Идентичность в Казахстане: «Брат, откуда ты?»

Маргарита Бочарова, Vласть

Экспертный круглый стол по вопросам интеграции национальных меньшинств мог похвастаться всем — представительным кругом экспертов, высоким уровнем организации, лаконичностью выступлений. Между тем, в разговорах о национальном разнообразии не доставало одного — разнообразия мнений.

Международные и местные эксперты собрались в четверг в Алматы за круглым столом для того, чтобы обсудить опыт по интеграции разнообразных обществ в странах региона ОБСЕ и, в частности, в Казахстане. Представители международной организации старательно посвящали присутствующих в детали Люблянских рекомендаций по интеграции обществ, однако у казахстанских экспертов большого энтузиазма по этому поводу на лицах не наблюдалось. К слову, нашелся лишь один спикер, все-таки решивший высказаться по существу вопроса.

Рустем Кадыржанов, главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения министерства образования и науки, довольно сумбурно высказал свое мнение о том, что в рекомендациях ОБСЕ «заложено противоречие». Они, очевидно, исходят из того, что национальная интеграция полностью соответствует целям построения демократического государства, однако на практике, отмечает эксперт, интеграция нередко приобретает насильственный характер, не имеющий ничего общего с демократией — так, например, было в Польше и Чехии. Таким образом, представленные на 82 страницах Люблянские рекомендации едва ли в полной мере отражают исторический контекст постсоветских стран, такой вывод можно было сделать из слов Кадыржанова. После этого выступления тема выработанных ОБСЕ рекомендаций, вероятно, показалась всем присутствующим исчерпанной.

Нужно сказать, что в целом за круглым столом, несмотря на пасмурную алматинскую погоду, царила позитивная и полная надежд атмосфера. Этому во многом способствовало присутствие на мероприятии Леонида Прокопенко, заведующего секретариатом Ассамблеи народа Казахстана. Он с нескрываемым удовольствием рассказывал гостям мероприятия о том, что «стратегии, которые избирают этнические группы Казахстана» в большинстве случаев не нацелены на языковую или культурную самоизоляцию. Он уверен, все проживающие в республике этносы «в своих стратегиях в принципе избрали интеграцию».

Когда речь зашла о языковом многообразии в стране, Прокопенко был не менее оптимистичен. После того, как он с гордостью констатировал «сохранение всех языков, которые существуют в Казахстане», он заявил о том, что «мы в последние годы развернули общественное сознание нашей страны». Согласно приведенным им результатам некого социологического опроса, «среди этнических групп на сегодня у 87% есть осознание» того, что «казахский государственный язык нужно учить всем». Казалось, ничего более вдохновляющего придумать невозможно, однако последующий вывод представителя ассамблеи, наверняка, пробудил в присутствующих еще большую гордость за свою страну. «У нас межэтнические отношения принципиально деполитизированы. Точно так же как и языковая политика — она не становится предметом политических игр», — завершил свое выступление Прокопенко.

Меньше всего подобных оценочных суждений прозвучало в двух экспертных выступлениях, ради которых собственно и следовало затевать круглый стол. Одно было посвящено «казахстанскому взгляду» на вопросы интеграции и идентичности, другое — языковой ситуации в стране. Результатами исследования первого вопроса с гостями мероприятия поделилась Гульмира Илеуова, президент центра социальных и политических исследований «Стратегия». Для демонстрации того, какие изменения претерпевала идентичность граждан Казахстана за последние 10 лет, в своей презентации она представила данные опросов в 2004, 2009 и 2014 годах.

Оказалось, что в 2014 году 74,5% казахстанцев уверены, что в той местности, где они проживают, преобладают «спокойные, дружелюбные» отношения между людьми разных национальностей. Отвечая на вопрос о том, «как чувствуют себя сегодня люди вашей национальности в Казахстане», 70,8% респондентов сказали: «Как полноценные граждане Казахстана». Однако сдвиг в понимании собственной идентичности у населения республики все же произошел. Если в 2004 и 2009 годах на первом месте у граждан Казахстана неизменно оказывалась гражданская идентичность, то в 2014 году большинство участников опроса — 75,7% — в первую очередь идентифицировали себя с жителями своего города или села.

«Кроме указанной частоты выбора принадлежности к жителям своего города или села следует обратить внимание, что достаточно часто люди выбирали такой вариант ответа как „представитель своей области“. Это обстоятельство сигнализирует о том, что данный вид идентичности стал самым востребованным в теле нашего общества — локальная идентичность. То есть по каким-то причинам стал важен вопрос „откуда ты?“, а не „кто ты?“. Можно предположить, что одной из причин повышения социальной значимости этого вида идентичности стали активные процессы внутренней миграции населения страны», — поясняет Илеуова выводы последнего социологического опроса населения.

Полный расклад по языковой ситуации в Казахстане участникам круглого стола дала доктор филологических наук Элеонора Сулейменова. Она сообщила, что по итогам национальной переписи 2009 года, в стране разговаривают на 117 языках. Говоря о «языках большинства» — русском и казахском — эксперт подчеркнула, что сегодня русский язык продолжает выполнять «функцию управления», а также ряд других функций «в самых разных коммуникативных сферах». 96 языков в Казахстане входят в группу языков «высокого риска», подчеркивает Сулейменова. «Критическая численность носителей этих языков, а также дисперсное расселение в Казахстане, невозможность полноценного общения, сохранения языка и отсутствие образовательных учреждений» привели к тому, что произошел языковой сдвиг в сторону русского и казахского языков, была вынуждена констатировать филолог.

Подавляющее большинство участников экспертного заседания к двум содержательным выступлениям, к сожалению, так и осталось безучастным. То ли метеорологические условия не способствовали конструктивной беседе, то ли представители отечественного экспертного сообщества уже подустали от обсуждения таких неоднозначных тем. В любом случае, те, кто изъявил желание, высказался, а на небе к тому времени уже было ни облачка.

Свежее из этой рубрики
Loading...