• 6938
Борат Сагдиев сошел с экранов шесть лет назад и стал одним из узнаваемых брендов. Образ казахстанского журналиста, созданный британцем Сашей Бароном Коэном, оборачивается добрыми злыми шутками и сейчас. Инцидент с гимном Казахстана в Кувейте только один из примеров. Шесть лет – достаточный срок, чтобы понять, чем стал «Борат» для Казахстана, удалось ли республике получить бонусы из неожиданно появившегося интереса со стороны многих в мире и чего еще нам ждать от волны, когда-то поднятой Боратом. Vласть опросила PR-специалистов, экспертов кино и парламентариев.

 

Тогжан Калиаскарова, Софья Пашкова, Vласть 

 

Борат Сагдиев сошел с экранов шесть лет назад и стал одним из узнаваемых брендов. Образ казахстанского журналиста, созданный британцем Сашей Бароном Коэном, оборачивается добрыми злыми шутками и сейчас. Инцидент с гимном Казахстана в Кувейте только один из примеров. Шесть лет – достаточный срок, чтобы понять, чем стал «Борат» для Казахстана, удалось ли республике получить бонусы из неожиданно появившегося интереса со стороны многих в мире и чего еще нам ждать от волны, когда-то поднятой Боратом. Vласть опросила PR-специалистов, экспертов кино и парламентариев.

 

 

Жанна Актаева, PR-консультант

 

С одной стороны говорят, «история не терпит сослагательных наклонений». Сейчас поздно размышлять «если бы да кабы». С другой же стороны, кейс «Казахстан VS Борат» может быть хорошим уроком, как нужно вести себя в будущих «неудобных ситуациях» в страновом PR.

 

Скандал вокруг фильма принес и пользу, и вред нашей стране. Польза заключается в том, что однозначно повысилась упоминаемость и известность Казахстана. А сам характер известности зависит от контекста восприятия республики, который сложился в тех или иных странах благодаря усилиям, приложенным ранее.

Вред же принесла излишне резкая реакция представителей Казахстана. Возможно, если реакция была бы не столь громкой, то и внимания произошедшему уделялось бы меньше. Возможно, был бы и меньший репутационный ущерб.

 

Олег Борецкий, кинокритик

 

Фильм Саши Барона Коэна «Борат» мы смотрели и обсуждали в клубе на единственном в Казахстане публичном показе в декабре 2006 года. Художественной ценности он не представляет, и по большей части является эпатажной поделкой, высмеивающей американские (а отнюдь не казахстанские) нравы.

 

Собственно, уже тогда, спокойную и внятную оценку фильму дал президент, который, в отличие от чиновников, призвал относиться к картине с юмором.
 

За 6 лет после премьеры пользы от Бората было больше, чем вреда. Собственно, вреда то и нет для адекватных людей у нас, и на Западе. А неадекватные готовили «наш ответ Борату».


В чем польза? Я считаю, что эта картина послужила импульсом к тому, чтобы больше узнать о Казахстане на Западе. Борат выявил национальные комплексы у чиновников и «патриотов», показав, как далеки они и от патриотизма, и от чувства юмора.

 

Алишер Еликбаев, PR-директор сети Mega, руководитель проекта VoxPopuli 

 

Учитывая, что Борат не был придуман в Казахстане, и нам пришлось реагировать на данность, то могу лишь оценить реакцию на его шоу со стороны властей. И она была отвратительной, к сожалению.

 

Вместо того чтобы юмором ответить на юмор, мы по привычке начали надувать щеки в духе типичного совка со всеми теориями заговоров Запада против бедных нас. Людям самодостаточным это обычно не нужно. 

 

Более того, именно неадекватная реакция нашего МИДа подняла узнаваемость, авторитет и кассовые сборы второсортного фильма и не самого смешного комика. На их фоне реакция президента и приглашение Бората в Казахстан выглядело куда более достойно.

 

Так что мне кажется, сам фильм и шоу можно было повернуть с пользой для Казахстана, но мы этот шанс благополучно упустили.



Сабина Кузенбаева, директор компании Cinema Hotel Corporation , сеть кинотеатров CHAPLIN CINEMAS

 

«Борат» – это бренд. Меня как гражданку Казахстана ничуть не оскорбляет, что выбор Саши Коэна пал на героя казахской национальности. Ничего личного. Это просто кино.
 

Как работник киноиндустрии я аплодирую стоя, при бюджете 18 миллионов долларов заработать только в кинотеатрах 261,5 миллион долларов. Это была бомба в прокате 2007 года.
 

Как это отразилось на имидже страны – вопрос сложный. Образованная часть аудитории сразу после фильма забивали в google название нашей страны и убеждались, что румынская глубинка не есть Казахстан, заодно расширив свой географический кругозор.


А вот у нелюбопытного зрителя сложился вот такой вот образ казахстанца. И этот образ очень приятно каждый раз разрушать.

 

Наталья Фекленко, PR-специалист

 

В самом начале, еще тогда, шесть лет назад, я подумала, раз снимают о нас подобные фильмы, значит заслужили. Еще и все эти министры, депутаты один за другим сменяли друг друга на экранах телевизоров с комментариями к картине. Все это выглядело, будто мы оправдываемся перед Западом.

 

Смысла не было во всех этих словах, эмоциях. Фильм смотрели, фильм покупали, скачивали в Интернете. Все интересовались Боратом, как за границей, так и в Казахстане. Почему - не понимаю.

 

Вреда от картины yе было, как и собственно, пользы. Картина как картина. Если бы подобное кино сняли о другой стране и этнической группе мы бы никак не среагировали, и это логично.

 

А вопросы вроде «Вы вправду на верблюдах катаетесь?» - лично я воспринимаю как юмор, в России медведи и минус 40, а у нас верблюды. Почему бы и нет?

 

Мурат Абенов, депутат мажилиса от партии «Нур Отан»

 

Я вообще думаю, не стоит обращать внимания, и все.

 

Ирина Аронова, депутат мажилиса от партии «Нур Отан»

 

Однозначно здесь не ответишь. Я, допустим, как гражданин своей страны, я бы не хотела таким образом пиарить свою страну. Если пиарить, то только хорошими делами, естественно. Но я против такого пиара. Знаете, вообще само слово пиар, мне кажется, неуместно. 

Свежее из этой рубрики