заявление, поданное уже в межрайонный экономический суд Алматы, в котором «ASA Садыков А.А.» выступала единственным ответчиком.

Один из американских кураторов Владислав Слудский, а также представитель компании «ASA Садыков А.А.» сообщили Vласти, что никакой другой помощи в разрешении ситуации Минкультуры и Нацмузей им не оказывали, даже вопреки многочисленным открытым письмам в их адрес со стороны участников Focus Kazakhstan. Слудский, в свою очередь, обращался напрямую к послу Казахстана в США для получения поддержки, но тоже не получил какого-либо ответа.

В ответ на запрос Vласти заместитель директора музея Алмаз Нуразхан упомянул об отправлении претензионного письма логистической компании, а невмешательство в проблему неоплаченных расходов его генподрядчиком, которого нанял сам музей, объяснил следующим образом: «<…> Обязательства, возникшие по выплатам, согласно договора от 11.06.2018 года, должны исполняться только между сторонами его заключившими и удержание имущества музея, как третьей стороны, не даёт гарантий его исполнения».

При этом в Нацмузее полностью проигнорировали следующие вопросы Vласти:

1. Как принималось решение о привлечении компании BBK Pro в качестве генерального подрядчика? Почему был выбран именно он? Кто принимал конечное решение о его выборе – музей или Минкультуры?

2. Проводилась ли какая-либо предварительная проверка этого контрагента? Если да, что она показала?

3. Известно ли Нацмузею о том, по какой причине BBK Pro отказалась от выполнения обязательств перед логистической компанией ТОО «ASA Садыков А. А.» и кураторами выставок в рамках Focus Kazakhstan?

4. Предпринимает ли Нацмузей какие-либо действия по решению этой проблемы? Ведётся ли какая-либо служебная проверка?

5. Намерен ли Нацмузей самостоятельно выполнить обязательства перед кураторами и подрядчиками BBK Pro, чтобы предотвратить повреждение художественных работ и минимизировать ущерб, который может быть нанесён репутации Казахстана на мировом арт-рынке?

6. Почему Нацмузей заключил два контракта с BBK Pro (28 апреля 2018 года на 325 млн. тенге и 18 июня 2018 года на 269,7 млн. тенге), хотя первоначальная сумма сделки составляла 364 млн. тенге? Для чего предназначались дополнительные средства?

В министерстве культуры и спорта Vласти ответили, что «Национальный музей является государственным юридическим лицом и все необходимые работы, направленные на возврат удерживаемых картин, ведутся музеем самостоятельно в рамках действующего законодательства». А вместе с тем пояснили: «<…> Обращения, заявления и жалобы, подлежащие рассмотрению в порядке судопроизводства, не могут быть рассмотрены или взяты на контроль никакими другими органами, должностными или иными лицами». В то же время в министерстве заявили, что «вопрос возврата картин является одним из актуальных вопросов Министерства культуры и спорта Республики Казахстан, и ход решения данной проблемы находится на нашем постоянном контроле». Информацией же о существовании неформальных отношений между бывшим министром Арыстанбеком Мухамедиулы (при котором заключались все договора в рамках Focus Kazakhstan) и компанией BBK Pro, которые могли стать причиной проявившихся проблем, ведомство не владеет.

В министерстве также отказались отвечать на ряд вопросов Vласти:

1. Насколько тщательно уполномоченные отделы Национального музея и Минкультуры контролировали подготовку и проведение выставок Focus Kazakhstan? Известно ли им по какой причине компания BBK Pro отказалась от выполнения обязательств перед кураторами выставок и логистическим подрядчиком ТОО «ASA Садыков А. А.»?

2. Предпринимает ли Минкультуры какие-либо шаги по урегулированию этой ситуации? Насколько нам известно, конфликт постепенно начинает выходить за пределы Казахстана. О нём осведомлены уже на уровне министерств иностранных дел нескольких стран, а недавно арт-группа Кызыл Трактор написала открытое письмо, чтобы привлечь широкое внимание к возникшей проблеме.

3. Почему Нацмузей заключил два контракта c BBK Pro (28 апреля 2018 года на 325 млн. тенге и 18 июня 2018 года на 269,7 млн. тенге), хотя общий бюджет проекта составлял 364 млн. тенге? Разные участники проекта подтвердили Vласти, что ничего не слышали о существовании второго контракта, а главный куратор Focus Kazakhstan Роза Абенова настаивает, что бюджет ни разу не пересматривался. Для чего предназначались дополнительные средства?

4. Почему Нацмузей продолжает сотрудничать с компанией ТОО «Almaty Korkem advertising company», которая аффилирована с BBK Pro через Бауыржана Курманбекова? Речь идёт о проведении в начале сентября выставки в Анкаре, которая была приурочена к проекту «Шествие Золотого человека по музеям мира». Компания Almaty Korkem занималась им параллельно с Focus Kazakhstan.

В декабрьском исковом заявлении Нацмузея компания BBK Pro занимала практически побочное место. Основанием для этого, согласно копии решения суда, выступало то, что у её владельцев отсутствовала возможность выполнить обязательства перед логистами. В то же время причиной этой невозможности послужила курсовая разница – BBK Pro заключала договор с «ASA Садыков А.А.» в иностранной валюте, и после очередного скачка доллара сумма выплаты оказалась для генподрядчика Focus Kazakhstan неподъёмной. И как только у него появятся деньги, все счета будут оплачены.

Но несмотря на наличие финансовых затруднений у BBK Pro, другая компания Курманбекова – «Almaty Korkem advertising company» – по данным сайта госзакупок, выигрывала тендеры вплоть до декабря 2019 года. Более того, Almaty Korkem продолжала работу над проектом Минкультуры и Нацмузея «Шествие Золотого человека по музеям мира». После Китая, Польши, Беларуси, России и Азербайджана, выставки прошли ещё в Узбекистане, Северной Македонии, Турции, Малайзии и Греции. О связи Almaty Korkem с этим проектом свидетельствуют фотоотчёты компании в Facebook, а также фотографии с выставок в Турции и других странах, которые воспроизводили исходный шаблон экспонирования объектов выставки.

«Adiant Media» Турсункулова также сохраняла активность: по данным сайта госзакупок в конце ноября прошлого года фирма выиграла сразу 4 тендера управления культуры города Алматы на общую сумму в 737,38 млн. тенге. Какая-то часть из этих средств была направлена на новогоднее оформление – именно её арки с надписью «Алматы любит тебя» были демонтированы из-за критики горожан.

В конце декабря 2019 года межрайонный экономический суд Алматы постановил, что компания «ASA Садыков А.А.» не может требовать возврата долга от BBK Pro, удерживая предметы искусства у себя, поскольку часть из них является культурным наследием народа Республики Казахстана. В силу этого судья обязал логистов вернуть произведения, продолжая требовать оплаты своих услуг исходя из права «на взыскание имущества должника». Однако, по словам представителя «ASA Садыков А.А.», суд проигнорировал то, что юридически Нацмузей не являлся собственником картин и не имел каких-либо прямых связей с «ASA Садыков А.А.». По этой причине компания могла вернуть предметы искусства только BBK Pro, формально являвшейся их собственником всё время проведения Focus Kazakhstan.

Логистической компании всё же пришлось вернуть предметы искусства. «[Не так давно] нами была подана апелляционная жалоба. Но несмотря на то, что мы не были согласны с решением суда (алматинского, принятого в конце декабря - V), мы со своей стороны все же приняли решение передать груз Нацмузею, исходя из того, что он является частью культурного наследия Казахстана. В результате переговоров с Нацмузеем мы пришли к тому, что для обеих сторон выгоднее заключить мировое соглашение <…>. Нами была организована доставка предметов искусства в Музей им. А. Кастеева, где происходила передача груза. В акте приемки-передачи сказано, что Нацмузей претензий к нашей организации не имеет», – пояснил её представитель.

Всего логистическая компания участвовала в 4-х процессах, и несмотря на положительные решения части из них, позволяющие изъять имущество у BBK Pro, «ASA Садыков А.А.» не смогла этого добиться. Судебные исполнители, утверждает представитель компании, говорят о пустых счетах и отсутствии каких-либо активов на балансе BBK Pro. За всё время судебных слушаний представители генподрядчика Focus Kazakhstan приходили на них лишь однажды – в ноябре, но стороны «ASA Садыков А.А.» тогда не было, говорит представитель компании. Впрочем, ни на суде, ни за его пределами BBK Pro не предложила какого-либо выхода из сложившейся ситуации.

В конце 2019 года логистическая компания также подала заявление в ДВД Алматы о возбуждении уголовного дела в отношении Курманбекова, однако разрабатывать его начали только в феврале. Наряду с этим аналогичные заявления были поданы в прокуратуру города Алматы и Генеральную прокуратуру. «Если мы не можем решить проблему в рамках гражданского дела, оно примет уголовный характер. ДВД мы уже попросили возбудить дело на физлицо, как на организатора и исполнителя, то есть Бауыржана Курманбекова», - пояснил представитель «ASA Садыков А.А.». Кроме того, он упомянул, что параллельно в суд на Курманбекова подали страховая компания и турагентство, услуги которых он также отказался оплачивать.

О переквалификации дела сообщил и Слудский: «Относительно недавно нам стало известно, что бывшее руководство BBK Pro обанкротило компанию и, по всей видимости, продали её, отказавшись от выполнения обязательств. Наш иск в адрес BBK Pro был удовлетворён алматинским межрайонным экономическим судом, который обязал ответчика оплатить все долги, но он отказался это делать. Поэтому представляющая наши интересы компания «Central Asia Promotion Plus» подала документы на переквалификацию дела».

Примечательно и то, что Курманбеков проходит подозреваемым по ещё одному делу, связанному с госзакупками. Его обвиняют в хищении 5,5 млн. тенге по тендеру на разработку авторского дизайна, заказчиком которого выступал Казахский национальный педагогический университет им. Абая. Факт этого правонарушения был зарегистрирован в Едином реестре досудебных расследований 15 января 2020 года (соответствующее постановление есть в распоряжении редакции).

Фото с сайта mfa.gov.kz; safura_abdirazak (Instagram)

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики