Алма-Ата, которой больше нет

Арслан Аканов, Vласть

Алим Хайдаров — человек с лучистыми глазами и крепким рукопожатием. Всю жизнь он оставался верен своим увлечениям — фотографии и Алма-Ате. Мне интересно узнать, каким в его памяти остался тот город. Согласитесь, фотограф — лучший человек, которому можно задать этот вопрос. Тысячи снимков наверняка отпечатались в его памяти. Так, по крайней мере, я думал - и не ошибся.

«Провинциальный город, полудеревня, - начинает Алим Хакимович. - По арыкам бежала вода, ну, это вам любой алмаатинец скажет. Одноэтажные домики небольшие, дувалы, заборчики, штакетники, дворы, заросшие травой. Море цветов было в Алма-Ате: настурции, бархатцы во всех дворах. Люди с ведрами выстраивались возле водозаборных колонок. Возле бани тоже очереди, по 200-300 человек. Что особенно запомнилось, каким бы дым от печек ни был, вечером дул бриз с гор, и все сдувало. В летнюю жару днем печет, а вечером прохлада».

Детство и юность фотографа прошли в одноэтажном бараке на Дзержинского - Октябрьской. «Наш квартальчик я так опишу: улица Октябрьская от Дзержинского до Чайковского. В большом дворе стояло два барака. В одноэтажном жили мы, а двухэтажный назывался «Большим домом». Вот в этом большом доме мы с ребятами собирались и играли во время непогоды. Там был длиннющий темный коридор, а по бокам - квартиры. И вся готовка происходила в коридоре: стояли примусы, керогазы. Там же играли дети. Напротив, по Дзержинского, в полуподвальчике жил Вася-чечен - огромный человек, баскетболист, ярый бильярдист и местная знаменитость».

Фотографией Алим Хайдаров увлекся в юности. «В школе начали ходить с ребятами по горам, хотелось запечатлеть эти походы, и я начал клянчить у мамы фотоаппарат. Тогда это дело недешево стоило. Тем не менее, она пошла мне навстречу и купила простенькую «Смену». Это был 56-й год. Ну, что снимал? Походы, друзей».

Друзья юности. Перекресток проспекта Коммунистический и улицы Октябрьской

После службы на флоте Алим Хакимович поступил на работу в Управление гидрометслужбы Казахской ССР и попал в экспедицию, которая занималась радиолокационным измерением осадков на Каменском плато. «Года два мы этим занимались, и нужно было по ходу дела снимать. Поскольку у меня уже был опыт, я стал главным фотографом».

Впоследствии Алим Хакимович перешел в отдел селей, который был головным и курировал работу всех селевых подразделений Советского Союза. «Мы ездили по всей стране, по всем практически горам с экспедициями. Добывали сведения о селях, изучали физико-механические свойства грунтов. Из каждой экспедиции я привозил целый альбом фотографий как для отчета, так и своего отряда, природы. Вот так увлечение переросло в работу, и все переплелось».

Уже в 70-е годы Хайдаров понял: часть Алма-Аты уходит безвозвратно. «Я одумался и начал снимать город, - говорит он. - Ведь все забывается. Лишь какие-то образы вспоминаются, но смутно. Примерно знаешь, что это было, а вот нарисовать уже сложновато. Только ощущение остается вот этих шпилей деревянных, прибамбасов».

Дом общественных собраний города Верного. Улица Пушкина, между Гоголя и Горького

Процесс фотографии, вспоминает Алим Хакимович, был сложным, требовал опыта и знаний. «Во-первых, нужно было выбрать пленку в зависимости от того, что снимаешь. Если снимаешь ночью или вечером, нужна была пленка высокой чувствительности. Надо было соображать, какую выдержку и диафрагму поставить. Затем начинался процесс проявки: закупить химикаты, взвесить, развести в воде, проявить, промыть, закрепить, высушить. Потом - напечатать, выбрав подходящую бумагу».

Алим Хакимович сожалеет, что не начал снимать Алма-Ату еще раньше. В 70-е годы, по его словам, многие верненские здания «здравствовали и процветали». Сейчас же он носит с собой фотоаппарат практически все время, потому что дореволюционных домов остались единицы. «Недавно снесли магазин, в который мы, возвращаясь от базара, всегда заходили, - говорит Алим Хакимович. - Он стоял на улице Тулебаева между Гоголя и Горького. Там стена была, в стене дверь, и там - магазинчик. Он одно время был продовольственный, потом промтоварный. Когда ломали эту стену, я там случайно оказался. Очень ностальгическая картинка была, как детство мое рушится на глазах».

Косые дома. Байсеитовой - Курмангазы

Улица 8 марта (Калдаякова), выше ул. Гоголя

Баня на Масанчи-Горького (Жибек Жолы)

Емелева (Абдуллиных), выше Комсомольской (Толе би)

Крупнейший книжный магазин 40-50-х гг. КаГИЗ. Улица Карла Маркса (Кунаева), выше ул. Горького (Жибек жолы)

Дом садовода Бреусова и валуны, оставшиеся от селя 1921 года. Емелева (Абдуллиных) - Октябрьская (Айтеке Би)

На этом месте сейчас стоит главный корпус КазНТУ. Сатпаева - Масанчи

Пожарная станция. Улица Калинина (Кабанбай батыра), западнее проспекта Сефуллина

Дом, в котором жил Фрунзе. Октябрьская (Айтеке би) - Карла Маркса (Кунаева)

Перекресток улиц Фурманова и Калинина (Кабанбай батыра)

Ресторан, кондитерский магазин и школа Олимпийского резерва. Улица Джамбула, между Чайковского и Дзержинского (Наурызбай батыра)

Перекресток улиц Гоголя и 8 марта (Калдаякова)

Памятник конструктивизма - здание театра НКВД (ныне - Государственный Республиканский уйгурский театр музыкальной комедии им. К. Кужамьярова). Виноградова (Карасай батыра) - Дзержинского (Наурызбай батыра)

Последняя зима Дзержинского. Калинина (Кабанбай батыра) - Дзержинского (Наурызбай батыра)

Свежее из этой рубрики
Loading...