Диас Иралин, руководитель проекта «Открытые данные»: «С нами сотрудничают на чистом энтузиазме»

Маргарита Бочарова, Vласть

Развитием концепции «открытых данных» в Казахстане занимаются всего порядка 10 человек. Среди них руководитель проекта «Открытые данные» Диас Иралин, который в интервью Vласти признался, что еще ни один государственный орган не изъявил добровольного желания работать совместно.

V.: Какую конкретную пользу проект «Открытые данные» сможет принести рядовым казахстанцам?

Д.И.: Начнем с того, что до начала работы непосредственно над проектом наша команда провела исследования по открытым данным согласно методике, разработанной Всемирным Банком. Был сделан вывод, что применение открытых данных положительно влияет на социально-экономические показатели страны, способствует повышению эффективности, прозрачности и подотчетности деятельности государственных органов, а также в целом улучшает жизнь граждан. Сюда можно отнести и новые возможности для бизнеса, более тесное взаимодействие граждан и государства. Понятно и то, что открытость – это одна из основополагающих ценностей демократии. Открытые данные – это доступные данные для всех, без каких-либо ограничений, эти данные можно использовать в различных целях гражданами, бизнесом и представителями СМИ.

V.: Много ли казахстанцев присылает на портал собственные данные? Какого рода информация поступает к вам?

Д.И.: Портал предназначен для размещения на нем открытых данных государственных органов. А казахстанцы могут писать нам о том, какие данные были бы интересны для них, используя социальные сети (https://twitter.com/OpenDataKZ; https://www.facebook.com/opendata.kazakhstan; http://vk.com/opendatakz) и страничку отзывов на самом прототипе портала открытых данных (data.gov.kz). Получая и обрабатывая данные запросы, мы, в свою очередь, формируем официальные запросы с характеристиками и сроками предоставления конкретных данных, и направляем в государственные органы.

V.: Насколько государственные органы и частные организации готовы к сотрудничеству с вами? Понимают ли необходимость обнародования запрашиваемой информации? Как аргументируют свой отказ в предоставлении информации?

Д.И.: На данный момент, как государственные органы, так и организации сотрудничают с нами в данном вопросе на чистом энтузиазме, в рамках пилотного проекта. На примере акимата города Астаны могу сказать, что государственные органы готовы к сотрудничеству. В данный момент мы подготовили и направили письма в министерства, данные которых могли бы быть интересны людям. Ждем их ответов. Как только получим данные, обработаем, тогда в обязательном порядке разместим на портале и дополнительно сообщим. Конечно, государственные органы понимают необходимость обнародования информации, так как необходимость построения площадки открытых данных отражена в программе “Информационный Казахстан - 2020”.

Отказов в предоставлении информации пока не поступало. К тому же мы не запрашиваем информацию, которая может содержать персональные данные, либо данные, относящиеся к государственной тайне.

V.: Были ли случаи, когда государственные или частные организации сами проявляли инициативу, предлагая вам разместить собственные данные?

Д.И.: Пока таких примеров не наблюдалось в государственных органах. Но мы уверены, что как только будут опубликованы данные хотя бы пяти государственных органов, и когда разработчики создадут свои первые приложения на основе данных, размещенных на портале, другие госорганы также последуют этому примеру, будут готовы к этому. Однако, частные организации - например, некоторые банки второго уровня - добровольно предоставили информацию о местонахождении своих банкоматов, так как считают ее полезной для граждан.

V.: Какие критерии вы предъявляете к информации, которую размещаете на портале? Какие рекомендации по ее содержанию поступают к вам от аудитории?

Д.И.: Данные должны быть достоверными, актуальными и понятными. Также данные должны быть обезличены, то есть мы не имеем права вторгаться в личную жизнь граждан. Необходима статистика, которая могла бы принести пользу в планировании и принятии государственных решений.

V.: Сколько человек работает над созданием портала? Каковы их обязанности?

Д.И.: Над созданием портала работает группа людей: аналитики, разработчики, дизайнеры. Всего около 10 человек. Также можно сказать, что с нами наравне работают и граждане. Они пишут замечания и рекомендации, ну а мы исправляем, дополняем, вносим коррективы.

V.: Сколько времени занял у вас первичный сбор информации для портала? С какими трудностями вы столкнулись?

Д.И.: Для сбора данных для портала от акимата и банков второго уровня (БВУ) потребовалось запустить официальные письма с запросом о предоставлении данных в машиночитаемом виде. Письма для банков, в основном, отправлялись в бумажном виде и доходили до адресата примерно через неделю. Далее письма находились на рассмотрении, и проблемы возникали как раз с попытками связаться с их исполнителями.

В банках исполнители в основном не имели представления о машиночитаемом виде данных, и спешно отправляли те данные, которые имелись у них на официальных сайтах. Тогда мы отправляли каждому пример документа в XML формате, однако до намеченного срока мы не дождались информации и попросили отправить данные в таком формате, в каком они есть. Собирая частично данные, мы сами редактировали их, приводили в единый вид. Все они были переведены в требуемый формат.

Также в течение данного времени мы разрабатывали требования к данным, полное описание атрибутов, составляли технические паспорта.

V.: Как вы можете прокомментировать мнения некоторых пользователей интернета о бесполезности имеющейся на портале информации?

Д.И.: Многих пользователей «напугал» машиночитаемый вид данных. Однако в личные сообщения приходило достаточно писем от разработчиков, которые выражали благодарность и писали свои предложения о том, какие данные могли бы им пригодиться.

V.: Почему вы выбрали такой специфичный формат для документов, размещенных на сайте (XML)? Насколько он удобен для большинства пользователей?

Д.И.: Портал «открытых данных» во всех странах предполагает опубликование данных в машиночитаемом виде, XML является наиболее приемлемым в данном случае. Прелесть формата XML в том, что любой может понять, о чем в нем говорится, просто внимательней взглянув на него.

XML разрабатывался как язык с простым формальным синтаксисом, удобный для создания и обработки документов программами и одновременно удобный для чтения и создания документов человеком, с подчёркиванием нацеленности на использование в Интернете.

Однако, это не единственный формат, в котором будут публиковаться данные. Мы планируем публиковать информацию в других форматах, а также ждем предложения граждан и разработчиков о том, в каком виде они хотели бы видеть предлагаемые данные.

V.: Недавно вы писали в одной из социальных сетей, что с принятием закона «Об информатизации» понятие «открытые данные» будет закреплено законодательно. Каким образом это отразится на будущем развитии этой концепции в Казахстане?

Д.И.: Опыт США, Великобритании и России показал, что для успешной работы портала его работа должна быть подкреплена сильной законодательной базой. Например, в России есть закон об открытых данных; в США Барак Обама, как только стал президентом, сразу издал три меморандума по открытости и открытым данным. Проанализировав международный опыт в сфере законодательства, мы внесли дополнения и изменения в проект закона «Об информатизации», в том числе было предложено понятие «открытые данные», определены ответственные за их опубликование органы. Также были разработаны правила по работе портала открытых данных.

Свежее из этой рубрики
Loading...