7 главных граффитистов Алматы

Жанара Каримова, Vласть, фото автора

Наверняка вы часто замечали на улицах граффити разного качества и содержания. Жанара Каримова встретилась с представителями нескольких групп алматинских граффитистов. После этого материала вам точно будет понятно, кто именно ответственен за художественные росписи на стенах города. 

Стрит-арт в Казахстане только родился и делает свои первые шаги. И стрит-художников у нас не так много, больше граффитистов. Если говорить о граффити в Казахстане, а именно в Алматы, ведь все зарождалось именно в этом городе, то на ум приходят две команды: Nomads и Repas. Nomads ушли из граффити, а ребята из Repas продолжают рисовать и помогать другим стрит-художникам.

Команда Repas существует уже 8 лет, но каждый из них начинал рисовать лет с 11-13. Первая мастерская у них появилась в 2010 году, через год они переехали в здание, где и находятся до сих пор. В мастерской все пропитано духом уличного искусства, на этих стенах оставили свои следы многие граффитисты Казахстана. Города, где можно увидеть работы команды Repas: Алматы, Москва, Екатеринбург, Бишкек, Новокузнецк, Пермь, Красноярск, Новосибирск, Таиланд, Париж, Амстердам. У каждого участника свой стиль. Если они делают совместный рисунок, то прорабатывают концепцию и делят работку по фрагментам. У Repas существует правило: не рисовать на новых зданиях. Когда в Алматы приезжали граффитисты из Москвы, мечтавшие поработать в метрополитене, ребята их отговорили, ведь оно новое и такое долгожданное.

DMN (он же Дима): Если город забивается, выглядит как последний лист тетради школьника, то это знак. Идет развитие и его нужно как-то контролировать. Нельзя на памятниках рисовать, это сумасшествие. Лучше всех начинающих граффитистов собрать и объяснить им, что можно, а что нельзя. Для своих работ мы выбираем места неприглядные, жухлые, чтобы на них обратили внимание, будь то разбитый бордюр или обшарпанная стена, покрытая матами. Иногда хожу на плотину, беру с собой баночку краски и замазываю неприличные слова. Наш посыл – это творчество, эстетика.

Repas рисуют на местах, нуждающихся в ремонте, но через некоторое время рисунки закрашивают. «Им все равно, что там были маты, но когда появляется рисунок, они думают, что это реклама чего-то и замазывают ее. А посыл был — обратите внимание на эту старую стену, исписанную бранью. Один парень как-то нарисовал на булыжниках глаза панды, их замазали. Он после написал там матерное слово, и вот уже года три как это никто не затер, а красивые глаза замазали», - рассказывает Дима.

Дарион Шаббаш - позитивная стрит-художник. Она описывает свой стиль как «девчачий». Рисует сердечки, зайчиков и так далее. Дарион в основном использует черный, розовый и белый цвет в своих работах. Как и все, начинала рисовать в подворотнях. Ее работы можно найти в Алматы, Астане и по дороге в Астану.

Дарион: Очень много негатива в мире, в городе, в котором я живу. Поэтому я хочу добавить добро. Собираюсь клеить сердечки и доброкоды вместе со стрит-художницей из Москвы. Я общаюсь со многими английскими художниками, мы обмениваемся посылками. В Казахстане не очень развита эта тусовка граффитистов, но по всему миру ты можешь приехать в любой город, и там граффитист встретит тебя и вы еще порисуете вместе.

T1GROHAUDCR3W стали узнаваемы в Алматы после портрета Абылхана Кастеева на одном из мостов речки Весновки. Сейчас в команде осталось два человека, они бывают проездом в разных городах страны, где оставляют свои рисунки. Например, в Темиртау их и астанинского райтера Same (DZC) заинтересовал трамвай, они показали свои работы охранникам, и те дали добро. Парни еще не были на севере и на востоке Казахстана, но планируют и туда наведаться. Они признают, что далеко не во всех городах развита данная культура. Им запомнились Астана, Темиртау и Атырау, они никого там не знали, но встречали их тепло.

Закир: мои работы не несут посыл, быть может, присутствует степной дух в некоторых скетчах. Пока нет ни одной работы, которой я доволен, в каждой есть какие-то плюсы и минусы, я стараюсь всегда открыть что-то новое для себя.

Недавно в городе появилась новая команда стрит-художников Worms, которые называют себя вандалами. Пока это просто тэгинг себя везде: на стенах, билбордах, товарных поездах и автобусах. Самому взрослому участнику 18 лет, младшему – 15. Всего в команде около 12 человек, но активно рисуют из них 5-6. Принцип, который они переняли у своих учителей Repas, это не рисовать на памятниках и общественных достояниях. Родители знают об увлечениях детей и не запрещают. Сейчас их главная цель – продвигать имя команды.

Worms: Сейчас смысла у работ нет, мы просто заявляем о себе. Первое время мы не раскрывали себя, но потом кругу граффитистов открылись. Как-то ночью залезли в автопарк, и отметили несколько автобусов маршрутов 6, 118 и 4. Автобусы катались так дня 2-3, но потом их замазали.

Алматинская команда Формат, ранее известна как ACID MIND, работает под лозунгом: «Искусство бывает разным». В скором времени ребята при поддержке акимата в лице фонда развития молодежной политики откроют бесплатную школу стрит-арта, где также смогут обучаться дети с ограниченными физическими возможностями. Название команды они поменяли, потому что хотят вывести понятие граффити и стрит-арт на новый уровень и формат.

В команде 4 человека: три парня и одна девушка. Парни, кроме рисования, занимаются работой по дереву, один учился у Азиза Абдулмажитова, двое других у Галыма Кайралапова. Ребята работали в Алматы, Астане, Талдыкоргане и Питере. Над заказами работают вместе, а на улице каждый набивает руку сам, ему лишь как-то помогают.

Алиш Дэммит: У нас есть правила: не портить то, что уже красиво, не трогать чужие работы, на улице и без нас полно людей, которые могут их испоганить.

ACCtek: Я начал рисовать лет пять назад. Мы хотим разбавить серость города, искусству не нужно находиться в музее, оно на улице.

Ребята принципиально не используют трафареты. ACCtek был первым в команде и обучал остальных.

Батыр Садвакасов, среди своих Knight, сейчас живет в Питере. Рисовал в разных городах: Алматы, Питере, Одессе, Москве, Астане, Павлодаре, Таллине, Новосибирске, Новокузнецке. Батыр считает, что у граффити нет канонов и правил, есть только мораль. Его учителем был Ян Dagit. Любимой работы еще нет, потому что он считает, что еще не достиг желаемого уровня.

Бытыр: Никакого посыла не было никогда, рисовал и получал удовольствие, планирую в будущем делать что-то с посылом и для людей. Стрит-арт — это стиль жизни , в каждой стране мира есть граффити художники, готовые пообщаться и порисовать.

Единственный стрит-артист, который еще не раскрыл свою личность – это Арам. Его работы долго не задерживаются на стенах города: он клеил фаллосы напротив офисов Казактелекома и других интернет провайдеров, на стенде возле Есентай молла. Весной он собирается завершить этот проект метровыми стикерами. Арам не собирается уходить в коммерцию, его творчество не для пиара. Он считает, что вокруг царит неправильный тренд, что не стоит гоняться за лайками и топовыми брендами.

Арам: У моего символа не так много уровней как в Нолановском кино. Он достаточно прост, можно говорить о том, что в каких-то буддистских культурах это символ величия, начала, но это не про нас. Это задорный хулиганский протест, нарисовал фаллос и легче стало. Любого стрит-арт художника сейчас ассоциируют с Бэнкси. Но суть в том, что не Бэнкси придумал стрит-арт. Есть уважение к старому Бэнкси, но этот человек исчерпал свой потенциал. Ай Вэйвэй безусловно вызывает уважение, не смотря на всю его интегрированность в то, против чего я выступаю.

Свежее из этой рубрики
Loading...